16:00 , 30 января 2017

Двойные стандарты борьбы с экстремизмом в России

Меня как магистра права и аспиранта очень интересует проблема влияния политических взглядов судей на объективность отправления правосудия. По-моему, Россия богата фактическим материалом для исследований этого явления. Особенно яркие примеры политизированного правосудия связаны с такими чувствительными темами, как Крым и Украина.

26 января 2017 года в Бахчисарае был арестован адвокат Эмиль Курбединов. Поводом для ареста стало то, что в 2013 году Курбединов разместил в социальной сети «Вконтакте» перепост про митинг запрещенной в России террористической организации «Хизб ут-Тахрир», который проходил в украинском Симферополе. Причем в Украине и подавляющем большинстве стран мира упомянутая организация не запрещена и террористической не считается. Железнодорожный районный суд Симферополя признал Курбединова виновным в нарушении статьи 20.3 КоАП России (пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики) и арестовал его на 10 суток. В офисе и дома у адвоката провели обыски. 

Украинские правозащитники написали открытое письмо с требованием прекратить преследования адвокатов в Крыму. Международная организация Freedom House тоже просит освободить Курбединова. В России власти никак не отреагировали на критику, даже адвокатское сообщество молчит. Я тщетно искал на сайтах адвокатских палат реакции на репрессии в отношении адвоката. На сайте адвокатской палаты Крыма нашел только удивительное письмо Федеральной палаты адвокатов РФ «О внепроцессуальных обращениях адвокатов»: в нем адвокатам не рекомендуют жаловаться депутатам Госдумы и Совфеда на произвол правоохранительных органов.

Допустим, адвокат Курбединов получил заслуженное наказание за экстремистский репост, хоть и трехлетней давности, хоть и на территории другого государства. Значит, в России нет места ни капле экстремизма? Я бы не стал делать такой вывод. И вот почему.

Экс-депутат Владимир Олейник, фигурант уголовного производства в Украине о преступлении против государства (его обвиняют в том, что он спровоцировал массовые беспорядки на Майдане продавливанием так называемых законов про диктатуру Януковича), добился от Дорогомиловского районного суда Москвы решения об установлении факта государственного переворота в Украине в феврале 2014 года и нелегитимности сформированных после этого органов власти (эта размытая формулировка, видимо, включает и непризнание результатов внеочередных президентских выборов). По словам Олейника, это решение не оспаривалось и 28 января вступило в законную силу. 

Я прочитал судебное решение, на которое ссылается Олейник. Скажу как юрист: правосудность этого решения очень сомнительна. На 16-ти страницах не указано и не проанализировано ни одного доказательства переворота, хотя говорится о существовании и убедительности таких доказательств в пышных фразах, пафос которых далек от юридического языка. Не совсем адекватна юридическая конструкция решения, в которой «факт» переворота объявляется общеизвестным и приводится масса подробностей без указания на достоверные источники. Но главный ляп, по-моему, в том, что установление факта уголовного преступления по правилам гражданского процесса противоречит основам гражданско-процессуального права. Ведь государственный переворот является серьезнейшим уголовным преступлением против государства и требует тщательного расследования для того, чтобы доказать факт преступления и привлечь к ответственности преступников. После такого ляпа, как гражданское судопроизводство по уголовному делу, судебное решение трудно воспринимать как акт правосудия: скорее оно представляется политической пропагандой в форме, вызывающей сомнения, является ли правовым государство, от имени которого принималось такое судебное решение.

Раз уж зашла речь о пропаганде, нельзя обойти вниманем и то, что российские СМИ распространили довольно странный комментарий экс-министра юстиции Украины Елены Лукаш. Она утверждает, что после вступления в силу решения Дорогомиловского районного суда Москвы оно автоматически должно быть признано 12-ю странами СНГ, включая Украину, которые присоединились к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года. При этом в статье 55 Конвенции говорится о признании решений, не относящихся к сфере исключительной компетенции стороны Конвенции. Вопрос легитимности смены власти в Украине относится к исключительной компетенции нашего суверенного государства и согласно действующему законодательству Украины смена власти в 2014 году произошла законным путем. Следовательно, пропагандисты «автоматического признания» решения Дорогомиловского районного суда Москвы просто обманывают общественность.

Получается, что в России преследуются судом как «экстремизм» политически неудобные перепосты в соцсетях о событиях за пределами России, сделанные, опять же, не в России, и даже адвокат не защищен от такого политического преследования. Но зато считается допустимым, законным и ничуть не «экстремистским» публично оскорблять украинцев утверждениями и даже странными судебными решениями о, якобы, «нелегитимности» всенародно избранного в 2014 году Президента Украины, политико-правовой статус которого признается даже на официальном сайте Президента России.

Это ли не двойные стандарты?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире