Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания запретил канал «Дождь» за, якобы, посягательства на территориальную целостность Украины. За российское, а не украинское «Крым наш». Причем только за формальное соблюдение законодательства: даже либералы вынуждены отдавать кесарю кесарево. Но никто не смеет упрекнуть «Дождь» в комплиментарности к политике Путина.

Цензоры эфира, кажется, считают украинцев дураками, которые слепо верят любой телевизионной картинке. Причем для чиновников это не проблема, а благодарная почва для «родной» пропаганды, или, как сейчас принято говорить, «стратегической коммуникации». Если бы они заботились о развитии критического мышления у людей, вместо запретов на российские каналы обязали бы провайдеров ставить под картинкой титр «Телевидение обманывает», как предупреждают на пачках сигарет «Курение убивает».

Я бы титр «Телевидение обманывает» ставил не только на российские, но и на украинские, и на любые другие каналы. В этом смысле, по-моему, UATV или CNN мало отличается от RT. Я давно не смотрю телевизор, да и заменившим телевизор новостным сайтам не доверяю. Но для моих родственников потеря «Дождя» стала неприятным сюрпризом, он был одним из немногих альтернативных источников мнений.

Самое безобразное, что антилиберализм стал модным среди так называемой культурной элиты. Раскрученные персоны шоу-бизнеса и литературы с пеной на губах требуют языковых квот для эфира. Одуревшая детская писательница Лариса Ницой хвастается в фейсбуке, как кинула мелочью в лицо продавщице, которая под ее нажимом не перешла на украинский язык.

И не надо обманываться, будто эта дурь чисто украинское явление. Посмотрите, как Никита Михалков на канале «Россия» нападает на Ельцин-центр за мультфильм об истории свободы россиян. Его патриотические чувства оскорблены, он твердит, что в мультфильме нет уважения и любви к предкам, якобы, Ельцин с его демократизмом противопоставлен всей истории руського народа. Хотя на самом деле в мультфильме показано, что наши предки в славянских городах заставляли власть себя уважать, умели собрать вече и прогнать зарвавшегося князя. Ельцин показан как продолжатель тысячелетней русской демократической традиции. Но, кажется, Михалкову так ненавистна свобода, что при малейшем добром слове о ней рассудок просто отключается, он отказывается замечать очевидное.

Все эти пропагандисты «национально-специфической» культуры удивительным образом забыли, откуда есть пошла их нация. Стоял бы в каждом доме телевизор с вещающим из него Михалковым или компьютер, подключенный к похвальбе Ницой, если бы Романовы и Габсбурги не отменили крепостное право? Сохранились бы русский и украинский языки в эпоху Просвещения, если бы Ломоносов и Шевченко остались крестьянами, а элита продолжала бы общаться на француском и английском? Нации рождаются, когда совесть народа громко требует от суверена уступить дорогу демократии. Нации рождаются, когда люди перестают быть рабами и самостоятельно мыслят, когда цензура отменяется за ненадобностью, потому что перестает быть запретным достоянием «избранных» умение самостоятельно различать правду и ложь без диктата держиморд. Нации рождаются, когда родина становится местом для дискуссий, многоголосия идей и языков.

Враги свободы думают, что они защищают свои привилегии, свою хлебную монополию в идеологической сфере. Они не слышали про выдающегося китайского законника и каллиграфа Ли Сы, который не поделил родную культуру с чересчур вольнодумными, по его мнению, конфуцианцами. В борьбе против конкурентов Ли Сы тоже сделал ставку на админресурс: донес императору Цинь Шихуанди, что конфуцианцы смеются над его поисками бессмертия. Император приказал сжечь книги конфуцианцев и даже, по преданию, закопать живьем сотни авторов. Чем же закончилось избиение философии для императора и его фанатичного слуги? Династия Цинь, планировавшая править Китаем на протяжении 10 тысяч поколений, была свергнута – не прошло и 10-ти лет после сожжения книг. Ли Сы был объявлен государственным преступником, был истреблен и весь его род до третьего колена. Конфуцианство уже две с половиной тысячи лет остается нетленным, как, кстати, и учение Иисуса Христа о царстве небесном внутри нас, которому распятие только добавило популярности.

Правители, воюющие с вольнодумцами, слабы и смешны. Их власть рушится, а их холуи, душившие свободу, в исторической перспективе не заслуживают ничего, кроме позора и презрения.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире