shelya

Юрий Шеляженко, журналист из Киева

11 января 2019

F

Накануне президентских выборов в Украине лидером симпатий избирателей, по всем опросам, остается опытная и непредсказуемая Юлия Тимошенко. Правда, ее уровень поддержки колеблется в районе одного из пяти, но у ее главных соперников поддержка вообще на уровне одного из десяти.

Из-за низкой поддержки основных кандидатов выборы, скорее всего, пройдут в два тура. Чтобы уверенно победить в первом туре с половиной голосов избирателей, кандидат должен достигнуть прорывного успеха или реализовать масштабные политтехнологии. Но для крупной игры у лидеров гонки пока нет ресурсов. Даже беспрецедентная для новейшей истории Украины полнота власти в руках действующего президента не позволила ему мобилизовать электорат путем принятия авторитарного законодательства о государственном языке, введения военного положения, форсирования предоставления автокефалии украинской церкви.

Интересно, что на второе место в предвыборной гонке вышел популярный комик Владимир Зеленский, опередив как действующего президента Петра Порошенко, так и его последовательных критиков, прозападных (Вакарчук, Гриценко, Ляшко) и пророссийских (Бойко, Мураев, Вилкул).

Много спорят, реальный ли Зеленский кандидат или технический, или это просто шутка его спонсора – олигарха Коломойского, и может ли такая «шутка мецената» привести к последствиям вроде описанных в одноименном романе Аверченко. Популярность Зеленского объясняется тем, что он со своей командой «веселых и находчивых» годами ярко и умно высмеивал всех украинских политиков, а в 2015-2018 гг. снял два великолепных сериала и фильм под общим названием «Слуга народа». Последнее время продукция Зеленского представляет собой остроумное и трогательное переплетение стереотипных взглядов на то, как устроена политика и как она должна быть устроена, если в стране вдруг появится один честный президент, остальные политики так и останутся ворами и марионетками, враги народа не поменяются (олигархи, Россия).

Если Зеленский технический кандидат, его цели, видимо, напугать Запад, домогаясь увеличения поддержки (в финале своего фильма Зеленский посылает МВФ неприличными словами за нечестные кулуарные интриги), а также вовремя выйти из гонки, сделав красивый артистический жест в сторону нужного кандидата. Даже если президентские амбиции Зеленского искренние, из-за недостатка политического опыта политтехнологи могут использовать его втемную. С другой стороны, Зеленский умеет обращаться с деньгами и с публикой. Он предприимчив, он импровизирует, а Дарвин же писал: выживают не сильнейшие и не умнейшие, выживают способные адаптироваться. В ближайшее время мы увидим, удается ли Зеленскому покрыть Украину сетью избирательных штабов и заручиться поддержкой местных элит, без чего, естественно, выборы он не выиграет. Рональд Рейган и Бепе Грилло смогли прийти из комедии в политику, Шендеровичу это не удалось, удастся ли Зеленскому – поглядим. Если Зеленский действительно готов «хоть с чертом лысым» договариваться о прекращении войны в Донбассе, даже если это черный юмор в уши НАТО – дескать, примите нас скорее, а то такое чудо станет президентом – мирные намерения все равно озвучиваются в публичном пространстве; это мне как пацифисту очень по душе.

Риторика Тимошенко четко прозападная (курс на интеграцию в ЕС и НАТО) и отличается от риторики Порошенко только яростной критикой социально-экономической катастрофы в стране на фоне развязывания войны и влезания в долги. Дальше смелой риторики, впрочем, дело не пошло. Например, фракция Тимошенко в парламенте, хотя и без энтузиазма, вошла в антироссийскую коалицию «реформаторов», не предлагала создать орган парламентского контроля наподобие греческой «комиссии для выяснения правды о государственном долге», которая выявила серьезные нарушения прав человека в каждом меморандуме с «тройкой» в 2010-2015 годах и поставила вопрос об уголовной ответственности за преступления против человечности финансистов, «реформы» которых привели к сокращению населения на 200 тысяч за 5 лет. И уж тем более фракция Тимошенко не выступала, наподобие венгерских патриотов, за сворачивание напряженности между НАТО и Россией.

Хотя в команде Тимошенко задают тон такие «ястребы», как Игорь Луценко, в 2012 году призывавший к гражданской войне для защиты исключительного статуса украинского языка в качестве государственного, известно также и ее мастерство в деле «приручения ястребов». Десять лет назад она не позволила радикалам в своем окружении навязать курс на экономическую конфронтацию с Россией и настояла на заключении долгосрочных взаимно выгодных договоренностей о сотрудничестве в поставках и транзите газа.

На Западе пока не определились, как относиться к лидерству Тимошенко в президентской гонке. Индикатором растерянности является недавняя экспертная дискуссия, развернувшаяся между политологами Тарасом Кузьо и Андреасом Умландом.

Кузьо оценивает Тимошенко как опасного демагога с коррупционными и авторитарными замашками, склонного к антивоенному и антиреформаторскому популизму. Критикуя ее усилия по налаживанию связей в Вашингтоне, Кузьо отметил, что Тимошенко ориентируется на демократов и предлагает вовлечь в украинский мирный процесс Китай (в числе других ядерных держав, включая Россию), то есть явно раздражает находящихся при власти республиканцев. Особое возмущение Кузьо вызывает тот факт, что Тимошенко вообще апеллирует к «мифическим», по его мнению, гарантиям безопасности, данным Украине в 1994 году великими ядерными державами при отказе Украины от атомного оружия. Кузьо даже позволил себе развивать весьма сомнительный аргумент, будто соответствующие международно-правовые документы неправильно переведены на украинский язык, поскольку вместо «обещаний» в переводах официальных текстов фигурируют «гарантии», хотя и правовой релятивизм ведущих евроатлантистов не заходит так далеко. Например, в лекции в Лондонской школе экономики в 2014 году Джордж Сорос тоже называл «гарантиями безопасности» соответствующие положения Будапештского меморандума. Но Кузьо может быть прав в том, что между Тимошенко и Трампом пробежала черная кошка. Иначе зачем Белому Дому ставить себя в неловкое положение, поддерживая резкие движения Порошенко на церковном фронте?

Умланд, напротив, склонен не паниковать в связи с лидерством Тимошенко в президентских рейтингах. Он уверен, что мрачные прогнозы Кузьо только портят репутацию Украины на Западе и лишают страну поддержки, необходимой для противостояния Путину, а между тем в нынешних настроениях украинцев можно увидеть и позитивную сторону. Умланд подчеркивает, что партия Тимошенко, несмотря на популизм лидера, все-таки вошла в коалицию реформаторов. Среди достижений Тимошенко политолог отмечает, что она создала образ женщины как национального лидера, то есть сдвинула с мертвой точки решение проблемы гендерного баланса в политике. Также ей удалось построить большую, стабильную, организационно укоренившуюся в каждом регионе Украины политическую партию с либерально-демократической идеологией, причем, несмотря на типичный постсоветский недостаток привязанности к лидеру, Умланд уверен, что партия «Батькивщина» имеет шансы пережить своего лидера.

Умланд обращает внимание на усилия Тимошенко по разработке и популяризации «нового курса»: экономических реформ, ориентированных на искоренение бедности, конституционной реформы в духе демократической солидарности с опорой на местные общины, креативной политики безопасности. Умланд осторожно не комментирует негодование Кузьо по поводу вероятной многовекторности международной политики Тимошенко. В то же время, он делает акцент на том, что Тимошенко старается заручиться поддержкой общественности и инициирует политические дискуссии, на которых может взять слово даже не приглашенный специально спикер, что Умланд проверил на собственном опыте (и я, кстати, тоже проверил). В связи с этим Умланд пропагандирует «модель сэндвича», согласно которой независимо от того, кто бы ни был у власти, политики должны иметь очень узкое окно возможностей для принятия решений, зажатые между необходимостью получать финансовую поддержку Запада и не настраивать против себя воинственную прозападную клиентеллу активистов гражданского общества. Интересно, что если с точки зрения Умланда демократизм Тимошенко является фактором управляемости, то с точки зрения некоторых независимых журналистов из-за демократизма Тимошенко подпускает чересчур близко к себе «агентов Кремля».

Впрочем, в Украине сейчас кого угодно могут назвать агентом Кремля. В политических склоках и даже конфликтах хозяйствующих субъектов принято выставлять оппонентов засланными казачками, а технологии размывания симпатизирующей России части электората создают искусственный политический бардак. Например, в президентские рейтинги записывают Рабиновича, который снял свою кандидатуру в пользу единого кандидата Юрия Бойко. «Оппозиционный блок» раскололся и его часть выдвинула в противовес популярному Бойко малоизвестного экс-губернатора Вилкула, который в России под санкциями. Те же санкции вкупе с критикой со стороны Медведчука намекают и на нежелательность для России еще одного популярного молодого кандидата Мураева, который, по некоторым данным, получал поддержку Дерипаски. Видимо, не прошел испытательный срок, если попал под санкции? Не дожал свой законопроект о свободе выбора языка общения, кстати, изрядно напугавший комитет Верховной Рады по культуре и духовности, где жестко выступают за безальтернативную тотальность украинского языка в образовании, средствах массовой информации, бизнесе и, само собой, государственном управлении?

Конечно, нынешний расклад сил может сильно поменяться ближе к дню выборов. Остается надеяться, что будущим президентом Украины будет не агент Кремля или Вашингтона, а самостоятельный и свободолюбивый политик, которому хватит решительности не на словах, а на деле добиваться мира и благополучия для украинского народа. Мы слишком многое пережили, чтобы снова ошибиться. Главное – не выбрать опять кровожадного подлеца, затыкающего рот людям.

Спровоцировав военное столкновение, диктаторы Путин и Порошенко заключили брачный союз взаимной войны.

Порошенко собирает марионеток сказать «да» войне сегодня, Путин может ответить взаимностью в ближайшее время.

Надо понимать, что это не война диктатора с диктатором. Это война диктаторов с человеческой свободой воли, попытка навязать людям ощущение безысходности, отчаяние, рабскую покорность. Человечество и каждый пацифист каждый день наслаждается ростом личной свободы, диктатура теряет смысл, и любители воевать не желают смириться с этим. Но мы с ними смиримся, спокойно игнорируя их глупую воинственность.

Надо понимать, что объявленное военное положение означает войну не только с внешними, но и с внутренними врагами. Женившись на законном враге Путине, Порошенко наверняка собирается предаваться утехам войны на стороне с такими же, как он, гибридными манипуляторами, желающими повоевать внутри Украины. Формальным поводом для этого будет восстание против тирании со стороны феодалов и подавление бунта со стороны диктатора-абсолютиста. Например, манипуляторы «непризнанными республиками» при поддержке России могут начать бунтовать против Порошенко. Манипуляторы евробляхерами и прочими олигархическими нишами экономики наверняка мобилизуют контролируемые толпы, призовут не дать себя ограбить под предлогом бракованной (гибридной) войны.

Важно помнить, что независимо от воли политиков пацифисты остаются пацифистами. Мы против любой войны, внешней или внутренней.

Мы владеем собой и говорим «нет войне», какой бы убедительной ни была пропаганда войны. Пацифисты всегда принципиально против войны.

Я подписал декларацию независимости от войны в 2014 году и не собираюсь поступаться своим личным суверенитетом пацифиста ради прихоти сладкой парочки диктаторов залить Землю кровью и править вечно.

Естественно, мы имеем полное право оставаться пацифистами. Хотя закон о военном положении предполагает ограничение гражданских прав, человеческая жизнь, человеческое достоинство и свобода воли остаются неприкосновенными. Например, ограничение свободы собраний не мешает нам в одиночестве осознавать силу личного единства со всей многомиллиардной семьей мирного человечества. Один в поле радуется воле! Одна душа до миру рушає!

Важно изучить закон о военном положении, статьи Конституции, которые продолжают действовать в условиях военного положения, и правомерно настаивать на легитимности своей воли оставаться пацифистами в любых условиях. Мы служим только миру. Мы не принимаем участие в войне.

Важно соблюдать строгий личный нейтралитет. Не считать никого врагом, постоянно объяснять себе и другим, что человек не должен творить себе врагов. Любая воинственность должна искореняться, как пакостный сорняк, из мирного сознания.

Важно понимать и объяснять другим при каждом случае, что любая война является результатом взаимного желания воевать. Что обида глупый повод начать войну, а желание победы глупый повод продолжать войну. Воюют только те, кому не хватило ума сделать шаг в сторону от конфликта, сделать шаг навстречу другому, проявить терпимость, мудрость, щедрость, гостеприимство, милосердие, великодушие. Даже вынужденно противодействуя силой насилию, что очень редко является лучшим решением, мирный разум жестко останавливает себя, чтобы не поддаться жестокости и не убить надежду на скорейший мир.

Начало войны уже поражение здравого смысла в каждой голове, согласившейся с этим. Мы не согласны с войной. И мы не собираемся этого скрывать.

Мы будем делать все, что в наших силах, чтобы остановить войну, восстановить мир и счастье для каждого человека.

Верьте в себя!

Под Верховной Радой Украины, где полиция Порошенко разгромила палаточный лагерь Саакашвили, улица Грушевского смыкается с площадью Конституции. И сейчас мы спорим, что произошло. Произвол тирании? Восстановление верховенства закона?

Цель зачистки, в принципе, легитимна: предотвращение массовых беспорядков и захвата общественных зданий. Но методы силовиков «прикрутили» ниже плинтуса.

Никаких попыток договориться, заранее смягчить конфликт. Подлое нападение без предупреждения под шумок газового кризиса. Куча пострадавших среди журналистов, полицейских и протестующих.

Делаем выводы. Для желающих повоевать олигархов ни копейки не стоят жизнь и здоровье, а тем более комфорт, подконтрольных им несчастных «человеческих капиталов», цинично поставленных на кон в жестокой политической игре.

23 июля 2017

Уши Путина

Видеоролик под глупым заголовком «Алексеева целует руку Путину» докатился и до украинской блогосферы. Порохоботы довольны, трубят: посмотрите, мол, на русских правозащитников. С обычным подтекстом, что все правозащитники и пацифисты предатели Украины, а девушку, которая обнажилась перед Порошенко и Лукашенко, крича «Жыве Беларусь!», за хулиганство вообще чуть ли не расстрелять надо.

Шум вокруг ролика противен. Мне неважно, монтаж ли это. Важно, что это не может быть новостью. Настоящая новость в том, что Путин на встрече с Алексеевой пообещал помиловать Игоря Изместьева, экс-сенатора от Башкортостана, осужденного за терроризм в обход суда присяжных. Алексеева заявляет, что экс-сенатор невиновен и анонимно помогал пострадавшим в массовом избиении милицией населения Благовещенска, оплачивал услуги адвокатов.

Вспоминается история из жизни древнегреческого философа Аристиппа, ученика Сократа. Злые языки болтали, что Аристипп бросился к ногам сицилийского тирана, умоляя о пощаде для друга. В ответ на сплетни философ пожал плечами и объяснил, что у тирана уши на ногах растут.

На днях стало известно об исключении из Российского индекса научного цитирования (РИНЦ) 344 научных журналов, которым приклеили ярлык «мусорных». В то же время, петиция под заголовком «Сотни тысяч научных статей должны быть возвращены в РИНЦ» набрала на момент написания этого блога 3446 подписей.

Сообщили мне про исключение и про петицию из Ассоциации научных сотрудников «Сибирская академическая книга». Я проверил и обнаружил, что две моих публикации все еще есть на сайте eLIBRARY.RU, но уже помечены не входящими в РИНЦ. То есть, их выбросили в мусорную корзину. Кстати, я ждал появления еще одной публикации в журнале European Journal of Law and Political Sciences, в редколлегию которого входит профессор нашего университета, известный украинский политолог и исследователь информационного общества Алексей Картунов, который у нас на аспирантуре преподает методы организации научной деятельности. Неприятным сюрпризом оказалось включение этого журнала в список «мусорных».

Все это было сделано самым возмутительным образом, без предупреждений и уведомлений. Например, когда я отправлял на публикацию тезисы «Эволюция субъекта права на примере Общественной организации «Автономная Адвокатура», мне прислали рецензию кандидата юридических наук, старшего научного сотрудника Новгородского филиала ЧОУ ВО «Современная гуманитарная академия» Л. А. Андреевой, в которой содержался анализ и оценка статьи. Было также несколько обоснованных технических замечаний, которые я учел и доработал тезисы, причем доработанные тезисы рецензировались отдельно. Насколько я понимаю, оплата перед публикацией как раз и нужна для того, чтобы труд рецензентов вознаграждался.

Я не понимаю, почему моя публикация перед включением в РИНЦ проходила рецензирование, но была исключена из РИНЦ без рецензирования, в диком порядке коллективной ответственности, примененной ретроактивно и невыборочно.

Я бы понял исключение отдельных публикаций при выявлении конкретных, проверенных, задокументированных (включая отбор пояснений у авторов и рецензентов) фактов научной недобросовестности. Я бы понял исключение журналов, в которых появляются такие статьи, после предварительного предупреждения редакции и в случае упорного нежелания гнать псевдоученых поганой метлой. Но когда исключаются качественные статьи добросовестных авторов за компанию с жуликами и плагиаторами, я этого не понимаю.

Предлагаю восстановить в РИНЦ все публикации, удаленные в первобытном порядке коллективной ответственности, без индивидуального экспертного заключения о нарушении научных стандартов. Даже Scopus, пересматривая участие журналов, не исключает без веских причин уже внесенные в базу статьи.

Я подписал петицию «Сотни тысяч научных статей должны быть возвращены в РИНЦ», потому что элитизм в науке недопустим: наукометрия должна служить научному общению, а не формировать закулисно узкий круг приближенных и избранных. Внесение научных статей в наукометрические базы и применение санкций за злоупотребления должно быть открытым, состязательным процессом с правом апелляции, и до исключения из базы как авторы, так и издания должны получать предупреждение и возможность исправить ошибки.

Таким, как я, говорят: «сам виноват, публиковался за деньги в новых изданиях-хищниках, занимающихся бизнесом, не то что журналы и сборники материалов конференций старых известных институтов и университетов». Мне есть, что ответить. Там я тоже не раз публиковался. И вот почему сделал выбор не игнорировать новые издания.

Я магистр права, в прошлом году поступил на аспирантуру. Работаю над диссертацией по теории и истории государства и права на тему «Правовые основы личной автономии частных лиц и организаций: теоретический аспект».

Для апробации научных результатов выступаю на конференциях, публикую результаты своих исследований в виде статей и тезисов. Все опубликованное выкладываю на своей странице в ORCID и в научной соцсети Academia.edu, желающие могут ознакомиться и убедиться, что мои работы качественные, оригинальные, грамотно обоснованные, актуальные. Я не занимаюсь плагиатом и даже самоплагиатом, если не считать дополненных переводов с украинского на русский и английский, которые я считаю нужным публиковать, чтобы поддерживать научное общение с коллегами за границей.

Делая первые шаги в науке, я сделал такое наблюдение: старые академические институции очень неповоротливы. Приняв тезисы на конференцию, они могут не раздать участникам сборник тезисов и долго, если не бесконечно, тянуть с публикацией сборника тезисов. Принятую к публикации статью могут долгие месяцы мариновать в редакции, а опубликовав, даже не прислать экземпляр журнала.

Однажды, изучая опубликованный учениками список личного архива одного из основателей украинской школы прав человека, академика Владимира Копейчикова, я обнаружил, что он подготовил к публикации гораздо больше материалов, чем было опубликовано. Одни названия материалов говорят о новизне и актуальности (на то время) исследований, которые он на пике продуктивности ученого докладывал на конференциях, отправлял в журналы, но часть этих материалов так и не увидели свет. Для меня стало открытием, что из-за неповоротливости старых академических институций страдают не только молодые ученые, но даже известные академики с безупречной репутацией. 

Я не хочу, чтобы моя научная работа долгое время оставалась в тени из-за чьей-то небрежности, чрезвычайной занятости или недостатка финансирования.

Я хочу, чтобы результаты моих научных исследований тщательно рецензировались и публиковались в разумные сроки, за месяц-два, максимум квартал. Чтобы статьи и тезисы быстро размещались в интернете, рассылались по библиотекам, исправно снабжались необходимыми реквизитами (ISSN/ISBN, DOI и т.п.), индексировались в наукометрических базах. Чтобы я мог сравнительно быстро показать коллегам готовую публикацию, собрать их мнения и пожелания, а то и заслужить цитирования, критику или согласие с моими результатами в их публикациях, и двигаться дальше. 

Не надо питать иллюзий, что качественное научное общение может появиться на месте псевдонаучной бюрократии, пока наука остается местом присвоения элитных статусов по формальным признакам. Лженаука должна быть неприемлема не столько потому, что на нее охотятся чиновники и общественность, сколько потому, что она не дает конкретных практических результатов, а значит, не приносит прибыли.

Чтобы успешно менять мир к лучшему, наука должна быть бизнесом. Построенным по последнему слову науки менеджмента.

Именно поэтому я предпочту платную публикацию в академическом издательстве, которое организует рецензирование и выпустит журнал за пару месяцев, бесплатной публикации в крутом университетском журнале, который будет полгода-год только рецензировать. Хотя, скорее всего, я отправлю два разных материала и туда, и туда: в академическое издательство горячие практические результаты, в крутой университетский журнал теоретизирования и прочую нетленку.

Называйте доступные и оперативные академические издательства «мусорными», «хищниками», «жуликами», как угодно, но факт останется фактом: они организуют научное общение лучше многих университетов. Другим академическим учреждениям надо бы не завидовать успеху этого бизнеса и не устраивать охоту на ведьм, а перенимать опыт и сотрудничать с академическими издательствами, зарабатывая деньги на качественном рецензировании и оставляя мелкие организационные хлопоты коммерческим учреждениям, которые уже показали умение эффективно справляться с черновой работой.

Меня как магистра права и аспиранта очень интересует проблема влияния политических взглядов судей на объективность отправления правосудия. По-моему, Россия богата фактическим материалом для исследований этого явления. Особенно яркие примеры политизированного правосудия связаны с такими чувствительными темами, как Крым и Украина.

26 января 2017 года в Бахчисарае был арестован адвокат Эмиль Курбединов. Поводом для ареста стало то, что в 2013 году Курбединов разместил в социальной сети «Вконтакте» перепост про митинг запрещенной в России террористической организации «Хизб ут-Тахрир», который проходил в украинском Симферополе. Причем в Украине и подавляющем большинстве стран мира упомянутая организация не запрещена и террористической не считается. Железнодорожный районный суд Симферополя признал Курбединова виновным в нарушении статьи 20.3 КоАП России (пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики) и арестовал его на 10 суток. В офисе и дома у адвоката провели обыски. 

Украинские правозащитники написали открытое письмо с требованием прекратить преследования адвокатов в Крыму. Международная организация Freedom House тоже просит освободить Курбединова. В России власти никак не отреагировали на критику, даже адвокатское сообщество молчит. Я тщетно искал на сайтах адвокатских палат реакции на репрессии в отношении адвоката. На сайте адвокатской палаты Крыма нашел только удивительное письмо Федеральной палаты адвокатов РФ «О внепроцессуальных обращениях адвокатов»: в нем адвокатам не рекомендуют жаловаться депутатам Госдумы и Совфеда на произвол правоохранительных органов.

Допустим, адвокат Курбединов получил заслуженное наказание за экстремистский репост, хоть и трехлетней давности, хоть и на территории другого государства. Значит, в России нет места ни капле экстремизма? Я бы не стал делать такой вывод. И вот почему.

Экс-депутат Владимир Олейник, фигурант уголовного производства в Украине о преступлении против государства (его обвиняют в том, что он спровоцировал массовые беспорядки на Майдане продавливанием так называемых законов про диктатуру Януковича), добился от Дорогомиловского районного суда Москвы решения об установлении факта государственного переворота в Украине в феврале 2014 года и нелегитимности сформированных после этого органов власти (эта размытая формулировка, видимо, включает и непризнание результатов внеочередных президентских выборов). По словам Олейника, это решение не оспаривалось и 28 января вступило в законную силу. 

Я прочитал судебное решение, на которое ссылается Олейник. Скажу как юрист: правосудность этого решения очень сомнительна. На 16-ти страницах не указано и не проанализировано ни одного доказательства переворота, хотя говорится о существовании и убедительности таких доказательств в пышных фразах, пафос которых далек от юридического языка. Не совсем адекватна юридическая конструкция решения, в которой «факт» переворота объявляется общеизвестным и приводится масса подробностей без указания на достоверные источники. Но главный ляп, по-моему, в том, что установление факта уголовного преступления по правилам гражданского процесса противоречит основам гражданско-процессуального права. Ведь государственный переворот является серьезнейшим уголовным преступлением против государства и требует тщательного расследования для того, чтобы доказать факт преступления и привлечь к ответственности преступников. После такого ляпа, как гражданское судопроизводство по уголовному делу, судебное решение трудно воспринимать как акт правосудия: скорее оно представляется политической пропагандой в форме, вызывающей сомнения, является ли правовым государство, от имени которого принималось такое судебное решение.

Раз уж зашла речь о пропаганде, нельзя обойти вниманем и то, что российские СМИ распространили довольно странный комментарий экс-министра юстиции Украины Елены Лукаш. Она утверждает, что после вступления в силу решения Дорогомиловского районного суда Москвы оно автоматически должно быть признано 12-ю странами СНГ, включая Украину, которые присоединились к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года. При этом в статье 55 Конвенции говорится о признании решений, не относящихся к сфере исключительной компетенции стороны Конвенции. Вопрос легитимности смены власти в Украине относится к исключительной компетенции нашего суверенного государства и согласно действующему законодательству Украины смена власти в 2014 году произошла законным путем. Следовательно, пропагандисты «автоматического признания» решения Дорогомиловского районного суда Москвы просто обманывают общественность.

Получается, что в России преследуются судом как «экстремизм» политически неудобные перепосты в соцсетях о событиях за пределами России, сделанные, опять же, не в России, и даже адвокат не защищен от такого политического преследования. Но зато считается допустимым, законным и ничуть не «экстремистским» публично оскорблять украинцев утверждениями и даже странными судебными решениями о, якобы, «нелегитимности» всенародно избранного в 2014 году Президента Украины, политико-правовой статус которого признается даже на официальном сайте Президента России.

Это ли не двойные стандарты?

Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания запретил канал «Дождь» за, якобы, посягательства на территориальную целостность Украины. За российское, а не украинское «Крым наш». Причем только за формальное соблюдение законодательства: даже либералы вынуждены отдавать кесарю кесарево. Но никто не смеет упрекнуть «Дождь» в комплиментарности к политике Путина.

Цензоры эфира, кажется, считают украинцев дураками, которые слепо верят любой телевизионной картинке. Причем для чиновников это не проблема, а благодарная почва для «родной» пропаганды, или, как сейчас принято говорить, «стратегической коммуникации». Если бы они заботились о развитии критического мышления у людей, вместо запретов на российские каналы обязали бы провайдеров ставить под картинкой титр «Телевидение обманывает», как предупреждают на пачках сигарет «Курение убивает».

Я бы титр «Телевидение обманывает» ставил не только на российские, но и на украинские, и на любые другие каналы. В этом смысле, по-моему, UATV или CNN мало отличается от RT. Я давно не смотрю телевизор, да и заменившим телевизор новостным сайтам не доверяю. Но для моих родственников потеря «Дождя» стала неприятным сюрпризом, он был одним из немногих альтернативных источников мнений.

Самое безобразное, что антилиберализм стал модным среди так называемой культурной элиты. Раскрученные персоны шоу-бизнеса и литературы с пеной на губах требуют языковых квот для эфира. Одуревшая детская писательница Лариса Ницой хвастается в фейсбуке, как кинула мелочью в лицо продавщице, которая под ее нажимом не перешла на украинский язык.

И не надо обманываться, будто эта дурь чисто украинское явление. Посмотрите, как Никита Михалков на канале «Россия» нападает на Ельцин-центр за мультфильм об истории свободы россиян. Его патриотические чувства оскорблены, он твердит, что в мультфильме нет уважения и любви к предкам, якобы, Ельцин с его демократизмом противопоставлен всей истории руського народа. Хотя на самом деле в мультфильме показано, что наши предки в славянских городах заставляли власть себя уважать, умели собрать вече и прогнать зарвавшегося князя. Ельцин показан как продолжатель тысячелетней русской демократической традиции. Но, кажется, Михалкову так ненавистна свобода, что при малейшем добром слове о ней рассудок просто отключается, он отказывается замечать очевидное.

Все эти пропагандисты «национально-специфической» культуры удивительным образом забыли, откуда есть пошла их нация. Стоял бы в каждом доме телевизор с вещающим из него Михалковым или компьютер, подключенный к похвальбе Ницой, если бы Романовы и Габсбурги не отменили крепостное право? Сохранились бы русский и украинский языки в эпоху Просвещения, если бы Ломоносов и Шевченко остались крестьянами, а элита продолжала бы общаться на француском и английском? Нации рождаются, когда совесть народа громко требует от суверена уступить дорогу демократии. Нации рождаются, когда люди перестают быть рабами и самостоятельно мыслят, когда цензура отменяется за ненадобностью, потому что перестает быть запретным достоянием «избранных» умение самостоятельно различать правду и ложь без диктата держиморд. Нации рождаются, когда родина становится местом для дискуссий, многоголосия идей и языков.

Враги свободы думают, что они защищают свои привилегии, свою хлебную монополию в идеологической сфере. Они не слышали про выдающегося китайского законника и каллиграфа Ли Сы, который не поделил родную культуру с чересчур вольнодумными, по его мнению, конфуцианцами. В борьбе против конкурентов Ли Сы тоже сделал ставку на админресурс: донес императору Цинь Шихуанди, что конфуцианцы смеются над его поисками бессмертия. Император приказал сжечь книги конфуцианцев и даже, по преданию, закопать живьем сотни авторов. Чем же закончилось избиение философии для императора и его фанатичного слуги? Династия Цинь, планировавшая править Китаем на протяжении 10 тысяч поколений, была свергнута – не прошло и 10-ти лет после сожжения книг. Ли Сы был объявлен государственным преступником, был истреблен и весь его род до третьего колена. Конфуцианство уже две с половиной тысячи лет остается нетленным, как, кстати, и учение Иисуса Христа о царстве небесном внутри нас, которому распятие только добавило популярности.

Правители, воюющие с вольнодумцами, слабы и смешны. Их власть рушится, а их холуи, душившие свободу, в исторической перспективе не заслуживают ничего, кроме позора и презрения.

Российский предприниматель и ученый Игорь Ашурбейли заявил о создании космической нации Асгардия для освоения космоса и защиты человечества. У Асгардии есть сайт, на котором можно записаться в асгардианцы, а также нехилый пиар по всему миру. Какие преимущества асгардианского гражданства, неясно, но когда граждан будет миллион, Асгардия попробует вступить в ООН. Если верить сайту, на сегодня в асгардианцы записалось больше 400 тыс. человек, хотя нет никаких гарантий, что счетчик не накручен.

В Асгардии притягательна и космическая мечта, и новизна проекта, и загадочная неопределенность. Мне, например, импонирует, что у этой космической нации нет границ и нет писаной конституции. Сразу захотелось написать основателю письмо, и я это сделал, чтобы рассказать о своих проектах открытой религии и автономной адвокатуры, о социальной доктрине тотальной личной автономии. Ведь человеческий разум не нуждается в жестких границах, а лучшая писаная конституция – чистый лист бумаги, потому что реальную конституцию Вселенной представляют собой законы природы, причинно-следственная связь свободы и ответственности, человеческая совесть, развивающаяся на практическом опыте взаимодействия и достижения согласия.

Есть в Асгардии моменты, которые настораживают. Слабая, по сравнению с претензиями, презентация – всего лишь сайт-визитка, а можно было бы создать сервер с трехмерным миром наподобие многочисленных геймерских вселенных и пускать туда граждан Асгардии. Кстати, бренд Асгардии очень похож на герб империи ситхов в коммерческом культе Звездных Воен. И вообще, почему «космическая нация»?! Лучше бы мы оставили национальную гордость на Земле, когда будем осваивать космос. Ведь с земным культом нации мы можем принести во Вселенную жадность и высокомерие, обман, бедность, элитаризм и войны, всю эту архаику, в плену которой страдает сейчас наша планета. Хотелось бы думать, что империям прошлого нет места в космосе.

Не знаю, что будет дальше с Асгардией. Может, это вдруг и впрямь проект с невероятными перспективами, а может, всего лишь реклама какой-то новой игры, транснациональной корпорации или конкретного амбициозного бизнеса, сколачивание репутационного капитала на космической мечте. Не исключен также развод лохов, заговор, коррупционная схема, а то и просто неудачная шутка. Все может быть. Время покажет, отделит зерна от плевел. И тем не менее, я рад, что, судя по реакции общественности планеты Земля на проект Асгардия, человечество продолжает заглядывать в будущее и стремиться в космическое пространство, к полной свободе и новым открытиям.

Политический климат в Украине осложняется штормовыми предупреждениями, среди которых не последнее место занимают медийные трагедии. И речь не только о поджоге неонацистами офиса телеканала «Интер».

Полтора месяца остаются безнаказанными убийцы Павла Шеремета. Даже исполнителей не нашли по горячим следам. Вопрос в том, старательно ли искали.

Пример Александра Щетинина заставил задуматься, может ли стать причиной смерти журналиста одно только нежелание, чтобы его издание финансировал кто-то из олигархов.

Загадочные смерти журналистов, нападения и препятствование профессиональной деятельности, попытка аннулировать разрешение на работу в Украине Савику Шустеру, чисто номинальный запрет российской пропаганды от бессилия с ней дискутировать и побеждать, позорные и провальные для демократии репрессии против медийных «предателей», поспешная смена слишком независимого руководства медиа-профсоюза, рассылка радикально лживых «темников» – все это свидетельствует о закручивании гаек, стремлении правящего класса любой ценой управлять информационным пространством в ручном режиме.

Продолжающийся погром журналистики осуществляется двумя методами, которые мы давно с возмущением наблюдали в России, но до последнего времени в страшном сне не могли себе представить такого же в Украине.

Первый метод – лицемерие. Власть делает вид, что у нас очень свободная страна. Но наряду со свободой слова возникает «свобода» затыкать рот неприятным болтунам, причем из потаенных лоялистских спортзалов и троллятников вылезает целая орда энтузиастов затыкания рта. Началось это при Януковиче, но и после Майдана не прекратилось. Как по мне – стало только хуже, потому что раньше, по крайней мере, агитация набить морду оппонентам и похвальба тупым «опусканием» врага не была основной темой блогосферы, новостей и передовиц популярных СМИ.

Второй метод – лживый изоляционизм, извращенный «патриотизм» «страны дураков». Правящий класс, который подсел на кредиты и гранты международных структур, который жить не может без еды, одежды, гаджетов и остальных продуктов под зарубежными брендами, который учит своих детей в зарубежных вузах, на полном серьезе предлагает нам вилами по воде писаные иллюзии языковой, идеологической, культурной, экономической автаркии. И это в современном мире, где стало хорошим тоном поступаться национальными интересами в пользу глобальных целей устойчивого развития человечества без войн и без бедности, где человеческие, информационные, технологические и финансовые капиталы не знают и не хотят знать границ!

Специфика глобальной экономической системы заключается в наднациональном характере любого крупного финансового капитала, приживалами которого является медийные империи, в том числе, соцсети и олигархические телеканалы с монструозным охватом аудитории. Даже если телеканал позиционируется как патриотический, общественный – только при участии глобального капитала он сможет применить сверхдорогие технологии привлечения миллионов зрителей.

Распропагандированные «патриоты»-погромщики «Интера» считают объект своего нападения главным медийным агентом России в Украине. Но это не так. Например, Артем Скоропадский (бывший корреспондент «Коммерсанта», сейчас руководитель пресс-службы запрещенного в России «Правого сектора») утверждает, что главный конкурент «Интера», «патриотический» канал «1+1», дает эфир программе «Гроши» Александра Дубинского, который связан с бывшим министром доходов и сборов Александром Клименко и по заказу клана Януковича организовал публикации против Майдана и его участников, в том числе, в блоге на «Украинской правде» (который за эти или другие «заслуги» отмечен следующим редакционным клеймом: «Осторожно! Редакция подозревает, что этот автор выполняет своими постами определенные задачи. Учитывайте это при чтении»).

Впрочем, проблема не в «1+1» или «Интере», а в том, что стратегией правящего класса стала ликвидация плюрализма мнений, деинтеллектуализация народа. Повестка дня в Украине давно переформатируется по российскому образцу (кругом враги, война не место для дискуссий, в единстве сила, государство превыше всего, не раскачивай лодку, морально-патриотическое воспитание послушания начальству) практически всеми ключевыми игроками.

Я убежден, что внутренняя оккупация Украины под патриотическими лозунгами осуществляется в интересах определенного кремлевского клана, на основе международного политтехнологического и, во многом, финансового капитала этого клана, для которого Украина долгие годы была главным европейским офшором. По-моему, только этот кремлевский клан заинтересован в сохранении старого национально-имперского, «сверхчеловеческого» (то есть – античеловеческого, нетерпимого к естественным правам человека) мирового порядка, даже ценой разжигания новой мировой войны.

Все, кто подавляет демократию, кто торпедирует откровенные диалоги на болезненные темы для поиска взаимопонимания, компромиссов, согласия, кто навязывает в «темниках» штабов свою повестку дня, кто разжигает войну – работают на этот кремлевский клан, хотят они того или нет. И если кто-то из них еще чувствует себя свободным, это только потому, что до них не дошла очередь у погромщиков журналистики. А доносы накапливаются, не хватает только команды «фас». Кто будет следующей жертвой?

Пресс-конференция Надежды Савченко, объявившей голодовку с требованиями обмена пленными, консолидация оппозиционной партии мира и эскалация политических репрессий президентской партией войны – это признаки больших перемен в украинской политике.

По-моему, есть три сценария дальнейшего развития событий: консервативный, революционный и эволюционный.

Консервативный сценарий – стабилизация режима Порошенко, его превращение в диктатуру одного клана, одной олигархической «партии власти» по примеру «семьи» Януковича. Об этом говорят прозападные эксперты, и это, вероятно, входит в намерения президента, который в свое время был одним из основателей одиозной Партии регионов. Команда Порошенко кишит бывшими «регионалами», среди народных депутатов от партии «Блок Петра Порошенко» их два десятка. Кто еще не попал в обойму, активно ищут подходы к президенту. Полезные деятели и финансисты, вроде Гончаренко и Данилюка, встречают теплый прием. Другое дело неудачники, бесполезные после отрыва от бюджетного корыта, которые публично доносят на подельников по коррупционным схемам, как Ландик сдал Ефремова, или ищут покровительства однокурсника, как Василий Горбаль, неожиданно явившийся на антикоррупционный форум к Саакашвили. Такие получают от ворот поворот, и им остается идти в политологи и комментаторы на телевидение, подобно Инне Богословской, Анне Герман и Тарасу Черноволу. Впрочем, несмотря на определенное очищение кадров и при всей деловой хватке экс-регионалов во главе с Порошенко они не способны ни совладать с экономическим кризисом, ни остановить войну. Реализовать консервативный сценарий можно будет только при зарубежной поддержке, которая маловероятна, учитывая охладевшее отношение к режиму Порошенко в Москве, Брюсселе и Вашингтоне.

Революционный сценарий включает военный переворот и массовое мирное гражданское неповиновение по рецептам Ганди. И православный крестный ход за мир, и движение «народных предпринимателей» за неуплату налогов под предлогом обслуживания своих территориальных общин, и новая голодовка Савченко (кстати, Ганди тоже голодал с похожими требованиями) апеллируют к акциям прямого народовластия для прекращения войны, на которой паразитирует режим Порошенко. С другой стороны, силовики из окружения президента требуют введения военного положения, что означает окончательный развал и грабеж Украины частными армиями олигархов – так называемыми добровольческими батальонами. Скорее всего, и мирный протест, и военный переворот начнутся одновременно как первые ходы революционного сценария, но в дальнейшем события вряд ли будут развиваться по турецкому образцу. Военным придется выбирать между поддержкой народа и поддержкой дискредитировавших себя элит, и военные, скорее всего, выберут народ из-за генетического вольнодумства украинцев. Другой вопрос, какие режиссеры будут стоять за кулисами нового демократического режима и куда они поведут Украину. Среди прочих рисков революции особенно тревожит то, что ее сценарий, скорее всего, будет писаться не украинцами и не в интересах украинцев, иначе бы призывы к революции не ограничивались голыми лозунгами и предлагали новый эгалитарный общественный договор. Вместо этого нам всучивают кота в мешке, принятие непонятно какой конституции неким тайным конклавом из ста аристократов, по идее Савченко.

Наименее вероятен эволюционный сценарий – диалог и примирение, передача олигархами рычагов власти конструктивно действующим независимым институциям гражданского общества. Ни одной из конкурирующих элит не хватает альтруизма, чтобы помогать людям находить общий язык без посредников и таким образом жертвовать своими амбициями для создания эгалитарного общества свободы, равенства, братства. Консервативные и революционные деятели, как всегда, будут прикрываться лозунгами эволюции, но только для того, чтобы оставить за собой монополию на экзекуции и экспроприации. С другой стороны, в силу генетического вольнодумства украинцев при любом развитии событий часть маргинальных деятелей в каждой из паразитических элит будет предавать интересы своей элиты, искренне желая эволюционных изменений. Создавая и расширяя пространство свободы вокруг себя, элитарные маргиналы продолжат открывать пути конкуренции с элитами разнообразным прогрессивным движениям. В конечном счете, естественно, победит эволюция, не предусмотренная никакими сценариями.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире