«Око из Кремля? Сокол у руля? Кокс и конопля?» — теряются рецензенты.
«Околоноля» — роман, напечатанный в специальном выпуске журнала «Русский пионер». Говорят, написал Владислав Сурков.
Абстрагировавшись на час от политического образа В.Ю. и его непростых отношений с писателями, я тетрадку прочел и хочу сказать несколько слов.
О литературе.
«Околоноля» — это русский постмодернизм 90-х, но не первого эшелона, а второго и третьего: анархо-постмодерн, психоделика. Алексей Цветков-мл., сборник «ТНЕ» 97-го года. Густеющая вязь абсурда, к финалу затмевающая фабулу.
Стилистически текст изощренно-витиеват.
Эмоционально и этически — безысходен. Кривая ухмылка и прямая насмешка. Эссе о том, как проходит Земная Слава, сменяясь ледяной пустотой, отсюда – оправдание зла в логике пьесы Камю «Калигула». Задорно скрипит пепелище под запекшимися кровью кроссовками.
В текст зашиты многочисленные отголоски авторов (современных и вневременных). Встречаются и умилительные байки. Например, человек, швырнув человеком, убил человека. «Вами убит человек… Да не вы убили, а вами…» Или, заглянув к неким супругам в гости и заночевав у них на кухонном полу, утром обнаруживаешь чужую жену под боком, шок, и разгадка: баба – лунатик. Или персонаж похож на грифа и превращается постепенно в эту птицу, черную, с сильным клювом и выпуклыми глазами. «Под грифом…» — назвал бы я такую главку. Есть психологически трогательные, саднящие эпизоды отношений с бывш.женой и нелюбимой дочкой.
И все же самое любопытное – стилистическая интоксикация. Быть может, признак немоты, свидетельство ступора от того глубокого и тяжкого груза, который не удается расколдовать, выманить, дабы всплыл и освободил душу. Ожерелья красивых словес – оковы социальной роли. Автор словно бы пытается избыть свою роль (парализующую его и других) через радужный поток лексики и манифестацию вариантов распада.
«Околоноля» — стриптиз в латах. Гибкий танец, скраденный, выглядит шутейным пошатыванием и слышится мутным звяком. Но сердце чуткого зрителя царапает жалость. Всех жалко — таков урок мировой литературы.
В том, что роман вышел, есть один ясный плюс – цивилизаторский.
Наконец-то государственное лицо (хоть и под вуалью псевдонима) может позволить себе фривольное творчество.
Еще недавно активисты «Идущих вместе» уничтожали Владимира Сорокина и раздавали Бориса Васильева. Понятно, чем заняться теперь пионерам-охранителям из какого-нибудь православного корпуса движения «Наши».
Рвать специальный выпуск «Русского пионера» и метать в руки прохожим правильные листовки – с прозрачными, нежными, покойными стихами Юрия Андропова и «товарища Осенева».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире