Название этого текста — первая строка колымского стихотворения Юрия Домбровского «Амнистия» — про Богородицу, которая «ходит по кругу проклятому» и «каждому пятому ручку маленькую подаёт».

Пекло — сильное слово. Но если в неволю придёт ещё пандемия, оно будет самым верным.

А под сводами чёрными, низкими,
Где земная кончается тварь,
Потрясает пудовыми списками
Ошарашенный секретарь.

И кричит он, трясясь от бессилия,
Поднимая ладони свои:
— Прочитайте вы, дева, фамилии,
Посмотрите хотя бы статьи!

Читаю жалобы от заключённых. В их письмах и сообщениях — большая тревога из-за опасности заражения.

Как вы знаете, я внёс в Госдуму амнистию к 75-летию Победы. Проект, обдуманный вместе с квалифицированными юристами и серьёзными правозащитниками. Секретарю незачем трястись. Речь о несовершеннолетних первоходках, об инвалидах, о беременных женщинах, осуждённых за незначительные деяния.

И о попавших после «московских протестов» тоже речь.

Провести амнистию к юбилею Победы мне кажется логичным. Так уже делали раньше. А что мешает проявить элементарную человечность теперь?

По-моему, та или иная форма амнистии особенно актуальна сейчас, когда эпидемия представляет угрозу всем, но тем, кто в заключении, особенно.

Зная, что в тюрьмах и на зонах должным образом не соблюдаются санитарные нормы, да и вообще с медициной плохо, надо отдавать себе отчёт: попадание вируса в места лишения свободы может привести к страшным последствиям.

Кстати, в Индии и Иране, в США и Франции уже пошли по пути освобождения части узников в разных вариантах, в том числе по амнистии.
Понятно, всегда при таких решениях есть риски и сложности.
Всё надо обсуждать, но честно и человечно.
Честно, человечно и незамедлительно.

Я кричу: — Ты права, Богородица!
Да прославится имя твоё!

— восклицал лагерник Домбровский.

Да, у тех, кто предлагает никого не выпускать, найдутся аргументы.

Как находились и у тех, кто не хотел приравнивать день в СИЗО к двум в колонии-поселении и полутора в колонии общего режима.

Как есть и те, кто оправдывают пытки и истязания, и провалили мой закон о доступе сотрудников Уполномоченного по правам человека в тюрьмы и лагеря.

Или суеверно считают любого зэка — исчадием ада, полагая, что суд, где меньше 1% оправданий, их уж никогда не приговорит.

Надо повторить: сейчас разговор уже не просто о милосердии, а о защите тысяч и тысяч жизней.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире