4 октября 1993 года я проснулся рано.
Где-то ухало орудие. Стекла звенели.
Двадцать один год спустя – то же самое.

Возле аэропорта продолжается бой. Горят дома. Город провонял гарью. В городе опять убитые.
Через 15 минут, как отъехал от девятиэтажки, двор возле нее накрыли «Ураганом». Все раскурочило, вдобавок сдетонировали боеприпасы в ящиках.

Про жителей еще раз: они схлынули, как начались боевые действия. Там несколько улиц с домиками опустели… Людей селят в общаге.

Проблема аэропорта в том, что за ним — Авдеевка и Пески, где украинские войска, чьи снаряды способны достигать центра Донецка.

Был в карьере возле городка Зугрэс. Здесь мальчишки играли с кассетной бомбой, принесенной «Ураганом». Темные лужи крови въелись в землю. Двое убитых, четверо раненых. Рядом в траве лежит другая распустившая лепестки неразорвавшаяся бомба.

1424460

Был на шахте «Коммунар» в поселке Нижняя Крынка, где стояли украинские войска. Обугленные конструкции. Привез Коля, позывной «семерочка», тутошний шахтер. На фото он жизнерадостный.

1424462

Между тем «семерочка» переживает, что из-за боев сгорело все, включая его спецовку и трудовую книжку. На территории шахты две ямы: закапывали, вернее, прикапывали расстрелянных.
На блок-посту между Харцызском и Макеевкой — музей под открытым небом. Что-то вроде арбузов и дынь на лотках. Бомбы, снаряды, и даже «Точка-У» похожая на отопительный котел.

1424464

Побывал у отца Бориса, позывной «Батюшка». 63 года. Сын его, тоже священник, служит в Донецке. Отец Борис все лето провел на линии фронта.

1424466

Когда меня спрашивают: «Идти в ополчение?», я не могу благословлять, но тех, кто пошел, духовно окормляю. Это наша земля. На референдуме 11-го мая я был председателем избирательной комиссии в поселке Донское Волновахского района. Я сказал: мне нужна истина, – и он воспроизводит без запинки: проголосовало 2788 человек, 11 бюллетеней было испорчено, 21 человек против, то есть 99 с лишним процентов за отделение.
— Людей ожесточает война?
— Я этого не заметил, даже наоборот. Исповедую каждый день. Еще отпеваю… Еще, — он нежно улыбается, — освящаю «огненные мечи» и «огненные колесницы».

1424468

***

5 октября. Я знаю одно: война продолжается. Стреляли ночью. Стреляли весь день. Был в микрорайоне Гладовка, сюда долбили особенно. Разрушены дома, жертвы… Напоминает грозу — два грома: сначала звук залпа, воркующий рокот, и через несколько секунд сам взрыв.

Был в Ясиноватой. Сегодня днем после обеда три мальчишки по 19 лет сидели на лавочке. Прилетел гаубичный снаряд. Всех сразу насмерть, одному оторвало голову. Разворочена семиэтажка, стеклом посекло жителей. У подъезда собирают кровавые останки.

1424470

Вот дедушка убитого: курит в кулак, кривясь лицом. Вот отец другого убитого (единственный сын, воспитывал в одиночку) с неподвижным взглядом, страшно спокойный от потрясения. Вот девчонка, дружившая с ребятами – и чудом уцелевшая, рядом с подругами играла в карты. Вот женщина, в квартире накрывшая дочку телом, когда полетели стекла.

За домом – бомбоубежище. Полтора месяца там живут люди. Сто двадцать восемь человек в подвале. При свечах, в сырости. И сегодня ночуют там же.

Старик с палкой в углу. На кровати 4-летняя девочка с ДЦП. Женщины, старухи. Первого сентября в вестибюле бомбоубежища взрослые попытались устроить детям праздник, шоколадки раздали – и тут же начался тяжелый обстрел, все побежали вниз. Рассказывают, что в Ясиноватой в один день 12 августа погибло 38 человек.

Мальчик Женя (ему шесть) говорит, чуть заикаясь, но храбрясь:
— Страшно, потому что бабах. И все время бабах.
— Мы не крысы и не мыши, скажите там, наверху! – плачет женщина.
И я начинаю плакать вместе с ней.

1424472

1424474

1424476



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире