shargunov_sergei

Сергей Шаргунов

02 марта 2019

F

Жорес Иванович Алфёров.

Человек с соседней парты.

Гениальный учёный.

Каждый мобильный телефон, каждый CD-проигрыватель, каждая касса супермаркета оснащены тем, что он изобрёл.

Значительную часть своей Нобелевской премии по физике он отдал в фонд поддержки науки и образования.

Добрый, интеллигентный, ироничный, требовательный.

Борец за справедливость — простое определение, но это, безусловно, про него.

Он деятельно противился очень многому происходящему (прежде всего с наукой и образованием), потому что был смел, свободен и совестлив.
Вечная память.

На днях в Саратовской области объявила голодовку Людмила Ларина, мать двоих детей. Достали. Это её протест «против закрытия уникальной детской инфекционной больницы № 6 для детей до трех месяцев — последней больницы для грудничков в городе, значительного снижения доступности медицинской помощи в реорганизованном поликлиническом отделении на улице Комсомольской 28/30».

По поводу судьбы всех этих «учреждений здравоохранения» направил необходимые депутатские запросы.
Руководство Минздрава Саратовской области заверяет, что поводов для беспокойства и несогласия нет. По логике начальства, если больница закрывается, то она «неэффективна». Очевидно, лишние и те, кому она нужна.

А вот недавнее письмо из Оренбургской области.

«Здравствуйте, Сергей. Сегодня я порадовалась вместе с вами за девочку из Италии, которая стала россиянкой. Но мне этого мало. Я хочу порадоваться за будущих детей, которые родятся в Тюльганском районе Оренбургской области. Ну и за Россию порадоваться, что население будет расти. Но не получается пока. Закрыли роддом. Районный. Теперь, говорят, рожать в Оренбург будем ездить. Со схватками? 140 км. Два с половиной часа. Это от районного центра. А если из деревни? То это ещё от 30 минут до часу прибавьте. Так ведь родить-то нельзя погодить… В машине теперь что ли рожать? Может, лучше под овином? Да и знаете, роженицам нужна поддержка близких. Про роды с мужем молчу, тут как-то это не принято да и незачем. А вот под окнами услышать своё имя голосом мужа, матери, отца или старших детей очень бы хотела каждая роженица. И вопрос: «А он похож на меня?» Да и яблоко и котлетка из дома стоят большого. Так что ж, мы, деревенские бабы, не заслуживаем этих «телячьих нежностей»?»

Место отправления письма — село Ташла. Буду разбираться.

Что ж, в той же Оренбургской области женщина родила в машине «скорой», не доехав до Кувандыкской больницы. Такой случай там не первый. Причина — закрытие родильного дома в Медногорске.
Жители Медногорска (население — 25 600 с лишним!) просят вернуть роддом. Им отвечают: не вернём, «неэффективен». Следующий неотвратимый тезис: а зачем вы здесь живёте?

Та же похабщина при оптимизации школ.
В своей телепрограмме «Двенадцать» я сегодня показал сюжет из Новоалтайска. Тоже писал запросы. Наконец-то этой историей занялся Следственный Комитет.

В полосу препятствий превратилась для детей дорога до учёбы. Школу номер 4 закрыли. Её заброшенное здание быстро стало притоном для разных доходяг. Теперь в другую школу ребята вынуждены каждый день проходить четыре километра опасной для жизни дорогой, преодолевая железнодорожные пути, пролезая под цистернами, топая по хлипкому аварийному мосту через реку Чесноковка. При этом автобус школьникам тоже не положен. И бредут в любую погоду ранним утром и поздним вечером фигурки маленьких людей с большими рюкзаками за спинами… Городское начальство утверждает, что всё в порядке, так и должно быть, нет никакой проблемы. От этого трёпа не легче маленькой Наташе Иванченко, которая на скользкой переправе через реку упала, серьёзно травмировала позвоночник и уже несколько месяцев вынуждена обучаться дома. Даже машинисты поездов привыкли к перебегающим пути детям.

Оптимизация — самое пессимистичное слово в России. Это не причина всплеснуть руками и руки опустить. Надо помогать конкретно и тем, что важно в первую очередь. Дать автобус детям Новоалтайска. Жду результата, и надеюсь — скоро дождусь для начала школьного автобуса.

А вообще, населённый пункт недолго протянет без близкой школы, и без близкой больницы тоже загнётся. Это азы.

Почти на месяц отправили старика в камеру. За постинг с призывом пойти на митинг в защиту заключённых.
У нас много разногласий, но подобный абсурд надо поскорее отменить.

3014137

На дворе трава, на траве дрова, на дровах гульба: гудбай, 282.

Не гудбай, конечно, но…
Госдума одобрила внесённые президентом предложения по реформированию так называемого антиэкстремистского законодательства. Вслед за первым чтением близятся остальные.
Теперь вас не сделают автоматом уголовником за публикацию в интернете или реплику на митинге.
Теперь дела будут пересмотрены — закон имеет обратную силу. Закроются «уголовки», люди выйдут на свободу или избавятся от клейма судимости.
Наконец, сколько дел не будет возбуждено!.. Кстати, административных тоже. Это «уголовки» требовали отчётностей и показателей. А на новых историях звёздочек не насобираешь, да и спустя год после публикации или высказывания, даже «административку» возбудить станет уже невозможно.

Надеюсь, например, что скоро выйдет из Бутырки на свободу политолог Пётр Милосердов.

Не обольщаюсь: будет, конечно, случаться очередной произвол, но всё-таки достижение в том, что не просто рекомендация прозвучала сверху, а сам закон стал другим.
Сигнал на местах принят — прямо сейчас начали рассыпаться многие дела и без преувеличения многие миллионы людей могут вздохнуть с облегчением.

Мало кто верил, что роковые цифры 282 полиняют и поблекнут. Почти никто не верил, что пресловутую статью УК, карающую постинги, репосты, мемы, демотиваторы, изменят.
Депутаты, правозащитники, журналисты умудрённо вздыхали или посмеивались, или отмахивались… Все были убеждены в железобетонности конструкции.
Это ослабление (не демонтаж, конечно, увы, но ослабление 282) — доказательство того, что возможно делать что-то важное и полезное.

Да, мне удалось исключительно по собственному хотению задать вопрос президенту о потоке абсурдных и маразматических историй, когда за пустяк или неравнодушие блогерам и не только ломают судьбы, превращая в уголовников.
Да, затем, как и полагается после обращения на «прямой линии», последовало поручение президента «рассмотреть вопрос».
Да, удалось поучаствовать в подготовке доклада президенту с конкретными предложениями.
И вот оно, да — Дума голосует не за драконовский закон, а за человеческий. Не знаю, насколько единодушно, но единогласно.

О смягчении 282 статьи УК говорят мало, это решение как бы стыдливо обходят.
Сторонники зажима, те, кто хотел бы держать и не пущать, помалкивают, потому что для них поблажка обществу — слабина, они с удовольствием поддержали бы, наоборот, всяческое ужесточение, чтоб никто и вякнуть не смел без их соизволения.
Те же, для кого, «чем хуже, тем лучше», если и похвалят произошедшее, то сквозь зубы и с сожалением — ведь факел борьбы ярче горит на безупречно мрачном фоне.
Разделение на казённых лоялистов и непримиримых нигилистов не ново для страны, и уже приводило к бедам, но сейчас я о другом. О судьбах людских.

Люди-то, множество людей, с их мнениями стали свободнее. И защищённее от произвола. Отчётливо понимаю: удалось отвоевать хоть немного свободы для наших замученных людей.

Очередной подлый абсурд. Сахалинские чиновники отказываются признать многодетной маму пятерых детей Ольгу Розенко.

Она встала на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий, рассчитывая на положенные по закону льготы, но получила отказ.

У Ольги пятеро детей: два сына и три дочки. Первые три ребёнка рождены в Южно-Сахалинске, четвертый — в Белоруссии, пятый — снова в Южно-Сахалинске. Вся семья живёт на Сахалине уже больше 20 лет.

Дочку Юлию Ольга родила, когда гостила у родных в Минске.
Роды были преждевременными, но прошли благополучно, и девочка родилась здоровой.
А теперь в соцзащите женщине заявляют: один из ваших детей рождён за пределами Российской Федерации — значит, вы не можете считаться многодетной.

Где мозги и сердца у этой с позволения сказать соцзащиты?

Начётчики-чиновники руководствуются Постановлением Правительства Сахалинской области № 543: «Под многодетными семьями понимаются семьи, проживающие на территории Сахалинской области, воспитывающие четырех и более детей, включая усыновленных, каждый из которых рожден на территории Российской Федерации и проживает в семье».

Идиотское слово «каждый»!

Получается, будь у вас хоть десять детей, но если хотя бы один из них родился не в России, то многодетной семьей считаться не будете и на государственную поддержку можете не рассчитывать.
А если четверо детей родились в России и семья считалась многодетной, а потом родился пятый не в России — что, статуса многодетной лишат?

Уму непостижимо!

Сейчас Ольга оспаривает в суде отказ чиновников признать её многодетной матерью. Заседание суда должно состояться в конце октября.

Я обратился к назначенной недавно врио главы Сахалинской области Вере Щербининой с призывом инициировать уточнения в Постановление Правительства Сахалинской области и устранить заложенную несправедливость и неадекватность.

Хватит издеваться над людьми!

Я обещал, что что-то получится. И что-то получилось.
Президент (по итогам нашего разговора на прямой линии) внёс закон о частичной декриминализации 282 статьи УК.
Частичной, но важной.

Теперь не будут дебютантов в деле экстрима автоматом зачислять в уголовники.
Участвовал в подготовке бумаг, которые легли на стол президенту. И очень ждал сегодняшнего дня.
Впервые за долгое время будет принят закон не об ужесточении, а о смягчении.
Приветствую.

Конечно, я считаю, что в целом 282-я дурна.
Но это нужный сигнал — особенно для исполнителей на местах.
Хотелось бы прекращения многих уголовок, которые уже есть.

Снова пришло письмо об ужасных пытках и унижениях в очередном «месте лишения свободы».

«Мы попали в концлагерь» – так пишут заключенные ЛИУ №10 города Омска. ЛИУ – лечебно-исправительное учреждение – это не просто тюрьма, а режимная больница, где должны лечить, а не калечить. Здесь зеки с открытыми формами туберкулёза. Люди из низов. Доходяги.

Они прямо сообщают, что «переживают за оставшееся здоровье и свои жизни». По их словам, администрация за малейшую провинность наказывает током («подключают провода к генераторам и пальцам рук и ног», «осужденных избивают спецсредствами до потери сознания»). Причем провинившихся мучают на глазах у других заключенных. Поводом к пыткам может послужить все что угодно – национальность не понравилась, улыбка на лице или просто расстегнутая пуговица. «Насилуют, избивают, раздевают до гола и заставляют делать приседания и разные физические упражнения».

«Просим Вас, не бросайте нас, пожалуйста, на растерзание, беззаконие и беспредел сотрудников администрации».

Обратился в прокуратуру Омской области и в Генеральную прокуратуру с просьбой провести срочную – тщательную и объективную проверку в ФКУ ЛИУ №10. С выездом и опросом всех. Без равнодушных отписок.

Помните видео из Ярославской колонии №1, на котором сотрудники ФСИН бьют и пытают заключенного? Я обращался в Генпрокуратуру по этому факту, которая провела проверку с выездом в колонию.

Виновные в конце концов оказались привлечены к уголовной ответственности. Проверки в ярославских колониях продолжаются.

Эти изуверства далеко не единичны и происходят повсеместно, а не только в Ярославской области или Омске. Люди боятся писать жалобы, боятся подписываться под жалобами. Боятся, что убьют.

Сложившуюся пыточную практику необходимо остановить в том числе и на законодательном уровне.

В своем послании Генпрокуратура сообщает мне: «Анализ практики прокурорского надзора показывает, что своевременному выявлению неправомерных действий сотрудников УИС при использовании физической силы и специальных средств препятствует несовершенство законодательства».

Действующий закон не предусматривает обязательную фиксацию на видеорегистратор или другие устройства применения физической силы и спецсредств сотрудниками исполнительной системы. «Возможность» нужно заменить обязанностью. Как депутат в ближайшее время такой законопроект внесу в Госдуму.

И жду результатов расследования омского ада.

Как известно, назначить экстремистом можно любого. Все дороги ведут в экстрим.
Мемы, слоганы демотиваторы, дерзости, хохмы, размышления — всё подсудно.
Подсудны все!

Шумиха, возникшая во «влиятельных кругах» после моего июньского вопроса президенту, не затихает. Появился шанс на реальный результат. Есть надежда на то, что пресловутое антиэкстремистское законодательство существенно скорректируют в сторону здравомыслия.
Если получится, такие изменения пошлют внятный сигнал исполнителям: пора притормаживать и включать мозги.

Не сомневаюсь, даже после смягчения 282 статьи УК и статей, к ней примыкающих, будут возбуждаться абсурдные дела — так уж устроена система.
Но их может стать меньше.
Такое очеловечивание было бы, конечно, особенно отрадно как антитеза известной тенденции умножения запретительных драконовских законов (при практически полном отсутствии оправдательных приговоров).

Из последних новостей: представители крупнейших пабликов в соцсетях выступили с открытым письмом к властям. Ассоциация профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров обратилась с открытым письмом к Госдуме и Совету Федерации, в котором призывает декриминализировать статью 282.

Каждый день в поддержку моего законопроекта о прекращении уголовок за экстремизм высказываются новые и новые «тяжеловесы». Есть, понятно, и серьёзное противодействие. Слишком многие привыкли получать звёздочки, лепя преступников из обычных блогеров.

Надеюсь, уже этой осенью могут смягчить не только «экстремистскую» 282-ю, но и еще несколько статей, по которым людей судят за преступления в интернете. Могут отредактировать не только статьи УК, но и пересмотреть закон N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», чтобы квалифицирующими признаками «экстремизма» считались насилие, угрозы применения насилия и/или подстрекательство к насилию, а не всё подряд.

Отдельно надо разобраться с досудебной блокировкой счетов обвиняемых по экстремистским статьям, когда человека ещё до признания его виновным в суде уже лишают доступа к собственным деньгам. И адвоката иной раз не наймёшь.

Скольких уже посадили за этот самый мнимый экстрим! Политолога Петю Милосердова в Бутырку, журналиста Александра Соколова в лагерь…
Дамоклова дубина нависает над каждой размышляющей головой. Онлайн и офлайн. В любой момент огреть можно любого. Любого, кто дерзит, язвит, ругает, спорит, лайкает, собирается в кружок больше трёх.

Задач по изменению одиозной статьи немало.
Хорошо бы — получилось.
Тогда станет легче дышать. И защищать людей станет проще.
Это касается всех — десятков миллионов, которые пишут или вывешивают что-то здесь и в других местах.
Всех.

В этом селе живёт больше 1000 человек. Сегодня начальство сказало им: вы не нужны.

В Чувашии чиновница районной администрации объяснила закрытие сельской школы тем, что село вымирает и у него всё равно нет будущего. Нет будущего у родителей, детей, учителей.

В село Алтышево прибыла глава администрации Алатырского района Нина Шпилевая, чтобы объявить местным жителям: школа в их населённом пункте закрывается.

Сельчане тревожатся за детей и просят власти школу сохранить. В соседних сёлах по аналогичной схеме уже закрыли несколько школ. А там где нет школы — нет и села. В какие дали придётся таскать своих чад?..

На все возражения жителей чиновница ответила, что решение уже принято. То, что для людей трагедия, прозвучало как самодовольная констатация и даже торжественно-злорадно.

«Принято решение. Детей нет, будущего нет, село вымирает. В районе умерло 482 человека, родилось 170. Я виновата, что детей нет? Рабочих мест нет, будущего нет!».

Чиновнице попыталась возразить одна из новых жительниц села, однако глава администрации Алатырского района отказалась даже разговаривать с женщиной и потребовала от неё выйти. Когда та отказалась, чиновница встала и ушла сама.

Обратился к главе Чувашии Михаилу Игнатьеву: разобраться с поведением чиновницы, а главное — дать ответ о будущем школы. На мой депутатский запрос ответить обязан.

Я много раз говорил и говорить не перестану: те, кто учат в российской глубинке — подлинные подвижники. Они не деньги зарабатывают (копейки ведь получают), а спасают наше будущее. Они не бросают детей.

Сегодня же написала мне Нелли Михайловна Пащук, учитель русского языка и литературы из легендарного 31-го физмат лицея в Челябинске. Преподаватели на свои средства каждый год приглашают к школьникам ведущих русских писателей. По своему хотению, не по разнарядке. Жар подвижничества педагогов — причина побед их школы во множестве состязаний.

«В этом году выпустила 11 классы, — радуется Нелли Михайловна. — Результаты фантастические не только по математике, физике, информатике, но и по русскому языку. В одном классе у меня средний балл — 92, в другом — 90. 19 стобалльников по трем предметам — информатика, математика и русский. У Марата Абдрахманова золотая медаль на международной олимпиаде по математике. Все выпускники поступили на бюджет в МГУ, МФТИ, СПбГУ, ИТМО (СПб). За высокими результатами стоит и наш с Вами литературный фестиваль «Открытая книга», ведь не только цифра объясняет мир, но в значительной степени — Слово!»
Трогательно и чудесно.

Их множество, самоотверженных учителей… И особенно горько им там, где ветхие школы могут обрушиться на головы детям, где вымирающий люд цепляется за признаки цивилизации, где звучит гулкий приговор: «Будущего нет!»

Оно есть, будущее, пока они не сдаются. Те, кто, как Атланты, держат гнилую школьную крышу, просторное небо драгоценного захолустья.

Сообщают: с 2011 года число уголовок за экстремизм выросло в 4 раза.
Уже скоро – в сентябре – по поручению президента должны быть представлены предложения о том, «как нам реорганизовать Рабкрин», то есть реформировать печально знаменитую 282 статью УК.

Поручение случилось после того, как я во время прямой линии спросил про эту самую 282.
И есть слабая надежда, что удастся её смягчить: уголовку перевести в административку хотя бы для дебютантов в деле так называемого экстрима.
282 – это в принципе зло.

Где критерии запретного? Кто эксперты, обвинители, судьи?..
И всё же надо делать всё возможное, чтобы зло минимизировать.

Пока дубина нависает над каждой размышляющей головой. Онлайн и офлайн. Любой, кто дерзит, язвит, ругает, спорит, лайкает, репостит, собирается в кружок больше трёх – подопытный. В любой момент выдернуть можно любого. Большинство обвиняемых – молодые.

Подумалось: часто им просто мстят за молодость. Хотят, чтобы страна всегда жила в страхе и косности. Хотели бы вырубить на фиг интернет. Стоят на пути у потока слов, картинок, роликов, песен, и ловят кого попало… Дабы проучить остальных.
И законы против интернета – это месть молодым.
При этом молодых поощрительно натравливают на молодых.

Так произошло на Алтае, где практикантки, прошерстив во Вконтакте страничку своего ровесника, привязались к неподобающим картинкам и сварганили уголовное дело. Теперь на Алтае возбуждено дело против 23-летней девушки тоже из-за картинок, которые были на её старой странице в ВК. Рано утром ворвались силовики с обыском, обвиняемую включили в список террористов и экстремистов, будут судить. Мне написала письмо её мать, между прочим, набожная церковная женщина, которая плачет в ужасе от того, как легко дочка превратилась в потенциальную зэчку (грозит 5 лет заключения).

Неподобающее суждение, хохма, резкий выпад (то, что легко проходит по разряду экстремизма) ставится в один ряд с терроризмом (убийством людей). Это единый список огнеопасных граждан – врагов общества и государства. И такое уподобление как бы в порядке вещей…
В топку летит всё подряд – скриншот из сериала «Игра престолов», майка «Православие или смерть», китчевая песня коммуниста Харчикова, фотография Парада Победы, где на поверженных знамёнах запрещённая символика.

Ценители экстрима маниакально обнаруживают его везде и во всём и охотно возбуждаются.
Вдобавок в большинстве случаев «состав преступлений» засекречен – слишком страшно и трепетно воспроизвести этот состав.
Районные суды в разных регионах со звериной серьёзностью принимают решения о запрете того или иного мема, слогана, демотиватора, а потом какой-нибудь имярек из тысяч «блогеров», по неведению разместивших запретное, становится фигурантом очередного процесса.

Вот недавнее письмо мне с изложением будничного сюжета от парня из города Хабаровска.
Почитайте, не поленитесь, грозит такое каждому. Если не вам, то вашим детям.

«В отношении меня возбуждено уголовное дело по факту случайного сохранения на моей личной странице социальной сети «Вконтакте» в папке «Аудиозаписи» одной песни, которую сотрудники правоохранительных органов сочли экстремистской и которая находится по-прежнему в интернете и в плейлистах у большого количества пользователей. Данная композиция никак мною не выделялась и не комментировалась, и находилась в общей папке со множеством других композиций разных стилей и направлений. Уже на стадии предварительного следствия я был включён в «Список террористов и экстремистов». Включение в данный список обернулось для меня закрытием всех зарегистрированных на моё имя банковских счетов, в т. ч. зарплатных. Не имея возможности открыть новый зарплатный счет, я потерял работу, т. к. работодатель поставил ультимативные условия и я был лишен источника заработка и средств к существованию в целом. Поиски работы растянулись на долгие месяцы – работодатели не желали брать меня на работу по той причине, что я не мог открыть на себя зарплатный счет в банке. Чтобы иметь хоть какие-то средства к существованию и вовремя оплачивать коммунальные платежи, а также чтобы хоть частично отдать накопленные за это время долги, я был вынужден временно устроиться на низкоквалифицированную работу. Зарегистрировать на свое имя новую сим-карту любого оператора сотовой связи на территории РФ я также не могу…»

И это последствия только на время предварительного следствия! А сколькие расплатились не только судимостью, но и годами заключения!..
Круто, да?
По сути – война против молодёжи.

Такие законы, такая практика, такие взаимозаменямые законодатели и исполнители с каменными лицами и стеклянными глазами.
Пройдёт немного времени, и связанное с 282 статьёй – её существованием и применением – войдёт в историю как абсурд. Который был изжит.
Надеюсь, что так. Очень надеюсь.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире