Мария Колесникова – символ самого не озлобленного, пацифистского гражданского протеста, какой только можно представить. Не только для Беларуси или России. Для любого общества. Протест любви против силы. Ей дали тюремный срок на 11 лет.

Это событие возмущает разум, что естественно: нечто светлое и открытое затаптывается в кровь и грязь. Но еще это событие вызывает тот эффект, что можно назвать, – «непонимающим сознанием». Скорее всего, это уже последнее непонимание такого рода, но все же.

Люди, которые управляют существующим политическим режимом и приводят волю режима к исполнению, – все эти люди родились во времена, когда идеи цивилизованности и гуманизма, кажется, уже довольно прочно обосновались в человеческом мире. Уже состоялись две тотальные, беспрецедентные войны, были концлагеря и гулаги, массовые уничтожения и лишения всех прав, – и кажется, человеческий мир кое-что вынес из всего этого. То, что ценность свободы первостепенна; что несменяемость власти порождает чуму; что с оппонентом следует разговаривать, а не стрелять ему в голову. Так нам еще недавно казалось.

Однако, судя по фактам, гуманные идеи не имеют веса для тех, кто воплощает собой власть. Но, что гораздо хуже, – и для тех, кто власть поддерживает. Даже если эта поддержка состоит только в том, что они власть не оспаривают и приспособились к ней. В общем, надо признать, что гуманизм не прижился в сознании большинства людей. А это, собственно, и вызывает непонимание. Как можно не принять, что свобода лучше рабства и что лучше делать любовь, чем войну?

Очевидно, что можно. И также очевидно, что располагается на той чаше весов, которая абсолютно перевешивает все гуманные идеи. Там располагается магнетизм власти. Не власти каких-то других идей или принципов, а просто, – власти как власти. И сила влияния этого магнетизма беспрецедентна, она проникает внутрь и подчиняет, обещает покровительство, нерушимую определенность и спокойствие. В силу этого влияния люди делаются конформистами, а зачастую и убежденными адептами. Под фейсбучным постом о приговоре Марии Колесниковой одна симпатичная и образованная российская девушка пишет комментарий:

«Я считаю, что любого, кто посягает на спокойствие граждан и пытается из Беларуси сделать вторую Украину, – нужно сажать, и надолго. Так что ещё мало дали».

Что со всем этим делать?

Во-первых, не забывать основ гуманизма, не забывать Канта: всякий человек всегда есть цель, и никогда, – не средство.

Во-вторых, принять тот факт, что ожидать гуманности от людского мира, такого, каким он сейчас является, – пустое занятие. Источник гуманности внутри нас, а не среди окружающих нас. Гуманизм есть наш глубоко личный, интимный выбор, и зачастую он может сильно не совпадать с тем, что выбирает мир.

И, наконец, помнить, что если «внутренний человек», тот, который «всегда есть цель», уже в нас «пробудился», то какой бы ни была противостоящая ему внешняя сила, – будет ей очень непросто заставить его исчезнуть. Если вообще возможно. Если, конечно, мы собственными сомнениями этого «человека» в себе не ослабим. А потому верить себе, своему «внутреннему» как главному в нас, – это наше оружие.

Да, и еще: не играть с властью в те игры, что она предлагает. Сколько уже в истории высоких идей исказились до противоположного от этих игр? Власть по-определению играет только своими картами, и они всегда ею помечены. И так будет всегда, пока власть свои права объясняет тем, что она – власть. Впрочем, она вообще нечасто пускается в какие-то объяснения. А возможно ли, чтоб во власть пришли гуманисты, и чтобы при этом гуманизм свой не утратили, – это уже другой вопрос.

Сейчас же нет ничего насущнее, чем посреди всего происходящего в гуманизме своем не разувериться. И не просто не разувериться, а укрепиться. За примером недалеко идти, – посмотреть на Марию Колесникову, которая из-за решеток, в наручниках, – улыбается и веру не теряет. Наверное, нет для человеческого духа более сильных времен, чем времена гонений.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире