На уходящей неделе, в среду 4 июня 2014 г., судья Останкинского райсуда Москвы Лариса Шокурова по представлению бутырского межрайонного прокурора Евгения Непомнящего признала экстремистскими шесть статей Бориса Стомахина. В федеральный список экстремистских материалов включены статьи с говорящими названиями: «Спасение от России», «Убить империю!», «Русский фашизм как жупел Путина», «Мифы русского национализма», «Спасителям России», «Поставить Россию на место». Привлеченные силовиками эксперты обнаружили там «призывы и побуждения к уничтожению Российской Федерации как государственного образования». Сам Стомахин ранее был осужден на шесть с половиной лет строгого режима.

Казалось бы, всё очевидно: призывы к насилию – неприемлемы, а у этого автора есть всё, вплоть до «сбросить атомную бомбу». Однако если вспомнить, что за словами о «превращении США в радиоактивный пепел», прозвучавшими на федеральном телеканале (а не написанными в малочитаемом маргинальном блоге!) последовал не срок и не запрет, а награждение «за заслуги», то закрадывается сомнение: «что-то пошло не так»…

В тот же день 4 июня Правозащитный центр «Мемориал» принял заявление, посвященное делу Стомахина.

О деле Бориса Стомахина

22 апреля 2014 г. в Бутырском суде г.Москвы был оглашён приговор радикальному публицисту Борису Стомахину: шесть с половиной лет лишения свободы в лагере строгого режима. Стомахин был признан виновным по статьям УК РФ: ч.1 ст.205.2 («публичное оправдание терроризма»), ч.1 ст.280 («публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), ч.1 ст.282 («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») и ч.1 ст.30 ч.2 ст.205.2 («приготовление к публичному оправданию терроризма с использованием СМИ»). Ранее Стомахин уже получил по двум из этих статей максимальное наказание – пять лет лишения свободы, которые отбыл в 2006-2011 гг.

Поражает несоответствие наказания инкриминируемым деяниям. Многим пользователям Интернета известны тексты Стомахина на различные политические темы. По нашему мнению, они заслуживают серьёзного порицания, поскольку содержат призывы к насилию, — именно поэтому мы не сочли возможным признать Бориса Стомахина политическим заключённым. Однако эти тексты, по некоторым формальным признакам подпадающие под указанные статьи Уголовного кодекса, на деле способны вызвать ненависть (или, напротив, сострадание) лишь по отношению к их автору. Они не имели никакого реального влияния, и не могли усилить террористическую угрозу для нашего общества и нашего государства. Это косвенно признаёт и обвинительное заключение, где указано, что сведений о потерпевших от деятельности Стомахина не имеется.

Кроме жестокости, отметим и другие странности в позиции суда. Судебные экспертные заключения по 282-й и подобным статьям УК часто становятся предметом общественной критики, но в случае Стомахина они похожи на дурной анекдот. В нарушение УПК РФ, психолого-лингвистические экспертизы были назначены и проведены без участия Стомахина и его защиты. В итоге ему, воспитанному в СССР, вменяются, среди прочего: «умысел на публичное оправдание деятельности террористов, убивших Александра Второго»; умысел повлиять на террористическую деятельность Шамиля Басаева (в 2012-м году – через шесть лет после гибели последнего!); такие заведомо неисполнимые аудиторией статей «призывы» (а в действительности – экспрессивные риторические формулы, выражающие степень негодования автора по тем или иным поводам), как «Эта страна должна быть… ядерными бомбами стёрта с карты мира», и многие другие абсурдные обвинения. Привлечённые судом эксперты, а затем и сам суд, фактически отмахнулись от необходимости изучить мотивационную составляющую вменённых Стомахину деяний, равно как и прочих обстоятельств, связанных с его личностью, ограничившись констатацией его психической вменяемости, и поверхностным опросом нескольких соседей.

Очевидно, что в отношении Стомахина происходит показательная судебная расправа, по жестокости сопоставимая (если не превышающая) с наказаниями, которые зачастую получают в нашей стране виновные в насильственных преступлениях разной тяжести. По-видимому, для такой суровости нет никаких причин, кроме политических. Каково бы ни было наше отношение к публицистике Стомахина, необходимо признать: его преследуют не столько за человеконенавистническое содержание текстов, сколько за их противовластную направленность. Таким образом, Правозащитный центр «Мемориал» вынужден констатировать, что отмеченное многочисленными нарушениями уголовное преследование Бориса Стомахина и вынесенный ему приговор в значительной степени обусловлены политическими мотивами.

Мы требуем пересмотра дела Стомахина. В случае признания его виновным, к нему не должно быть применено наказание, связанное с лишением свободы, — как к человеку, не представляющему реальной опасности для общества, единственному сыну пожилой матери-инвалида, и уже отбывшему в СИЗО значительно больше времени, чем того требовала следственная необходимость. Наконец, мы просим проявить и милосердие к этому человеку, для которого длительный срок заключения не может иметь никаких позитивных последствий, но только ещё более десоциализирует, озлобит и надломит его, а возможно — убьёт.

Из-за возмутительности исповедуемых Стомахиным взглядов, он практически лишён общественной поддержки, потребной всякому преследуемому по политическим мотивам. Правозащитный центр «Мемориал» подчёркивает своё категорическое неприятие творчества Бориса Стомахина как по форме, так и по духу, и, тем не менее, призывает гражданское общество в России проявить особое внимание к этому делу, как политически мотивированному и отмеченному серьезными нарушениями прав человека, подвергнутого уголовному преследованию.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире