Сейчас, в связи с событиями на Болотной, все независимые СМИ говорят и пишут – совершенно справедливо – о спланированной провокации властей и жестокости ОМОНа. Меньше пишут и говорят о спланированной провокации лидеров шествия – хоть она, мягко выражаясь, не менее очевидна – я там был, все видел своими глазами и отвечаю за свои слова: рассказы о том, что Болотная была уже забита народом и проход туда был искусственно заужен силами правопорядка – ложь. На Болотной было полно свободного места, а проход на нее был искусственно заужен как раз остановившейся перед поворотом – явно согласно задумке организаторов-провокаторов – головой марширующей колонны. Но, помимо всего присутствовавшего, озвученного и описанного, есть в этой истории и фигуры умолчания, и «фигуры отсутствия». Вот об этих фигурах и речь.

Суть мероприятия в результате сводится – в общественном сознании – к разборке власти с теми, кто стремится радикализировать процесс противостоянии ей внесистемной оппозиции. А обе указанные стороны этого и алкали. Следственно, каждая получила свое удовольствие и свою выгоду, так что по этой самой сути можно говорить об  элементах объективного сговора власти и лидеров радикальной оппозиции. Но комментаторы, всяко интерпретируя это противостояние, как-то упускают из виду, что большинство участников марша 6 мая по-прежнему составляли мирные, либерально ориентированные, цивилизованные и думающие люди, которые вышли не разные очки себе зарабатывать, не пар выпускать или торить путь к власти, а – отстаивать свое человеческое достоинство и свои права, в том числе право на самоуважение, право жить при любой власти свободно и по закону. Просто они – мы, от всего произошедшего не получили ни выгоды, ни удовольствия. И еще у них – у нас – на этот раз не было вообще никаких лидеров и даже заводил; никто нас на эту акцию не звал – мы вышли по зову своего сердца и в силу собственных убеждений; вышли спокойно и твердо сказать-напомнить Путину, что он вор и бесстыжий проходимец, что мы его не боимся и в грош не ставим; вышли дать понять, что видели в гробу его инаугурацию.

И все эти полгода мы составляли большинство протестантов: начиная с митинга-экспромта на Чистых Прудах 5 декабря и заканчивая провокацией 6 мая, спланированной к взаимному удовлетворению противоборствующими сторонами. Но разница между этими двумя историческими событиями – стартом и финалом массового протеста – еще в том, что после 5 декабря молниеносно образовалась толпа желающих нас организовывать, нами руководить, нам и от нашего имени вещать и обещать, рассуждать в СМИ про нас и про то, как они выведут на улицу полмиллиона нас – и власть ветром сдует – а перед 6 маем, когда по всей логике противостояния Путинскому режиму надо было хотя бы попытаться вывести эти самые пол-лимона, тем самым громко хлопнув дверью массового уличного протеста, сдуло их. Не кремлевские узурпаторы, а они дружно разбежались, даже не попрощавшись с нами и вообще ничего не сказав. В момент смылись как говно в унитазе, только тихо, оставив вместо всех одного либерал-экстремиста Немцова – он же фигляр, шут гороховый (Навальный – уже моя здесь фигура умолчания, поскольку про этот феномен будет отдельный текст: уже давно руки чешутся, а тут как-то все более-менее прояснилось и выстроилось).

Так вот, где дружок Немцова Рыжков, который так импонировал нам своим спокойствием, основательностью и рассудительностью: столь многим привиделся возможным потенциальным лидером цивилизованного и оформленного протеста? Где рубящий правду-матку бравый Гудков? Где Собчак – наша Свобода на баррикадах со своей эвфемистически обнаженной грудью? Где властители умов – интеллектуальный Акунин и пламенный Парфенов? Где прежде донельзя активные Пархоменко, Каспаров и пр., не говоря уже о радетеле Явлинском и благодетеле Прохорове? Где фейсбучная молодежь, что энтузиастически твердила: мы были на Болотной и придем еще? Почему в массе своей не пришла и вообще в рот воды набрала? Нет, вообще-то понятно и более-менее известно где: получив все возможные дивиденды и набрав «для истории» и на будущее рейтинговые очки в качестве лидеров, идеологов и заводил протеста, они разошлись заниматься своими делами.

Нет, их можно понять, и даже готов квалифицировать их действия как правильные, логичные: сам считаю – и писал об этом – что стратегия личного противостояния собственным делом неприемлемой реальности наиболее предпочтительна и продуктивна, если иметь в виду созидание иных перспектив для России, чем те, что с грустью прозреваются сегодня; самой правильной считаю эту стратегию на обозримый период, в который вступает страна – что именно она должна превалировать над митинговой активностью и даже партийным строительством, которое сегодня, впрочем, в полном пассиве. Неправильно и нелогично – да просто нечестно – что экслидеры выбрали для этого крутого разворота спиной к нам негодящий момент: нельзя вот так – молча – развернуться и испариться, оставив десятки тысяч людей, которые вам поверили, заложниками экстремистской шантрапы, что преследует собственные цели или просто под благовидным предлогом дает выход агрессивности, «революционности» своей натуры; нельзя – непорядочно – бросать убежденных сторонников ненасильственных действий на произвол разного рода насильников – неважно властных или противоборствующих власти.

Ну, с молодежи пока какой спрос? Просто она незрелая: порывы и чувства искренние, а чувство ответственности еще не оформилось. Здесь есть хотя бы надежда, что с возрастом оно оформится, как и понимание, что человеческое достоинство и любая позиционность неотделимы от последовательности убеждений и действий; от честности и смелости, в том числе в их интеллектуальных ипостасях. Во всяком случае надежда все равно теперь только на эту молодежь – на тех, кому сейчас до 30ти: что пройдет время и они возмужают, в том числе выдвинут на политическую и общественную сцену достойных мужей (жен), подышавших воздухом свободы, свободных от подловатых совковых манер поведения и обхождения с другими людьми. Ну а тем, кто поторговали е..лом и с легким сердцем, наплевав на нас, пошли заниматься своими важными делами (пусть кто-то и впрямь важными – не суть), хочется сказать: как ни крути, а такое поведение с точки зрения представлений о порядочности, в контексте событий 6 мая, вообще в сегодняшней обостренной политической, общественной и культурной конкретике – суть предательство. Так что остается констатировать: да, мы были на Болотной. Но больше не придем – во всяком случае по зову предателей и провокаторов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире