Утро началось со звонка в дверь: пришёл участковый милиционер.

Вы ещё помните, кто такой участковый? Мы помним, с тех пор, как нас внесли в какие-то списки (он сам про это сказал) каких-то неправильных граждан. После январских прогулок с протестами против ареста Навального. С того времени он приходил пару раз и, очень смущаясь и мямля, задавал какие-то бессмысленные вопросы, типа, «а вы здесь живете»? А где ещё мы живем, если вот мы тут стоим и с вами разговариваем?

Теперь смущался опять, хотя вопрос оказался посерьёзнее.

— Меня тут просили выяснить, какой у вас провайдер?
— Во как. А кто просил выяснить?
— Ну, просили. Вам не все равно, кто?
— Странный вопрос. Конечно не все равно. Так кто просил?
— Ну, просили вот…
— Передайте им, что это беззаконная слежка, и однажды они за неё ответят. Когда беззаконие кончится. А оно точно кончится однажды.
— То есть не будете отвечать?
— Не буду.
— Ну ладно. Нет так нет.

И ушёл, вздыхая.

Вот что это было? Ему велели выяснить, а он не нашёл ничего лучшего, чем прийти и прямо спросить?

А установить самим, что за провайдер, — им до такой степени лень?

Да и зачем вдруг провайдер? Чтоб знать, какой провод отрезать?

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире