13:29 , 22 декабря 2020

Тов. Шохин обнаружил крамолу в «Последнем адресе»

Тем временем жизнь в России продолжается, и вовсе не все события в стране прекратили свое течение под впечатлением от все новых и новых навальновских разоблачений. Кое-что отнюдь не замерло в оцепенении.

Вот например, совсем не замер в оцепенении тов. Шохин, президент РСПП, который вчера распорядился разослать персональные письма всем члена Бюро Правления этой организации (в это Бюро входит ровно тридцать крупнейших российских бизнесменов, общей «стоимостью» во многие десятки триллионов рублей). Понятное дело, что несколько получателей этих писем немедленно переслали их в «Последний адрес», о котором там, собственно, и идет речь.

Поразительно то, что тов.Шохин ни единым словом не упоминает в своих письмах иск в Арбитражный суд против ЗАО «Эхо Москвы», который он зачем-то подал только что от имени этих самых членов Бюро Правления. В иске, как вы, может быть, помните, тов. Шохин, потребовал опровергнуть факты, которые я изложил в своей передаче на Эхе, рассказывая, как руководители РСПП вдруг сделались лидерами целого похода против «Последнего адреса» и вообще всей гражданской работы за возвращение памяти о жертвах массовых политических репрессий в СССР и России 20-го века. (Тут, конечно, трудно не напомнить теперь уже знаменитую статью помощника тов. Шохина — Исполнительного вице-президента РСПП тов. Кузьмина «Конвейер «Последнего адреса» надо остановить», — она произвела все-таки сильное впечатление на читателей и вызвала большоооооооой общественный резонанс…)

Зато в письме тов.Шохина излагается новая, с иголочки, концепция того, почему, собственно, РСПП вдруг сделался флагманом борьбы против восстановления исторической памяти в России. Нет, дело не в том, что руководство РСПП требует предоставить ему возможность самостоятельно теперь, — через 80 лет после времени репрессий и через 60 лет после формальной реабилитации безвинно погубленных людей, — разбираться, «был заговор или не было заговора» (это цитата), — такова была версия при первых подходах к снаряду. И не в том, что «родственники жертв против, и не хотят ворошить прошлое», — это была вторая версия. И даже не в том, что «мы покопались и выяснили, эти люди, которых «Последний адрес» хочет увековечить, сами были палачами», — это была третья версия.

Нет. Теперь аргументация начинается заново.

Она состоит в том, что — дальше дословная цитата из письма тов. Шохина — «ПОСЛЕДНИЙ АДРЕС» ЯВЛЯЕТСЯ ЧАСТЬЮ БОЛЕЕ ШИРОКОГО И МАСШТАБНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЕКТА. В ЭТОЙ СВЯЗИ ИНИЦИАТОРАМ «ПОСЛЕДНЕГО АДРЕСА» БЫЛО ЗАЯВЛЕНО, ЧТО РСПП КАК ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩАЯ ИНТЕРЕСЫ БИЗНЕСА, В ПОЛИТИЧЕСКИХ АКЦИЯХ НЕ УЧАСТВУЕТ".

Вот в чем дело. Оказывается, «Последний адрес»— это крамола. Идея памяти об убитых государством невинных людях оказалась антигосударственной, оппозиционной, смутьянской… А РСПП, разумеется, не позволит себя ни во что такое втянуть…

В доказательство крамольного характера нашей работы тов. Шохин ссылается в своем письме на мои слова. Он цитирует: «Суть проекта «Последний адрес» С.Б.Пархоменко обозначает так: «В нашей стране есть свой холокост под названием «политические репрессии». Причем, я подчеркиваю, не сталинские репрессии, а политические в широком смысле слова. Так, как это трактует закон о реабилитации жертв политических репрессий, принятый в 1991 году. Там черным по белому написано: политические репрессии у нас начались 25 октября 1917 года и фактически продолжаются по сей день».

Это совершенно точная цитата из меня, я полностью подтверждаю в ней каждое слово.

Но конечно, не могу не поразиться тому, что тов. Шохин, в прошлом видный и влиятельный министр Гайдаровского правительства, один из самых активных государственных деятелей России того самого периода, когда закон «О реабилитации жертв политических репрессий» стал заметной вехой в политической реформе страны, в процессе освобождения ее от наследия советского тоталитаризма, — теперь упоминает этот закон в качестве компрометирующего обстоятельства.

Времена, конечно, меняются. И люди сильно меняются вместе с ними.

Но вот таким образом плевать в собственное прошлое, в дело собственных рук, в конце концов в собственную молодость,— это… это…
Это надо очень хотеть уцелеть, усидеть на своем сегодняшнем начальственном стуле. Вот и всё.

P.S. Между тем — как и я, и Алексей Венедиктов обещали в эфире «Эха», — каждый из членов Бюро Правления РСПП получил вчера свое персональное письмо и от нас тоже. Там содержится просьба выразить свое личное отношение к этой атаке на «Последний адрес», которую устроили руководители РСПП. Действительно ли каждый из этих крупнейших «капитанов российского бизнеса» хочет участвовать в уничтожении гражданского проекта? И зачем ему это нужно?

Ну и разумеется, мы подтверждаем готовность обсудить сложившуюся ситуацию с руководством РСПП в прямом эфире «Эха».

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире