20:12 , 11 марта 2020

Вирус самодержавия: сопротивляемость падает

За вчерашний день и сегодняшнюю ночь я получил несколько писем и записок от друзей — в основном живущих за пределами России, с вопросом о том, нужно ли считать эпизод с «обнулением сроков» — концом и крахом России. «Это уже диктатура? Это уже окончательная гибель России как государства?»,— спрашивают эти мои друзья.

Я подумал, что может быть надо написать тут какие-то совсем общие, базовые вещи, составляющие основу моего понимания происходящего. Может быть кому-то будет интересно это прочесть — например, просто для того, чтобы сравнить со своим собственным отношением и пониманием тех же событий.

Так вот, насчет «обнуления» и его всемирно-исторического значения. Конца никогда не будет (до тех пор, пока не случится ядерной войны, или человечество не изведет подчистую какой-нибудь вирус). Это непрерывно развивающийся процесс, а не разовое явление.

Сейчас этот процесс направлен в России в сторону уничтожения республики и формирования самодержавия. Самодержавие постепенно легализует само себя, документирует. Вот вчера совершило в этом направлении важный шаг. Поскольку монархия (особенно при таком уровне абсолютизма, завязанности на решения, настроения, физическое и психическое состояние, уровень информированности, компетентности одного человека) — неэффективная и незащищенная изнутри форма государственного устройства, следует надеяться, что она не просуществует долго, и направление процесса достаточно быстро поменяется, развитие пойдет в другую сторону. Может быть — в противоположную. А может быть — в сторону еще более архаичной и примитивной формы организации российского общества.

Кто знает, не исключено, что чтобы двинуться в сторону более совершенных и эффективных форм правления, российскому обществу нужно будет опуститься до родо-племенного строя, оттолкнуться от него и снова двинуться вверх. И кто знает, сколько еще таких циклов понадобится.

Из самой истории с «обнулением сроков» мы видим, что уже сегодня система перестала быть способна генерировать и осуществлять сложные, комплексные решения, учитывающие разные факторы и интересы разных групп. Из всех возможных вариантов реализуется самый примитивный, самый уродливый, самый грубый. Это, на мой взгляд, является признаком нежизнеспособности системы, крайне низкого ее потенциала сопротивления. Из публичных рассуждений человека, претендующего на роль самодержца, — о том, что необходимо сначала обеспечить устойчивость, эффективность и безопасность государства, а только потом можно будет позволить себе сменяемость власти, следует, что этот человек:

— либо крайне некомпетентен, а проще говоря, глуп (бывает, и встречается даже нередко, такая форма глупости — сосредоточенная в конкретной сфере, локальная: иногда она сочетается с хитростью, острой сообразительностью и изворотливостью на других направлениях,— одно другому не мешает и одно от другого не застраховывает), и действительно не понимает, что именно сменяемость власти является важнейшим фактором устойчивости, эффективности и безопасности;

— либо крайне эгоцентричен и, все хорошо понимая и вполне отдавая себе отчет в абсурдности провозглашаемой логики, готов идти на заведомо губительные для страны решения, стремясь только обеспечить свою собственную безопасность в короткой, обозримой для него перспективе.

Если на такую государственную систему случится по-настоящему серьезное и опасное внешнее воздействие — например, появится действительно опасный вирус или образуется действительно решительное намерение конкурентов вытеснить Россию с рынков углеводородного сырья,— организовать сопротивление она не сможет. Потому что это потребует сложных, скоординированных, четко исполняемых решений, на которые такая система не способна.

Другое дело, что такая грубость и примитивность представляет опасность не только для самой этой системы, но и для всего ее окружения, и близкого и дальнего. Потому что на Большие Красные Кнопки нажимает не та сторона, которая сильнее и которая чувствует себя увереннее,— а как раз наоборот, слабая, проигравшая. Мы все это хорошо понимали в позднее брежневско-андроповско-черненковское время, и именно за то благодарны Горбачеву, что он был достаточно мудр и морально силен, чтобы этого выбора не сделать и на кнопку не нажать, когда проигрыш стал неизбежным. Никакой уверенности в том, что нынешняя российская система найдет в себе — в момент неотвратимого решительного поражения — столько же мудрости и силы, у меня нет.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире