09:33 , 26 января 2018

«Ни один из «золотых мальчиков» не попал под санкции. Эту группу необходимо включить»

Андерс Ослунд, эксперт Atlantic Council, дал интервью Ольге Хвостуновой из Института Современной России. Насколько я понимаю, сайт этой организации был заблокирован в РФ еще 11 декабря, одновременно с ресурсми «Открытой России». Так что прочесть интервью, если вы находитесь в России, будет трудно.

Но вот несколько фрагментов из него — в продолжение бурных дискуссий, развернувшихся в последние недели вокруг доклада о «людях Путина» со списком лиц, рекомендуемых к персональным санкциям, который 29 января должен быть представлен Конгрессу США.

«АНДЕРС ОСЛУНД: Я думаю, что 40-50 человек — наиболее эффективная цифра. Это «постыдный список», который должен подчеркнуть, что это «плохие люди». Если в нем будет 200 человек и более, то это в некотором смысле все [ключевые представители российской элиты]. Вы, наверняка, знаете о «списке Путина», принятом на Форуме свободной России в Вильнюсе. В нем 225 человек. Правда, у составителей были другие критерии, — это люди, совершившие преступления согласно Уголовному кодексу РФ. У нас иные критерии, но в любом случае, если вносить 200 человек в санкционный список, то можно столкнуться с двумя рисками. Первый: в списке будет слишком много «малых имен» — людей, мало известных, не очень значимых. Второй: в него могут попасть все состоятельные россияне. Фундаментально вопрос должен стоять так: выявить людей, близких к Кремлю, или богатых русских в целом? Мы активно поддерживаем первый вариант — выявить тех, кто близок к Кремлю, кто заработал на связях с Кремлем и кто ведет коммерческое сотрудничество с Кремлем…»

«...мы не делаем акцент на госчиновниках. Например, одна группа включает людей, занимающихся преступной деятельностью от имени Кремля и зарабатывает на такой работе. Это могут быть такие люди, как Константин Малофеев. Другая категория — «приближенные»: например, Ротенберги, Тимченко, Ковальчук. Они уже находятся под санкциями. Далее, речь идет о детях «приближенных» и других чиновников, которые заработали себе миллиарды и высокие посты. За исключением Игоря Ротенберга, ни один из этих «золотых мальчиков» не попал под санкции. Эту группу необходимо включить. Затем есть категория менеджеров госпредприятий, которые берут деньги из своих компаний в интересах людей, близких Кремлю. Наконец, есть люди, которые хранят деньги Путина. В эту «путинскую группу» входят те же Тимченко, Ротенберги, Ковальчук, а еще такие люди, как Петр Колбин, который находится под санкциями, Сергей Ролдугин, против которого санкций пока нет, и еще несколько человек…»

«...Некоторые люди из списка российского Forbes окажутся под санкциями. Но я хотел бы подчеркнуть, что здесь нужно проявить особую осторожность. В некоторых случаях российские бизнесмены — не хочу называть здесь их имена — сделали свои состояния раньше, но затем были вынуждены платить огромную дань Кремлю. Это вымогательство. И мы не должны наказывать жертв. Другие люди не были столь богаты [до прихода Путина к власти], но стали значительно богаче благодаря Кремлю [под руководством Путина]. Эти случаи нужно различать. И это самая сложная часть работы, поскольку со стороны очень трудно установить, как эти богатые люди в действительности заработали свои деньги…»

«...На практике любой, кто попадет в список CAATSA, окажется исключенным из американской банковской системы. Ни один американский банк и, возможно, ни один банк Западной Европы, не захочет иметь дело с человеком из такого списка. Отделы банковского надзора сразу поймут, что этот человек, скорее всего, вскоре окажется под санкциями…»

В общем, довольно откровенно. И увлекательно.

Однако нет уверенности в том, что г-н Ослунд — действительно именно тот человек, от которого зависит итоговый список «кандидатов в санкционированные». Скорее всего он представляет только одну из нескольких групп, которые работают над своими вариантами списков в Вашингтоне и его окрестностях.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире