serguei_parkhomenko

Сергей Пархоменко

28 марта 2019

F

Ну что же, обстоятельства меня вынуждают написать уже и третий пост, в котором будет упомянута муниципальный депутат Александра Андреева.

Вот только сейчас послушал эфир программы «A-Team» с ее участием на «Эхе Москвы».

Обнаружил там такую фразу Андреевой, дословно:

«Пархоменко, на мой взгляд, выполняет заказ мэрии Москвы, я не знаю в чьем лице, по тому, чтобы устраивать мою травлю, потому что никаких других причин накидываться на меня у Пархоменко нет».

Это заявление параноидальное. В буквальном смысле. Человек, который это произносит, страдает бредом преследования.

Кроме того, это заявление для меня оскорбительно. Но это уже дело второе, менее важное.

Александра Андреева, в действительности у меня есть весьма серьезные основания на вас «накидываться», и они никак не связаны ни с мэрией, ни с другими органами власти. Эти основания вам хорошо известны: я их подробно, с дословными цитатами, изложил в своих постах. Эти основания заключаются в том, что вы делаете человеконенавистнические, дикие, по-настоящему звериные заявления, которые сами по себе противоречат основам современного правопорядка, построенным на «Декларации прав человека», и важнейшим гарантиям, предоставленным Конституцией России.

Тут у меня спрашивали, готов ли я с вами спорить публично. С одной стороны, я с вами уже спорил — совершенно открыто, в общедоступных постах моего фейсбука, куда может заглянуть и где может комментировать любой желающий. С другой, я был бы готов с вами спорить снова, в качестве участника этой передачи, до того как эти нелепые обвинения были выдвинуты, — но меня в нее не пригласили, и даже не поставили меня в известность о том, что она готовится. Вам же на ней была предоставлена широкая и удобная трибуна для высказывания этих ваших звериных идей и для выдвижения оскорбительных абсурдных обвинений в мой адрес. Это, кстати, к вопросу о том, кто из нас двоих в этой ситуации находится в привилегированном положении, и кто кому подыгрывает.

Больше обсуждать с вами мне нечего и незачем. Я не хочу спорить с параноиками, хотя бы из милосердия к ним: параноикам вредно волноваться.

Я бы хотел также обратить внимание тех, кто тут защищал от меня Александру Андрееву, и в том числе Екатерины Шульман, чья реплика имела среди этого хора защитников наибольший резонанс. Отдайте, пожалуйста, себе отчет в том, что вы защищаете человека — помимо всего прочего — бесчестного, лживого, прибегающего к клеветническим обвинениям в адрес оппонента. И никакие ссылки на возраст, пол, вес, рост и цвет глаз этого человека не являются в данном случае существенными, и никак клеветнического характера ее обвинений и аморальности ее заявлений не отменяют.

Оригинал

3061313

Тут многие, наверное, обратили внимание на дивную новость о том, что в Московском Государственном Университете (имени, само собой, М.В.Ломоносова) на днях состоится научная конференция «Первые Скрипальские чтения», призванная отметить светлую годовщину отравления Сергея и Юлии Скрипаль в британском городе Солсбери. Организатором ее самопровозгласился Профессор кафедры российской политики на факультете Политологии МГУ, член научного совета при Совете безопасности РФ Манойло Андрей Викторович, 44 лет от роду.

Профессор Манойло, разумеется, весело кривляется и паясничает, сообщая, что (цитирую по «Медузе») на конференции в частности планируется обсудить «опыт западных спецслужб в части организации информационно-психологической интервенции на территорию Российской Федерации», а лицам, выжающим себя за Александра Петрова и Руслана Боширова, подозреваемым в организации покушения на убийство, отправлены «приглашения напрямую курьером на их адрес», в надежде услышать «рассказ о технологиях информационной войны».

И тут в очередной раз оказывается, что «Диссернет» в пору его нынешней зрелости является совершенно поразительным по полноте и универсальности хранилищем знаний о фантастических тварях российской псевдоучОной среды и о местах, где они обитают.

Вы же помните, что «Диссернет» давно расширил сферу своих интересов далеко за пределы простого исследования владельцев и покупателей фальшивых диссертаций. теперь здесь действует мега-проект «Диссеропедия российских вузов», в рамках которого накапливается информация о, наоборот, изготовителях и продавцах наукоподобного фальшака.

И именно в этой Диссеропедии легко отыскивается персональная страница профессора МГУ Андрея Манойло. Я подчеркиваю: эти данные вовсе не сейчас, «к случаю», добыты. Они там содержались уже давно. А теперь вот дождались своего часа.

3061315

Из сведений, содержащихся на этой странице, следует, что профессор Манойло выступал оппонентом на защите по меньшей мере трех диссертаций, которые позже были признаны ворованными. В одном из случаев речь шла даже о действующем после России в Тунисе, в другом — об Атташе Департамента государственного протокола МИД России: их обоих формально рекомендовали лишить ученой степени диссертационные советы, соответственно, МГЛУ (бывшего ИнЯза) и Дипломатической академии МИД.

3061317

А еще один из трех случаев оказался особенно интересным: диссертация Олега Карповича, Первого заместителя директора Института стратегических исследований и прогнозов, руководителя Центра сравнительно-правовых исследований Института США и Канады РАН, оказалась огромными кусками списана с диссертации самого же профессора Манойло, которые на ней оппонировал. То есть оппонент абсолютно точно видел краденый текст и знал, откуда его сперли. А значит прикрывал фальсифицированную защиту абсолютно осознанно и намеренно.

3061319

Ну и еще за профессором Манойло обнаружена острая склонность к фальсификации собственных научных трудов, методом организации «множественных публикаций». Такой способ фальсификации состоит в том, что недобросовестный автор намеренно публикует одни и те же свои статьи по многу раз в разных изданиях, в лучшем случае меняя у них заголовки. Цель такого жульничества — раздуть статистику собственных научных успехов, «накачать» показатели цитируемости и создать дутый пузырь на месте собственной репутации.

3061321

Вот, выкладываю внизу коллекцию живописных профессорских выкрутасов Андрея Манойло, любителя похохмить и покуражиться на темы попыток зверского убийства при помощи боевых отравляющих веществ.

3061323

Ну, ничего. Пускай пока пошутит, повыпендривается еще. В зверинце «факультета политологии МГУ» самое место для этого медвежьего цирка. Главное, чтоб к живым людям, за ограду вольера не лезли.

3061325

Оригинал

В ближайшую среду, 27 февраля, в Высшей аттестационной комиссии России состоится очередной акт самой, видимо, феерической эпопеи из всей истории «Диссернета».

Экспертный совет по праву – высшая арбитражная инстанция в области юридических наук в России – будет рассматривать формальное заявление экспертов «Диссернета» с требованием лишить ученой степени кандидата юридических наук Прокофьева Константина Георгиевича, и.о.ректора Курганского государственного университета.

Константин Георгиевич защитил диссертацию на модную, своевременную, политически дальновидную тему – «Административная ответственность за нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании». И разумеется, он эту свою диссертацию списал: упер огромными цельными кусками из другой, чужой – на практически ту же тему – но защищенную тремя годами раньше, — вот тут можно полюбоваться на подробности экспертизы

В самом этом факте нет ровно ничего примечательного: в коллекции «Диссернета» есть десятки – ДЕСЯТКИ! – ректоров университетов, академий, институтов и прочих училищ с ворованными диссертациями. Если уж ректору МВТУ им.Баумана, или ВГИКа, или Лингвистического Университета (это бывший легендарный ИнЯз) можно защищать чужой цельносвистнутый текст в качестве своего, то чем этот пыльный курганский «и.о.» хуже…

Интересное в этом случае началось позже. Когда заявление с требованием лишить гражданина Прокофьева степени получило законный ход, и стало ясно, что под задницей у этого недо-ректора становится совсем горячо, он двинулся по пути подлога. Вдруг откуда ни возьмись в руках его образовалась книга, датированная аж 2010 годом, за собственным его авторством и под названием, точно совпадающим с заголовком злосчастной диссертации. Книга эта возникла в природе внезапно: до 2017 года ни одна живая душа ее не видела. В 2017-м она поступила в Российскую государственную библиотеку (можете сами полюбоваться на штамп РГБ на картинке внизу), тогда же внезапно обнаружилась в Книжной палате, — хотя по закону контрольные экземпляры любой книги, издаваемой в России, должны быть зарегистрированы и там, и там немедленно по выходе в свет. Да и сам «автор» умудрился семь лет не вспоминать о наличии у него целого научного труда, не цитировать его, не упоминать в библиографиях, не ссылаться. А тут вдруг – раз, и вспомнил. Нашел под диваном, видимо.

Ну, а что? Бывает, завалилась… А теперь вот вдруг пошуровал под тем диваном шваброй, а там – глядь – книжка! Вот радость-то!

И теперь иллюзионисту Прокофеву как будто бы стало можно говорить, что это не он сдул свою диссертацию у постороннего человека, а наоборот, тот, другой стащил у него научный текст, найдя его в давней и никому до сих пор неведомой книжке…

Незадача только в том, что в волшебной книге Прокофьева вдруг обнаружились потрясающие «артефакты», как это принято называть, согласно традиционной диссернетовской терминологии.

Когда Прокофьев продемонстрировал эту волшебную книжку диссертационному совету, рассматривавшему дело об отъеме у него ученой степени, представитель «Диссернета» поинтересовался происхождением этих поразительных чудес в загадочном издании.

 — Отчего, — спросил этот въедливый представитель, — в книге, датированной 2010 годом, сказано, что в России случилось изменение законодательства, облегчившее процедуру регистрации политических партий, в результате чего их «в настоящее время в Минюсте официально зарегистрировано 53»? (Вот, кстати, эта дивная находка – на приложенной картинке.) Между тем в 2010 году, когда книга как будто бы «вышла», партий было зарегистрировано всего 8, поскольку закон, облегчивший регистрацию, на самом деле был принят только весной 2012-го. А 53 партии набралось только к началу 2013 года, что, кстати, вполне точно сообщено в гораздо позднее написанной, а затем украденной вами диссертации…
 — А оттого, — отвечал Прокофьев, — что я умею создавать такие замечательные законопроекты, что их через много лет рассматривает и принимает Государственная Дума.
 — Хорошо, — поинтересовался дальше диссернетовский инквизитор, — а откуда в вашей книге, как бы «вышедшей» в 2010 году, сообщение о повышении штрафов за участие в несанкционированном митинге до 300 000 рублей, хотя это повышение в действительности состоялось только в июне 2012-го?
 — А оттуда, — парировал Прокофьев, — что я заранее все рассчитал и представил законодателю, а законодатель впоследствии, конгда пришло время принимать поправку к Административному кодексу, со мной согласился.
 — Но в таком случае, — не унимался обвинитель, — расскажите, каким способом вы в 2010 году предсказали содержание и дословно процитировали целый абзац из решения Конституционного суда РФ, в нашей, общедоступной реальности принятого и обнародованного только в феврале 2013 года?
 — Ничего я не предсказывал, — скромно потупился Прокофьев, — просто я тогда написал, какое решение мне кажется справедливым, а судьи Конституционного суда, видимо, убедились, что мое мнение очень квалифицированное, и банально переписали его слово в слово в свое решение…

Вся эта фантасмагория показалась диссертационному совету Российского Университета Дружбы Народов, где весной 2018 года рассматривалось дело о покраже Прокофьева, вполне убедительной. Диссовет выслушал эти сногсшибательные объяснения поразительных артефактов и постановил: ну а что, книга есть, текст в ней с диссертацией совпадает, значит и покражи никакой не было.

И вот теперь, почти год спустя, рассмотрение продолжится в Экспертном совете ВАК по праву.

Очень хочется там услышать продолжение этого диалога. Про готовые решения, украденные Конституционным судом у курганского самопровозглашенного ученого. Про его же законопроекты, покорно одобренные Государственной думой…

И очень хочется спросить у этих важных светил отечественной юриспруденции: а вы тоже безропотно позволите этому Прокофьеву плевать вам на ваши заслуженные седины и лысины? Вы это его смехотворное в своей неизбывной наглости вранье тоже выслушаете с такими серьезными, непроницаемыми лицами? Вас тоже эта сногсшибательная лажа ни в каком месте не побеспокоит?

И в конце концов: Вам на вашу собственную репутацию, господа профессора и академики, тоже – и до такой же степени — плевать?

3056755

3056757

3056759

Оригинал

25 декабря 2018

Дикость так дикость

Все почему-то сильно удивлены новостью о том, что немецкую технику будут переплавлять в ступени храма при Министерстве Обороны.

Погодите, эти люди, во главе с верховным вождем своего быстро дичающего племени, еще печень врага будут есть. Причем, непосредственно за алтарными вратами. Сливая лишнюю кровь с дискоса в потир. И макая туда просфору.

Суеверие так суеверие. Дикость так дикость. Главное, от «турецкого прихода» отделились, как фельдмаршал сказал на недавней пресс-конференции. Теперь можно.

Оригинал

Вот тут целый день читаю и смотрю новости про показания, которые Мария Бутина дала, в соответствии со своим соглашением о сотрудничестве со следствием.

И сдается мне, что у одного из самых любимых моих политических персонажей — Александра Порфирьевича Торшина, того самого, что навсегда остался в истории в качестве председателя парламентской следственной комиссии, побоявшейся сказать правду об истинных обстоятельствах бойни в Беслане, и потом щедро награжденного за свое «благоразумие», — так вот, у Александра Порфирьевича Торшина случились теперь очень, очень, просто очень большие неприятности.

3018505

Бутина, похоже, говорила о нем следствию и суду щедро и охотно.

Девушку, конечно, жалко: влипла она, в общем, по глупости и юношеской наглости, не совершив ничего такого уж ужасного. Но с ней, кажется, все кончится хорошо: будет выслана из США, вернется домой, и претензий особенных к ней ни у кого не останется.

А вот Торшина не жалко совсем. Ну, вот совсем. Дальше Белоруссии ему теперь шевелиться нельзя. И это очень надолго, может быть даже и навсегда. Думаю, его теперь с наслаждением даже и Казахстан выдаст…

Оригинал

3016693

Помните эту картинку, обошедшую год назад весь мир? Путин 31 октября 2017 в окружении пустых кресел едет (на автобусе!!!) открывать памятник жертвам политических репрессий на Проспекте Сахарова.

Спланирована эта пиар-акция была очень изящно: сначала президент провел заседание Совета по правам человека — а потом вместе со всеми его членами поехал на церемонию открытия «Стены скорби».

Похоже, что сегодня мы увидим дубль этой рекламной постановки: сначала заседание того же Совета (но в обновленном составе), а потом совместная поездка на похороны старейшей российской правозащитницы Людмилы Алексеевой. Ну, или в обратном порядке.

Интересно, многие ли члены Совета сядут с ним в этот автобус?

Ну и важный POST SCRIPTUM просто для памяти, потому что все и так знают: т.н. «суд» уже отказал на просьбу 77-летнего Льва Пономарева разрешить ему присутствовать на похоронах Людмилы Алексеевой, умершей в возрасте 92 лет.

Оригинал

Михаил Федотов, глава свежереформированного Совета по правам человека, назвал «НЕОБЪЯСНИМЫМ» приговор Тверского районного суда о 25-суточном аресте для правозащитника Льва Пономарева.

На самом деле, объяснение есть, и оно очень понятное и полное совершенно очевидного практического смысла. Помимо демонстративной жестокости в отношении 77-летнего человека, при помощи которой нам всем еще раз дают знать, что никто не может рассчитывать не только на снисхождение, но и просто на разумное рассмотрение дела, когда речь идет «о политике» и о гражданском праве на протест, — в решении видно хладнокровное и расчетливое послание.

Это послание адресовано Европейскому Суду по правам человека. Это грубая и наглая оплеуха европейскому суду и в целом — европейскому правосудию вместе с Европейской конвенцией по правам человека, лежащей в его основе.

Если быть точным — это прямой ответ на решение ЕСПЧ по делу Навального, принятое совсем недавно, в середине ноября.

Большая Коллегия ЕСПЧ в том решении приняла отдельное постановление в рамках Статьи 46 Европейской Конвенции. Вот текст (в моем корявом переводе):

«...О Статье 46.
Суд повторил свои предыдущие прецедентные решения о том, что российское законодательство о демонстрациях, протестах и собраниях не предоставляет надлежащих гарантий против произвольного вмешательства…, и что имели место нарушения Статьи 11, поскольку собрания были рассеяны только потому, что для них не было надлежащего разрешения(...). В деле г-на Навального суд также обнаружил «структурное несоответствие» («structural inadequacy») в нормативной базе.
Суд призвал Россию предоставить правовой механизм для органов исполнительной власти, чтобы были должным образом учтено фундаментальное значение права на мирные собрания и проявлена необходимая терпимость к несанкционированным мирным собраниям.»

Статья 11 Конвенции о правах человека, которая тут упоминается, это статья о гарантиях свободы собраний и объединений. Она звучит так:
«1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.
2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц….»

То есть речь идет о том, что ЕСПЧ много раз уже принимал решения, смысл которых состоял в том, что в России снова и снова применяют силу к участникам мирных демонстраций и собраний, и потом подвергают их наказаниям по суду, — НА ТОМ ЕДИНСТВЕННОМ ОСНОВАНИИ, ЧТО У НИХ «НЕ БЫЛО СОГЛАСОВАНИЯ». Именно так: не потому, что собрание представляло для кого-нибудь опасность, грозило каким-нибудь неудобством для кого-нибудь или нарушало чьи-нибудь права, — а потому, что власти отказали организаторам в согласовательном документе.

Таких решений Европейским судом было принято, повторю уже множество, и Российские власти упорно и демонстративно отказывались обращать на них внимание и предпринимать какие бы то ни было усилия для их исполнения: поэтому теперь ЕСПЧ и принял решение по Статье 46 — это статья как раз об «обязательной силе и исполнения постановлений» суда всеми странами, участниками европейской правовой системы.

Россия, со своей стороны, многократно показывала всем интересующимся, что вертела эту европейскую правовую систему на… ну, скажем, на Путине.

Несколько разобранных ЕСПЧ случаев Навального — именно таковы: митинги, шествия и демонстрации, за которые он был осужден, носили мирный характер, никому ничем не угрожали и были «незаконными» только в одном смысле: у них не было согласования, требование которого, не забудем напомнить еще и еще раз, само по себе противоречит российской Конституции.

А теперь в точности таков же случай Льва Пономарева: шествие «За наших и ваших детей», в поддержку фигурантов дела «Нового величия» и дела «Сети», прошедшее возле здания ФСБ на Лубянке больше месяца назад — 28 октября — было мирным. Ни единой претензии организаторам тогда не было высказано, ни один волос не упал ни с чьей головы, ни одна клумба не была вытоптана и ни одно стекло не было разбито. Никто даже не был задержан (за исключением нескольких человек, продолживших поход на Тверской уже после того, как Пономарев объявил акцию законченной). Единственное прегрешение Пономарева и его коллег заключается в том, что он не получил согласования, а поступил в соответствии с многократными решениями ЕСПЧ: нет насилия, нет реальных нарушений, нет действительной опасности, — не может быть ни запрета, ни разгона. И не может быть ничьей вины.

Мы все радовались решению ЕСПЧ по делам Навального и громко интересовались, что ответит на это российский суд и российский законодатель.

Ну вот — ответ получен. 77-летний Лев Пономарев, один из старейших, во всех смыслах слова, российских правозащитников, человек, много лет призывавший своих сторонников к «мирному и конструктивному диалогу» с властью, — принес нам этот ответ. И ближайшие 25 суток будет нам всем его втолковывать: молча, но очень ясно и очень отчетливо — сидя на нарах.

Оригинал

Не  надо уж так умиляться: в пятилетней истории «Последнего адреса» есть и  вполне отвратительные случаи. Не все так благостно. Да.

Бывает, что приходится сталкиваться не просто с равнодушием, не просто с  глупостью, не просто с трусостью, не просто с жестокостью, но поверх всего этого — еще и с чванливым, спесивым начальственным упоением, с  барственным отвращением к надоедливому просителю.

Один из самых, на мой взгляд, позорных и постыдных «кейсов», из коллекции «Последнего адреса», — это эпопея общения с царственными ихвысокоблагородиями по  поводу дома, которым распоряжается Российский союз Промышленников и Предпринимателей.

Пошел девятый (еще раз, прописью — ДЕВЯТЫЙ) месяц с тех пор, как активисты «Последнего адреса» в буквальном смысле слова обивают порог приемной Президента РСПП Александра Николаевича Шохина (а может быть вот этот Шохин правильный, не понятно, где тут реальный экаунт, а где тот, что ведут за него наемные пиарщики). О том, чтоб быть допущенными к общению с  самим сиятельным президентом, речь не идет. Несбыточная мечта из месяца в  месяц — быть выслушанными его приемной.

Формальное письмо с  просьбой разрешить на доме 17 по Котельнической набережной, где располагается начальство РСПП, размещение четырех памятных знаков «Последнего адреса» было отправлено в адрес Александра Шохина еще 7-го апреля — в электронном виде и по почте, как требовали в его экспедиции. Вообще-то в этом доме было арестовано и расстреляно по меньшей мере десять человек. Но у нас есть заявки на четверых, так что начинаем с  них…

Письмо передано на рассмотрение к Исполнительному Вице-президенту РСПП Дмитрию Владимировичу Кузьмину. Входящий номер письма, если вдруг кому интересно, — 1125к

Следующие полгода Оксана Матиевская, один из самых опытных и настойчивых переговорщиков «Последнего адреса», терпеливо названивала в приёмную Кузьмина, получая один и тот же  ответ: пока не рассмотрели, ждите. В октябре над Оксаной сжалились. Не в том смысле, что соединили с начальником или что прислали ответ. Нет, что вы. Ей сообщили по телефону, дословно: «такое долгое молчание надо понимать как отказ», поскольку Дмитрию Владимировичу не раз об этом напоминали. Телефонный разговор или возможность прийти на приём — нет, что вы, в этом вам тоже отказано.

Но вдруг вернулась надежда на  чудо. Среди заявителей «Последнего адреса» нашлась женщина (она присылала нам просьбу установить знак совсем по другому адресу), живущая с Александром Шохиным в одном доме. Кстати, на этом доме знак «Последнего адреса» давно уже есть. Она сообщила нашей Оксане, будто ей  удалось поговорить с Шохиным, и тот пообещал, что Кузьмин все же ее примет.

И вот вчера состоялся решающий разговор, о котором Оксана так долго мечтала и теперь отчиталась в письме коллегам:

«...Секретарь Александра:
 — Да, я вас помню, в звоните с августа месяца (на самом деле, с апреля, но там была секретарь Вика — О.), я ведь доходчиво объяснила, что такое долгое молчание значит, что — нет?
 — Вполне доходчиво, но вот мне сказали, что Дмитрий Владимирович всё-таки готов со мной встретиться.

Пауза, потом она меня соединяет с Кузьминым.

 — Я по поводу нашего письма…
 — В этом письме нет подробной информации о людях, которых вы хотите увековечить, нам нужно знать подробную биографию
 — Но в письме указаны их профессии, даты арестов, расстрелов, реабилитации, какая ещё информация нужна?
 — Всё, что можно о них узнать из дел! Особенно это касается иностранца — там же чех, если я не ошибаюсь?
 — Да, а что вас смущает в этом случае?
 — НО ВЕДЬ ДО СИХ ПОР НЕЯСНО, БЫЛ ЗАГОВОР — НЕ БЫЛО ЗАГОВОРА!
 — Ээээ… простите, заговор?
 — Был реабилитирован — не был реабилитирован…
 — Но в письме сказано, что все были реабилитированы по суду!
 — Нам нужны их дела!
 — Хорошо, если нужна дополнительная информация, почему же вы не  отвечали, и ваш секретарь дважды сказал(доходчиво), что ответ — отрицательный?
 — Вы сейчас говорите со мной, а не с секретарём!
 — Этого было очень непросто добиться.
 — Вы себя как-то странно ведёте. Кто ваш руководитель?
 — Сергей Пархоменко.
 — Пархоменко, который на «Эхе Москвы»?
 — Совершенно верно.
 — Знаете, я очень хорошо знаю тему репрессий, мы всё что вы делаете, поддерживаем и считаем правильным, но ваш руководитель должен был поговорить со мной или с Александром Николаевичем…
 — Так ведь мы обратились с официальным запросом.
 — Мы не отвечали, потому что у нас идёт ремонт вестибюля, а когда он  закончится, мы можем рассмотреть вопрос, чтобы повесить ваши таблички внутри вестибюля…
 — Нет, наши знаки мы вешаем на фасад здания, снаружи.
 — Наше знание официальное, мы должны всё решать с префектурой — передайте это вашему руководству, будут подходить люди, будут возникать вопросы, вот отремонтируем вестибюль, и найдём место…
 — Нет, мы не устанавливаем наши таблички внутри вестибюлей!
 — Так. Вы не хотите меня услышать. До свидания!»

Вот тут внизу — сведения о том самом «иностранце», чехе Франце Ивановиче Веселове, насчет заговора которого сомневается исполнительный президент Кузьмин. (Карточка из собрания замечательного проекта «Открытый список» — доступного в один клик любому интересующемуся.)

3007370

И тут же повешу портрет Дмитрия Владимировича Кузьмина: должны ж они с  Францем Ивановичем наконец посмотреть друг на друга, раз их судьба теперь свела, и один взялся заново решать судьбу другого.

3007372

Какие еще сведения нужны? Кто будет эти сведения изучать? Новый суд в РСПП планируется организовать? РСПП проведет судебное следствие на тему того, «был заговор — не было заговора»? А прокурором кто пойдет? А приговор кто станет выносить? Кто возьмет на себя право решить, правильно ли  этого человека расстреляли и зарыли в общей яме в Коммунарке? Товарищу Кузьмину доверят? Или сам Александр Шохин судейскую мантию наденет?

А еще потом, я надеюсь, рассмотрят дело ЗАРЕЦКОГО Михаила Исааковича: Родился в 1903 г., Польша, Новогрудский уезд, г. Городище; еврей; член ВКП(б); преподаватель техникума связи, в прошлом сотрудник бюро международной информации ЦК ВКП(б). Проживал: Москва, Котельническая наб., д.17, кв.29. Арестован 25 декабря 1937 г. Приговорен: ВКВС СССР 19 марта 1938 г., обв.: в участии в к.-р. террористической организации. Расстрелян 19 марта 1938 г. Место захоронения — Московская обл., Коммунарка. Реабилитирован 7 декабря 1955 г. ВКВС СССР.

И еще дело ПОКРОВСКОГО Ивана Николаевича: Родился в 1904 г., Западная обл., с. Лески бывш.; русский; б/п; студент Московского химико-технологического института. Проживал: Москва, Котельническая наб., 17, кв.66. Арестован 22 июля 1932 г. Приговорен: Коллегией ОГПУ 27 октября 1932 г., обв.: террористической деятельности. Расстрелян 10 января 1933 г. Место захоронения — Москва, Ваганьковское кладбище. Реабилитирован 10 сентября 1960 г.

И еще дело ТАНХИЛЕВИЧА Абрама Марковича: Родился в 1900 г., г. Минск; еврей; образование незаконченное высшее; член ВКП(б); зам. зав. сельскохозяйственным отделом ЦК ВКП(б). Проживал: Москва, Котельническая наб., д.17, кв.30. Арестован 8 августа 1937 г. Приговорен: ВКВС СССР 25 января 1938 г., обв.: в участии в к.-р. террористической организации. Расстрелян 22 марта 1938 г. Место захоронения Московская обл., Коммунарка. Реабилитирован в мае 1956 г. ВКВС СССР.

Интересно: процессы будут индивидуальные, или по  традиции — одним общим приговором всем заговорщикам наказание определят? Как положено — за подписью тройки? Или двойки хватит?

Шикарный заголовок бы вышел:
«ТРИБУНАЛ РОССИЙСКОГО СОЮЗА ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ РАССМОТРИТ ДЕЛА УЧАСТНИКОВ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ».

Я думаю, пиарщики РСПП будут в восторге.

А  вы думали, зачем нужен Российский Союз Промышленников и  Предпринимателей? Ну как же, вот: дела о контрреволюционных террористических организациях восьмидесятилетней давности заново рассматривать, и определять, уже можно повесить табличку, размером с  почтовую открытку, на фасаде дома, или пока еще только внутри вестибюля, чтоб кто-нибудь чего-нибудь лишнего не подумал, или все-таки сейчас не  время, и лучше вообще не надо нигде их имен.

А можно я выступлю на всех этих процессах свидетелем? Очень хочу посмотреть на этих судей, поговорить с ними. Буквально пара слов у меня есть к ним.

Оригинал

29 октября 2018

Спасти The New Times

Два независимых (действительно независимых) и правозащитных (действительно правозащитных) российских ПЕН-Центра — Санкт-Петербургский ПЕН-клуб и ПЭН-Москва — выступили с совместным заявлением по поводу чудовищного беспрецедентного штрафа, присужденного журналу «Нью Таймс».

Откровенно говоря, я сам не знаю, что нужно сделать, чтоб спасти журнал. Это должны сказать юристы, они должны выработать план защиты, а мы должны их обеспечить всем необходимым.

Сразу скажу (этот вопрос часто задают), что мне кажется принципиально неправильным начинать собирать деньги на выплату штрафа. Это из разряда «пусть эта государственная тварь подавится». Репрессивная государственная машина ненасытна и бессовестна, и пытаться ее «накормить, чтоб заткнулась», — никакого смысла нет.

Помощь юристам, которые будут защищать журнал, — это другое дело.

Но в любом случае, сейчас важно, чтобы это дело не забылось, не утонуло в потоке новостей, не стерлось из повестки дня. В этом смысле, такое заявление двух ПЕН-центров мне кажется очень полезным и своевременным. И я надеюсь, будут такие заявления звучать со всех сторон еще.
Оригинал



Совместное заявление «ПЭН-Москва» и Петербургского ПЕН-клуба по поводу многомиллионного штрафа, наложенного на журнал The New Times

25 октября мировой судья Тверского района Москвы присудила журналу The New Times (с июля 2017 года выходит только в интернет-версии) штраф в 22,25 млн рублей за несвоевременное предоставление в Роскомнадзор данных об источниках финансирования.

Можно спорить о том, насколько правомерно, с формальной точки зрения, применена в данном случае статья Административного кодекса. Но трудно не увидеть в чрезмерно жестком наказании журнала и его редактора попытки ограничить пространство независимой дискуссии, запугать тех, кто еще осмеливается критиковать власти и принимаемые ими решения.

«Власти закатывают под асфальт – мы это видим – неконтролируемые медиа», — сказал главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. — А Евгения Альбац и ее журнал, конечно, одна из раздражающих позиций».
Юристы журнала The New Times, директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова и другие эксперты полагают, что налицо избыточное применение законодательства.

Вызывает тревогу и то, что в столь жесткой форме впервые применена новая поправка к Закону об «иноагентах», предусматривающая санкции для СМИ.

The New Times и раньше подвергался судебным преследованиям, предлогом подчас служили надуманные обвинения, а наказание всякий раз было достаточно серьезным. Едва ли можно назвать совпадением тот факт, что нынешнее дело об административном нарушении, уже возвращенное в прокуратуру за истечением срока давности, было возобновлено буквально на другой день после того, как Евгения Альбац пригласила в прямой эфир радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Навального и блистательно этот эфир провела.

Создан тревожный прецедент. «Дело The New Times» может стать началом нового наступления на работу независимой прессы в России.

Мы выражаем солидарность c преследуемым журналом и с его главным редактором. И требуем прекратить практику избирательного правосудия, жертвами которого становятся независимые СМИ и авторы, имеющие смелость подвергать анализу и критической оценке процессы, происходящие в стране.
Оригинал

Прекрасный переводчик, педагог и редактор Наталья Самойловна мавлевич написала замечательно точное и честное письмо московским властям по поводу позорного запрета церемонии «Возвращение имен» у Соловецкого камня на Лубянке.

Конечно, церемония состоится в любом случае, уже сейчас ясно, что тысячи людей придут 29 октября к Соловецкому камню, чтобы читать имена невинно убитых, оставить горящие свечи и цветы. Это не зависит ни от какого начальства, это зависит только от тех, для кого эта традиция действительно важна и нужна.

Но лучше, конечно, чтобы московские власти одумались, осознали, какую дикую, бессовестную ошибку они делают.

Полный текст письма внизу. Не нужно под ним собирать подписи, не нужно никак к нему «присоединяться», не нужно тут ставить лайки, «плюс один» или «и я тоже».

НУЖНО ТАКОЕ ПИСЬМО НАПИСАТЬ И ОТПРАВИТЬ ОТ СВОЕГО СОБСТВЕННОГО ИМЕНИ.

Если захочется что-то изменить, добавить, сократить — сделайте так, как считаете нужным. Но отправьте сами, напрямую, за собственной подписью.

Можно отправить текст в электронном виде. А можно и на бумаге принести и формально зарегистрировать в Мэрии и в Префектуре Центрального округа. А еще лучше сделать и то, и другое.

Приемная Мэрии Москвы находится на Тверской, 13 (вход с правой стороны, если смотреть на фасад).
Рабочие часы:
Пн, Ср: 08:00-17:00, перерыв: 12:00-13:15
Вт: 11:00-20:00, перерыв: 12:00-13:15
Чт: 13:00-17:00
Пт: 08:00-12:00
Сб, Вс: выходной

Вот сайты, с которых можно и нужно отправить письма, заполнив специальную форму:

https://pravo.media/napisat-pismo-sobyaninu-na-oficialnyj-…/ — Мэру Москвы

https://www.mos.ru/feedback/individual/ — Мэру Москвы и Правительству Москвы

https://cao.mos.ru/contacts/reception/? — в Префектуру ЦАО, префекту В.В.Говердовскому

ВОТ ЭТО ПИСЬМО:
* * *
Мэру г. Москвы С.С. Собянину
Префекту ЦАО г. Москвы В.В. Говердовскому
29 октября, в День памяти жертв политических репрессий, в Москве на Лубянской площади, у Соловецкого камня должна состояться ежегодная акция «Возвращение имен». Вот уже 12 лет в этот день с 10 утра до 22 часов к Соловецкому камню приходят тысячи людей, несколько часов стоят в длинной очереди, в любую погоду, чтобы прочитать имена погибших в годы сталинских репрессий сограждан. Это ежегодное поминовение – не просто мероприятие, не просто обычай, это важное событие общенационального масштаба, практически не уступающее по значению маршу «Бессмертного полка».
Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общесство «Мемориал», постоянный организатор акции, начал согласование ее с московскими властями, которые всегда относились к этому событию с уважением и сочувствием, еще летом.
15 октября 2018 г было получено согласие «на проведение культурно-просветительского памятного мероприятия «Возвращение имен» от заместителя префекта ЦАО Л.И. Тиуновой. Однако 18 октября организаторы этого мероприятия обнародовали другую бумагу (подписанную исполняющим обязанности заместителя префекта ЦАО Н.А. Малиничевым) — отказ в его проведении «в связи с открывшимися обстоятельствами при ремонтно-строительных работах», без всяких дальнейших объяснений и извинений.
Такой отказ – прямое оскорбление тысяч и тысяч граждан, оскорбление памяти невинно убитых людей, плевок в лицо организациям жертв политических репрессий, состоящим из очень пожилых людей, — кто решится сообщить им, что событие, которого они ждут весь год, отменяется, что к ним снова относятся с пренебрежением, ставя их интересы ниже интересов коммунальных служб.
«Возвращение имен» неотменимо, оно несравненно более важно для чести и имиджа Москвы, чем, к примеру, фестиваль варенья или рыбы, на проведение которых тратятся огромные средства из московского бюджета (напомню: финансирование «Возвращения имен» — народное).
Я как добросовестный плательщик налогов в бюджет города требую от московских властей в оставшиеся до 29 октября дни найти способ преодолеть «открывшиеся обстоятельства», обеспечить доступ людей к Соловецкому камню. Перенос акции в другое место невозможен – памятный камень недаром стоит на Лубянской площади.
Люди придут в любом случае. Неужели полиция будет разгонять девяностолетних стариков, детей, которых родители привели, чтобы почтить память предков, уважаемых граждан города, каждый год склоняющих головы у Соловецкого камня? За 12 лет не было ни одного случая нарушения порядка в День памяти. И в этом году не будет, если власти вспомнят о своих обязанностях перед гражданами.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире