Не прошло и суток, а официальный представитель Генпрокуратуры Марина Гриднева заявила «Эху Москвы» о решении Прокуратуры проверить факты, изложенные в фильме «Анатомия протеста-2». Оказывается, когда дело касается оппозиции, наша Прокуратура умеет действовать быстро. А вот когда дело связано с коррупцией на высших этажах российской вертикали, то и двух лет не хватает, даже для начала простой проверки.

В конце 2010 года я опубликовал открытое письмо бывшему тогда Президенту России Медведеву Д.А., в котором изложил факты коррупции при строительстве Дворца для В. Путина под Геленджиком. Затем во многих российских и зарубежных газетах появились фотографии дворца и другие материалы по этой теме. Копии договоров, банковских переводов и другие документы здесь.

По материалам газеты «Ведомости» 4 июля 2011 года Навальный А.А. направил в ГУ МВД по Краснодарскому краю заявление о нарушениях действующего законодательства при строительстве комплекса отдыха в окрестностях села Прасковеевка. Компетентные органы погоняли бумаги между Геленджиком, Краснодаром, Москвой и обратно, и технично их похоронили. Копии документов здесь.

В апреле 2012 года я написал заявление о фактах коррупции, связанных с В. Путиным, Президенту РФ, Генпрокурору и Председателю Следственного комитета. Копии документов здесь.

В феврале в журнале «The New Times» вышло мое интервью под названием «Чисто конкретный кандидат». По этим материалам Лев Пономарев Евгений Ихлов направили Генеральному прокурору РФ заявление «О коррупционных и иных преступлениях лица, занимающего государственную должность РФ – кандидата на пост Президента РФ (в порядке ч. 3 ст. 140, ч.2 ст. 144 УПК РФ, ст. ст. 10, 21 Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации»).

В обращении к Генпрокурору Пономарев и Ихлов просили: провести проверку по опубликованным фактам нарушения Путиным В.В. уголовного и избирательного законодательства; по результатам проверки возбудить уголовное дело; результаты проверки в части, относящийся к нарушениям Путиным В.В. избирательного законодательства, направить в ЦИК РФ.

Обращение было адресовано в Генпрокуратуру, а не сразу в Следственный комитет России, который полномочен расследовать нарушения закона со стороны кандидата в Президенты, поскольку надзор за соблюдением кандидата обязанности сообщать о своих доходах и имуществе возложен на Прокуратуру. Только Генпрокуратура могла сделать представление ЦИК РФ с требованием реагировать на нарушение В. Путиным избирательного законодательства.

Дальше началась нормальное российское юридическое кафкианство. Копии писем, ответов и решений судов здесь.

В итоге Следственный комитет отказался проводить проверку изложенных в статье фактов, записей разговоров и моих официальных заявлений, а Мосгорсуд постановил, что следователь имеет право на глаз определять, какая информация о преступлении заслуживает проверки, а какая – нет.

В дореволюционном российском уголовно-процессуальном законодательстве было понятие «оставить в подозрении» – когда доказать вину на одних косвенных уликах суд не мог, но и прекратить дело, как сейчас говорят, «по реабилитирующим основаниям» тоже было явно невозможно. Поэтому обвиняемого освобождали в зале суда, но пятно не смытых подозрений на нём оставалось.

Именно в таком положении 29 августа 2012 года коллегия по уголовным делам Московского городского суда оставила «президента Российской Федерации» гражданина Путина Владимира Владимировича, 07.10.1952 г.р., разрешив Следственному комитету не проверять заявление. Суд оставил Путина в подозрении. В случае нормального с процессуальной точки зрения, пусть и криводушного, постановления следователя о проведении расследования и выводе о том, что приведенные факты не соответствуют действительности, защитники репутации Кремля могли бы говорить – невиновность Путина доказана.

Но раз нет проверки, нет и опровержения информации, а значит вопрос: вор ли Путин – оставлен на будущее.

Почему же такая разная реакция на сообщения в средствах массовой информации. В первом случае – мутные кадры, плохой звук и только убедительный голос диктора за кадром, выхватывающий отдельные слова и выстраивающий собственную версию, но мгновенная реакция прокуратуры. Во втором случае – десятки тысяч публикаций в российских и зарубежных средствах массовой информации, множество официальных обращений и никакой реакции.

Ответ может быть только один. Сегодня весь репрессивный аппарат направлен на то, чтобы бороться с оппозицией. Ни о каком законе, справедливости, уважении прав человека, речь уже не идет. Карманные суды, прокуратура и следствие – это основная черта существующего авторитарного режима. Но не надо забывать историю – все диктатуры имеют один и тот же конец. Вопрос только – когда…

Оригинал

Анкета на сайте Центрального Выборного Комитета по выборам в Координационный Совет российской оппозиции.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире