В переписке с блогером по поводу рынды В. В. Путин назвал, пожалуй, самую главную причину нынешнего удушения российских городов.

Нет, это не рекордно высокие температуры «в России на протяжении 140 лет».

Причина в другой цитате. А именно: – «власть … безусловно, несет ответственность за борьбу со стихийными бедствиями, но она впервые столкнулась с … таким размахом стихии».

Здесь ключевое слово – «борьба». Для Путина стихийное бедствие – нечто всегда неожиданное, которое сваливается на голову, после чего с ним надо активно бороться. И за это несет ответственность власть.

О том, что власть должна ГОТОВИТЬСЯ к стихийным бедствиям и по возможности их ПРЕДУПРЕЖДАТЬ, НЕ ДОПУСКАТЬ, СМЯГЧАТЬ ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ наш премьер никакого понятия не имеет. Поэтому за все это власть заведомо не отвечает.

Как у нас «рост без развития», такая же и «борьба без предупреждения»

ПОЭТОМУ сразу же после прихода В. В. Путина к власти:

с одной стороны – началось беспрецедентное раздувание штатов МЧС, а
с другой стороны – в 2000 г. был ликвидирован Госкомитет по охране окружающей среды и трансформирована федеральная служба лесного хозяйства. В 2004 г. 40 тыс. лесников лишили права составлять протоколы о незаконных порубках и других нарушениях, в 2006 г. был принят новый Лесной кодекс, окончательно уничтоживший лесхозы и всю государственную лесную охрану…

ПОЭТОМУ никогда до Путина не было такой вакханалии в лесном хозяйстве, не было стольких нелегальных вырубок, никогда ранее лесосеки не были в таком опасном пожарном состоянии.
ПОЭТОМУ никогда ранее не вырубалось столько водозащитных и лесозащитных лесов. Никогда раньше на лесных землях не возникало столько далеких от их функций организаций. Никогда раньше особо охраняемые лесные территории прямо не уничтожались в таком масштабе. Никогда ранее масштабы лесовосстановления не были такими мизерными. Никогда на защиту и восстановление лесов не выделялось столь малая часть расходов бюджета.

Кто-то скажет: причем здесь министерство экологии? То, что такие ведомства с огромными полномочиями есть в любом современном государстве, не убедит ура-патриотов. У нас ведь «особый путь».

Но есть элементарное сравнение с человеческим организмом. Для государства такое ведомство – это как обоняние, способное учуять дым начинающегося пожара. В нем накапливаются, обрабатываются самые различные данные о состоянии природной среды и ее возможных вызовах для граждан и государства.

Если хотите, такое министерство – это и есть та самая рында, которая заранее начинает «т-рындеть»: идет глобальное изменение климата, чуваки, залейте торфяники! Занудно напоминать об этом на всех совещаниях, заседаниях правительства, в докладных записках…

Беспечным муниципалитетам городов, правительствам регионов регулярно напоминать о том, что в каждом госучреждении, начиная с роддомов, больниц и школ должны стоять кондиционеры.
Что мэрии должны создавать стратегические запасы респираторов и кислородных масок. И еще целая масса рекомендаций, прямых указаний.

Именно это ведомство должно координировать работу лесной службы, водоохраной, метеорологической и т. д. И на основе их информации формулировать стратегию ЗАЩИТЫ окружающей среды. А также ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ опасных последствий от ее жестоких ударов по человеку. Разрабатывать проекты законов, нормативов и всего с ними связанного.

В таком ведомстве должны аккумулировать все научные разработки отечественные и международные, анализировать все инновации в области предупреждения природных катастроф и их последствий. Такие, как метод экстренного тушения лесных пожаров и торфяников без воды, пермского ученого Владимира Сретенского.

Тогда, может быть, приоритетом бюджета станет не бессмысленное Сколково, а создание современной системы экомониторинга и предупреждения природных бедствий?

Без всего этого вся работа государства, связанная со стихийными бедствиями превратится в бесконечное раздувание штатов МЧС с целью все увеличивающихся масштабов «борьбы». С сопутствующим ростом масштабов воровства бюджетных денег.

Не одно государство в мире исчезло в силу неготовности противостоять вызовам природы. Любой природный катаклизм несет в себе потенциал хаоса и развала государственной власти.

С учетом этого напоминания особенно зловеще звучит вопрос «по ком звонит рында?»

Она звонит по России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире