От общения председателя Правительства России с гражданами, проходившего меньше чем через месяц после президентского послания, логично было ожидать конкретизации способов достижения целей модернизации, поставленных Президентом.

Тогда бы отпали и вопросы к президентскому посланию, которое многие критиковали за обилие правильных, но очень уж общих слов, и эффективное взаимодействие властного «тандема» было бы продемонстрировано.

Однако Путин уклонился от обсуждения крупных политических и экономических вопросов, в том числе и тех, которые поставил Медведев. Единственное, в чем они совпали – это радость по поводу демографических успехов, которые оба без лишней скромности приписывают себе, по всей видимости, не вполне заслуженно. Судя по всему, никакой тандемократии у них пока не получается, а пока только одна тандемография.

Преодоление сырьевой зависимости, структурная перестройка экономики, развитие высоких технологий, активизация научных исследований, развитие образования, стимулирование спроса – все это осталось за рамками четырехчасового шоу, полностью транслировавшегося двумя федеральными каналами и двумя радиостанциями и занявшего почти весь вечерний новостной телеэфир.

Может быть, задачей было создание образа «крепкого хозяйственника», даже хозяина страны, который вникает в проблемы граждан до мелочей? Наверное, так оно и было, но получилось что— то другое.

Есть принципиальная разница между хозяином, думающем о будущем, и всероссийским завхозом, способным только распоряжаться вверенным ему имуществом. Главное впечатление от многочасового разговора — премьер, осведомленный о точной цифре роста производства брюк в результате закрытия Черкизовского рынка (какая связь?), ничего не знает о стратегии выхода из кризиса, развития экономики или тщательно скрывает это знание.

Более того, несмотря на то, что абсолютное большинство вопросов были, наверняка, тщательно отобраны, а сценарий шоу расписан заранее, ответы выглядели откровенно слабыми.

Для большинства проблем – от мизерного размера пенсий до обеспечения заказами предприятий, пострадавших от кризиса, предлагалось только два решения – дать денег или использовать административный ресурс.

Однако, проблема уровня жизни пенсионеров не только, да и не столько в размере пенсий, сколько в постоянном и значительном росте цен на товары и услуги, в том числе и на такие, без которых люди не могут жить. Даже при официально заявленном уровне инфляции в 13 % объявленные темпы прироста пенсий не способствуют поддержанию уровня жизни пенсионеров. А ведь инфляция бедности (цены на продукты и товары первой необходимости) существенно выше среднестатистической. По данным Росстата цены на лекарства с весны прошлого до весны нынешнего года поднялись в среднем на 30%, по некоторым видам – на все 100%. При этом в бюджете пенсионера расходы на лекарства превышают 50%. Иными словами, пенсии растут, а пенсионеры все равно беднеют.

Диалог о ситуации в Пикалево показал, что одним прямым вмешательством высокого начальства нельзя стабилизировать ситуацию не то что во всех моногородах России, но даже в этом одном. Оказывается, кроме ликвидации задолженности перед рабочими, надо поддерживать социальную инфраструктуру города, надо заключать договоры с поставщиками сырья… Здесь нужны не разовая помощь или разовое административное давление на бизнес, а экономическая политика, касающаяся не отдельно взятого Пикалево, а всей страны. Но о ней-то мы ничего и не услышали.

О весьма неглубоком понимании Путиным проблем нашей страны свидетельствует его реакция на вопрос о рейдерстве. Председатель российского правительства обязан знать, что введение в УК соответствующей статьи делу не поможет. Рейдерство невозможно просто приравнять к уголовному преступлению, поскольку оно является следствием 1) несовершенства законов, как правило умышленно организованного и 2) вытекающей из данного несовершенства беззащитности собственника, — начиная от владельца завода, не имеющего милицейской «крыши» над головой, и заканчивая любым гражданином, у которого есть квартира, дача, земельный участок, гараж и любая другая собственность.

При сохранении этих двух предпосылок рейдерства введение уголовной статьиза него не просто бессмысленно, но и опасно. Просто будут «шить» эту статью в целях расправы и сведения счетов. В том числе и с целью того же рейдерства.

Наконец, проблему обеспечения промышленности заказами невозможно решить только за счет госбюджета, нужно стимулировать спрос. Это, вообще, ключевой вопрос выхода из кризиса. «ЯБЛОКО» еще в начале года предложило программу развития массового жилищного строительства, которая могла бы стать локомотивом, способным вытащить из кризиса всю экономику. И в выступлении Владимира Путина на съезде возглавляемой им партии тема массового строительства доступного жилья поднималась, хоть и в самом общем виде. И вопрос о жилье, один из самых острых для наших соотечественников, поэтому и поднимался несколько раз во время «прямой линии», но… Ни одной из возможностей более подробно изложить программу массового строительства доступного жилья глава правительства не воспользовался. Значит, такой программы у правительства нет.

А вместо программы демонтажа олигархической системы, легитимизации крупной собственности в глазах большинства населения страны и восстановления справедливости, действительно нарушенной приватизацией первой половины 90-х – ранний святочный рассказ о злом «ЮКОСе» и передаче отнятых у него средств добрым людям, занимающимся модернизацией ЖКХ. Не сказал премьер только, что среднемесячной зарплатой сотрудников Фонда поддержки реформирования ЖКХ в 200 тысяч рублей возмутилась даже Генпрокуратура. Она подсчитала, что на выплаты (за 2008 год) руководителям данной госкорпорации в российских регионах можно было бы построить 125 многоквартирных домов. Какое-то странное «возвращение денег народу» получается.

Осталось также неясным, почему процесс возвращения «украденных» денег ограничился разгромом ЮКОСа. Самый богатый человек Великобритании Абрамович и другие не менее видные члены списка журнала «Форбс», включая личных друзей премьер-министра, денег, видимо, не «крали», а делали с ними что-то другое.

«ЯБЛОКО» уже давно предложило организовать процесс компенсации за активы, несправедливо присвоенные в 90-е годы. С этой целью мы предлагаем ввести налог на итоги приватизации, которым облагается разница между нынешней стоимостью активов и той, по которой они приобретались в 90-е годы. Налог одноразовый, но выплачивается поэтапно в течение 10 лет. Если В. В. Путина волнует проблема возврата украденных денег, почему бы ему не пойти по этому пути?

Впрочем, демонтаж олигархической системы – это уже не только экономика, но и политика. А о проблемах внутренней политики премьер предпочитал не говорить вообще. По большому счету, за 4 часа он об этой теме вспомнил только раз, правда, метко. Сам он, конечно, этого не хотел, но получилось очень честно: «Слава Богу, у нас никаких выборов нет». Аплодисменты.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире