17:01 , 19 июня 2014

Эксперты о «Душе подушки» и «Травоядных»: «навязчивый мотив смерти» и «явная издевка»

Как известно, Министерство культуры попросило организаторов Московского международного открытого книжного фестиваля снять упоминание о министерстве из списка патронов фестиваля в том случае, если в программу будут включены спектакли по пьесам Максима Курочкина «Травоядные» и Ольжаса Жанайдарова «Душа подушки».

При этом Минкультуры России основывает свою позицию на отзывах экспертов - психологов, философов, театральных критиков, педагогов, искусствоведов, в том числе тех, кто входит в состав министерских Экспертных советов по поддержке современной драматургии и молодой режиссуры. Продолжаем публикацию фрагментов экспертных заключений.

Доктор философских наук, профессор Валерий Расторгуев:

            «…Ознакомился с «детской пьесой» и удивился: о чем спорить-то? Не будет же нормальный человек настаивать на том, что государство должно выступать в роли соучастника (патрона или спонсора) любого действа или акта, который кому-то покажется произведением искусства. Не будет уже по одной причине: никаких ресурсов на всё и всех не хватит. Да и негоже государству выставляться в качестве глупца или защитника бездарностей и тем более растлителей. Для этой цели есть много других «патронов» в обойме массовой культуры.

Прочитав внимательно «пьесу» под устрашающим названием «Душа подушки» (зачем сразу душить, да еще на сцене, чем подушки не угодили?), пришел к выводу: ни малейшего отношения к искусству творение не имеет. Автор «произведения» явно не дружит ни с языком, ни с культурой, ни с логикой. О его скрытых интересах и наклонностях говорить не буду – только они и составляют, видимо, содержание опуса.

Что же касается оценки текста без учета «художественных достоинств», то это довольно нудная популяризация весьма сомнительной позиции, согласно которой любая форма поведения, которая отклоняется от нормы, должна не осуждаться, а приниматься, причем обязательно в качестве новой нормы. Очевидно, что подобная логика, отрицающая любую регламентацию и любые образцы по определению, независимо от всякой конкретики, лишена смысла и вряд ли может быть полезной даже для пропаганды широкой толерантности, поскольку терпимое отношение ко всему непохожему и чужому – это также не что иное, как насаждение определенных норм и образцов поведения.

По мере чтения, впрочем, проясняется сверхзадача и главная мотивация автора «произведения» – мягкая популяризация половых инверсий. Но вряд ли такая установка принесет особый вред читателю или зрителю, потому что неиспорченный человек или ребенок сразу и не догадается о гомосексуальных фантазиях автора, не дочитав до конца.  А на это способен не каждый из-за полного отсутствия сюжета и интриги. В тексте нет ничего, кроме предельно скучного и постоянно повторяющегося мотива. Но именно здесь – в мотиве – и опасность.

В тексте явно доминирует мотив смерти: в течение всего времени «голубая подушка» истекает «кровью» — гречневыми шкурками из раны-дыры. Есть, правда, и еще один страшный образ подвала, где, впрочем, обитают умные крысы, которые читают «подвальные книги». При этом остается загадкой, чем же так страшен подвал, если только там существуют и умные крысы, которых почему-то не пускают к детишкам, и книги? Но с логикой автора не поспоришь, так как её просто нет».

Галина Ореханова – заведующая литературной частью МХАТ им. Горького, член Экспертного совета по поддержке современной драматургии Министерства культуры:

«Олжас Жанайдаров «Душа подушки»

Пьеса «Душа подушки» Олжаса Жанайдарова по мысли автора должна научить детей детсадовского возраста соседоточенно вдумываться в себя, выискивая в себе исключительность, отличия, какую-то особость.

Психологические опыта названного автора, по моему мнению, исходят из особенностей религиозного опыта его нации и интересны для взрослой аудитории как попытка познания особенностей одной из национальных психик.

Что касается понятия «пьеса для детей», то здесь разговор сводится к примитивизму, принижает личностное восприятие жизни у детей и ничего укрепляющего детскую психику не дает. напротив, ни о каком воспитании души, тем более детской, здесь речь не идет.

Как драматический опус Жанайдарова считаю неудачным.

 

М.Курочкин «Травоядные»

С первой же старницы опуса Максима Курочкина «Травоядные» автор опускает читателя в помойную яму своей нечистоплотности, от которой Курочкин, как личность развращенная, похотливая и циничная, испытывает наслаждение. Он упивается возможностью оскорбить читателя. В таком положении дел даже попытка прикоснуться к этой грязи вызывает у нормального нравственного человека, воспитанного на любви и уважении к величию русской литературы и русского театра, отторжение.

Употребление ненормативной лексики бывает порою необходимой краской в работах настоящих художников, когда это требуется как дополнительный штрих для раскрытия образа.

Но то, что предложено Курочкиным, — явная издевка, желание поглумиться над читателем, облить его нечистотами.

Это – недопустимо. За это надо отлучать от общества, живущего по законам традиционной морали.

Читать опус К. – это не уважать себя».

 

 

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире