«Хлещет чёрная вода из крана,
хлещет рыжая, настоявшаяся,
хлещет ржавая вода из крана.
Я дождусь — пойдет настоящая».
Андрей Вознесенский, «Ностальгия по настоящему», 1976.

Сергей Викторович, здравствуйте!

Я был удивлен, прочитав Ваш ответ на моё открытое письмо Григорию Алексеевичу Явлинскому, поскольку Вам не писал. Но это публичная дискуссия и я благодарю Вас за высказанную позицию.

Конечно, я жду отклик Явлинского. Вы, я уверен, высказали своё личное мнение, а не действовали «по просьбе и поручению». Думаю, что нам с Вами нужно быть максимально аккуратными, чтобы не оказаться в положении нечаянных апостолов, которые высказываются от имени Иисуса, пока Он собирается с мыслями. Всё-таки апостолы – не пророки.

И святые, слава Богу, политикой не занимаются, потому как к светской власти не стремятся. А мы с Вами стремимся. Это наша работа, как Вы хорошо знаете.

Я не сомневаюсь, что Вы, опытный политик, правильно поняли суть моего открытого письма. Но Вы пошли существенно дальше Григория Алексеевича в своей оценке перспектив России в случае прихода к власти конкретного политика, Алексея Навального, который сейчас далёк от получения власти как никогда и перспективы его жизни очень драматичны и сложны.

Явлинский написал 7 февраля: «Поддерживать или не поддерживать Навального как политика, каждый решает сам. Но надо понимать: демократическая Россия, уважение к человеку, свобода, жизнь без страха и без репрессий несовместимы с политикой Навального. Это принципиально разные направления».

Вы написали мне: «Ваше предположение, что если Навальный будет находиться у власти, то мы будем в оппозиции к нему, глубоко ошибочно хотя бы потому, что если он придет к власти, такие как Вы или мы будут уничтожены на корню».

Обе оценки имеют право на жизнь, но не могу не вспомнить события 2016 года, когда представители партии «Яблоко», в том числе Вы и я, вели переговоры о создании политической коалиции на основе списка «Яблока» перед выборами в Государственную Думу. Не только я встречался тогда с Алексеем Навальным и членами его команды, но и Вы тоже.

Ваша встреча с Алексеем состоялась не в подполье, а в офисе партии «Яблоко» на Пятницкой, в ней участвовал тогдашний заместитель председателя партии Николай Рыбаков и, насколько я помню, все участники остались довольны общением, много шутили и смеялись.

Более того, когда переговоры о создании коалиции не завершились желаемым результатом (я и сейчас скажу, что, по моему мнению, не по вине партии), Вы лично в начале сентября попросили меня продолжить общение с Навальным, чтобы получить от него поддержку списка партии в том виде, в котором он вышел на выборы, и я выполнил Вашу просьбу.

Общение с Алексеем Навальным и его товарищами в 2016 году было длительным, спокойным и взаимно уважительным. Да, мы не смогли прийти к согласию, но это не были переговоры с врагом, который если придет к власти, то таких как мы «уничтожит на корню». И решение об этих переговорах принимали не Явлинский, Вы или я лично, а Федеральный политический комитет партии.

Политические позиции Алексея Навального и партии «Яблоко» во многом не совпадают. Обсуждение этих различий возможно и уместно тогда, когда Навальный будет на свободе и сможет принимать в разговоре личное участие. Точка.

Вот ещё одна, большая и важная, на мой взгляд, цитата от Григория Алексеевича Явлинского, причём в связи с тем самым скандальным делом «Ив Роше», условный срок по которому сейчас Навальному заменили на реальный:

«Происходящее с Алексеем Навальным ещё раз ярко свидетельствует об избирательности российского правосудия и его абсолютной подчиненности политическому манипулированию. Те, кто принимает подобные решения, считают людей пешками и присвоили себе право распоряжаться их судьбами в целях реализации постыдных политических технологий — сегодня таких, завтра иных.

… Стране жизненно необходима независимая судебная система и равенство всех перед законом, необходим пересмотр как политически мотивированного дела Навального, так и других дел жертв избирательного применения правосудия по политическим и иным мотивам.

… Изменить нынешний политический курс может только самостоятельное гражданское общество, если поймет его тупиковость и выработает соответствующую политическую волю к глубоким и системным переменам. Шагом в этом направлении является широкое общественное движение, направленное на пересмотр всех неправосудных решений последних лет, в том числе и по делу Навального.

Мы, как и многие граждане нашей страны, не верим в объективность судебного разбирательства и справедливость приговора братьям Навальным. Требуем нового рассмотрения дела и искренне желаем Алексею и Олегу Навальным быть на свободе, с их семьями» (30 декабря 2014 года).

Все эти обстоятельства известны и публичны. Предлагаю вести нашу публичную дискуссию без лицемерия, в первую очередь перед избирателями.

И вот здесь – самое главное, на мой взгляд. Вы написали: «Статья Явлинского никого не ударила – ни Навального, ни людей. Понятно, что Вас волнуют голоса на выборах, которые уже давно не выборы, а автора статьи «Без путинизма и популизма» в этой ситуации волнуют жизни и здоровье граждан. Для Вас они – ИЗБИРАТЕЛИ, а для Явлинского – ЛЮДИ! Вот такая разница, Лев Маркович. Именно поэтому Вы и не поняли статьи «Без путинизма и популизма».

Я не готов обсуждать, Сергей Викторович, являются ли избиратели людьми, а люди – избирателями. Мне кажется, что современная наука даёт однозначно положительный ответ на оба эти вопроса 😊

Где выход из тупика? Вот в чём главный вопрос. В моём понимании как политика этот выход – в смене власти на выборах. В этом и заключается (не только согласно требованию закона, а по существу) главная задача политической партии. Мы должны собирать общество вокруг нашей партии, Сергей Викторович. Миллионы людей. Их нельзя отталкивать, обижать недоверием, заполнять их головы пессимизмом.

Люди, собранные вокруг партии как представителя своих интересов, становятся избирателями. От их воли, от их голосов зависит не только наша политическая судьба, но – и это самое главное – судьба страны.

Чтобы избиратели доверяли политикам, политики должны доверять избирателям.

Если мы отрицаем важность этой работы, если нам не важна общественная реакция на наши слова и дела, если мы считаем себя умнее общества, если мы не занимаемся выборами – то мы не являемся политической партией, и это благородное собрание достойных людей надо называть как-то по-другому.

Я хорошо помню Вас как депутата Государственной Думы, заместителя председателя комитета по бюджету и финансам. Вы были очень качественным депутатом. Сейчас такого депутата остро не хватает рядом с российским бюджетом, ставшим кормушкой для присосавшихся к власти со всех сторон.

Я хочу видеть Вас не в пустом прокуренном кабинете на Пятницкой, а в российском парламенте. А наши с Вами политические противники – не хотят. Я готов сделать всё для того, чтобы Вы работали там, где Вы необходимы людям.

Да, «есть вещи поважнее мандатов депутатов Государственной Думы», я хорошо помню Вашу крылатую фразу. Честь, Сергей Викторович.

Но вот так складывается жизнь нашей многострадальной страны, что от нашего с Вами участия в политической работе российского парламента зависят жизни миллионов людей. Жизни. Миллионов. Людей.

Не вижу никаких оснований для нас с Вами уклоняться от этой жизненно важной работы. Если её не сделаем мы, она достанется кому-то другому.

Наш с вами партийный стаж в «Яблоке» совпадает до минуты. У нас – граждан, пришедших в политику в 1980-е годы, – осталось не так много физического и политического времени. Мы не бессмертны, к счастью.

От поколения политиков, живших в советское время, переживших распад СССР и постсоветские годы, не изменивших себе в путинской России, зависит решение огромной по важности задачи: привлечь в политику и привести к власти в стране младшие поколения, вся или почти вся сознательная жизнь которых проходит при Путине. Мы – представители и защитники этих людей. Мы старшие и, значит, наша ответственность выше.

«Времена не выбирают, В них живут и умирают…». Вы, несомненно, помните эти строки Александра Кушнера, написанные в беспросветные, как казалось, времена советского застоя (1978). Двенадцать лет оставалось до смены государственного строя, а тогда казалось – вечность, не доживём.

Перемены пришли внезапно и мало кто оказался к ним готов. Потеряли время, совершили кучу ошибок, бездарно потратили уникальный исторический шанс, провалились в полицейское государство.

Второй исторический шанс после распада СССР для строительства свободной России рождается сейчас, на наших с Вами глазах. Этот шанс – в приходящих в политику людях. Нельзя его пропустить и упустить. Третьего в нашей жизни не будет.

…А поэтические эпиграфы все по сути своей – политические, потому что поэты – пророки, видят далеко, за пределы своей земной жизни. Но борьба с драконом – дело не поэтов, а политиков.

Давайте сделаем эту работу, чтобы не перекладывать её на плечи потомков. Чем позже придут перемены, тем дороже заплатит за них страна.

Лев Шлосберг, гражданин Российской Федерации,

11 февраля 2021 года, Псков.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире