schlosberg_lev

Лев Шлосберг

28 февраля 2019

F
28 февраля 2019

Вопросы Истории

История учит тому, что она ничему не учит.

Всего тридцать с небольшим лет назад в нашей стране печально привычными были слова: инакомыслие, цензура, запрещённая книга, «антисоветская агитация», политический сыск, доносы.

И одновременно с этим – панорама циничных лозунгов. «Планы партии – планы народа». «Всё во имя человека, всё для блага человека». И вся страна знала имя этого человека.

И этому человеку, и почти всем в стране казалось, что всё это – навсегда, что именно так должен быть устроен мир. А там, за границей – стремительно загнивающий капитализм, дни которого сочтены, осталось только дождаться.

Но ждать приходилось тяжело. Пушки вместо масла, масло по талонам.

Одна «Правда», одно «Время», одна «Советская Россия». И – «Труд», в рамках дозволенного.

Для тех, кто не мог терпеть слова КПСС и коммунизм тридцать раз на  одной странице – «Литературная газета». И там немного о литературе.

99% людей были уверены, что до конца их жизни ничего не изменится, кроме фамилии генсека и фотографий членов Политбюро.

А потом всё это рассыпалось у всех на глазах – быстро, как карточный домик, хотя казалось, что стены этого домика – из вечного железобетона.

В зданиях райкомов КПСС разместили суды, а в домах политического просвещения – институты и филармонии. И тоже многим казалось, что теперь-то – навсегда, слава богу. И бога стали славить, и поминать имя Его всуе, но казалось, что всё это хорошо.

Что происходит сейчас с нашей страной второй раз на памяти половины ныне живущих поколений? Куда пришла страна, которая всего тридцать лет назад вышла из морока политического монополизма и диктатуры пролетариата?

Сегодня снова главную опасность для власти представляют инакомыслящие, несогласные, недовольные, нелояльные граждане. Политический сыск снова стал главной задачей спецслужб. Свобода стала нетерпима для государства, а полное непротивление власти считается главной народной добродетелью.

Убийца может уйти от ответственности и даже остаться в политике, но женщина из «нежелательной организации» будет арестована.

В нашей стране снова появился нежелательный для власти народ: люди, которым государство всеми силами показывает, что им (то есть нам) здесь не место. Не место нашим взглядам, нашим убеждениям, нашему праву открыто сказать своё слово. Инакомыслие в России стало экстремизмом.

Правоохранительные органы и суды, будучи частью государства, стали защищать не государство, а власть – власть, принадлежащую сегодня вполне конкретным людям. Да, эти люди хотят оставаться во власти если не  пожизненно, то как можно дольше, но при чём здесь интересы государства? И  – насколько их пожизненное нахождение во власти соответствует интересам государства, если помнить, что власть принадлежит народу?

Ставка на страх – это мина замедленного действия. Он действует, во-первых, не на всех, во-вторых – не навсегда. У паралитического газа страха есть ограничения по сроку действия. И когда освобождение от  страха происходит, сначала меняется сам человек, а затем он начинает изменять страну.

Чтобы поддержать страх, власти начинают воевать в самом буквальном смысле слова. Россия оторвала деньги от народа и ведёт войны за  пределами страны – явные и тайные. Только погибшие на них – везде настоящие, и эта гибель – всерьёз, смерть – это навсегда.

Войны за пределами страны всегда идут по одному и тому же пути: сначала – народное воодушевление, потом – человеческое разочарование, потом – проклятие тем, кто их начал. Кто думает об этом, когда начинает войну?

Свобода мысли и свобода слова стали главными врагами власти. На войну с этими свободами брошены все ресурсы государства. Никого не смущает, что это прямой путь на гражданскую войну?    

Цензура запрещена, но – вернулась цензура. «Как у вас организована цензура материалов?», – спрашивает псковский следователь у главного редактора псковской радиостанции. – «Цензура запрещена согласно Конституции», – отвечает следователю редактор. – «На самом деле?» – удивляется следователь.

Что происходит на самом деле? Кто-то всерьёз считает, что в XXI веке можно создать Советский Союз 2.0 – такую же империю, но на более высоком техническом уровне? Учесть «ошибки прошлого» и построить настоящий современный тоталитаризм? И всё это позволит создать успешное, конкурентоспособное государство, в котором будут мечтать жить миллионы людей со всего мира? Которое сохранит и благоустроит огромную территорию?

Сколько раз за несколько десятилетий можно испытывать терпение Истории? Наступать на одни и те же грабли? Снимать со стены одно и то же  ружьё? Проводить эксперимент над одним и тем же – по существу – народом?

Это ведь опасно для всех без исключения, и для тех, кто сегодня – временно, хотя и долго – находится во власти – не менее опасно, чем для тех, кто с этой властью не согласен и ей противостоит.

Россия становится страной смертельно опасных иллюзий.

Почему развалился Советский Союз?

Потому что это было государство иллюзий, где в плену иллюзий находилось не только общество, но и власть. Эти иллюзии привели огромное государство в политический и экономический тупик, и оно рухнуло, потому что перестало отвечать духу времени, ожиданиям и потребностям людей.

До сих пор продолжаются споры о том, что это было – глупость или предательство. А это был просто итог неадекватности, следствие непонимания того, из чего реально состоит жизнь – и десятков миллионов людей, и государства.

Советский Союз развалился потому, что в нём не было свобод или потому, что настала свобода? Ответ на этот вопрос всё расставляет на  свои места тридцать лет спустя. Опасно ошибаться, отвечая на один и тот же вопрос Истории два раза подряд. История – дама умная и равнодушная. Не простит.

Оригинал

Уважаемые друзья, в Пскове по-прежнему не тихо, к сожалению.

Минувшим утром неустановленный на этот час мужчина (предположительно действующий или бывший сотрудник силовых структур) приклеил на вывеску общественной приёмной депутата Псковского областного Собрания лист бумаги с физическими угрозами в мой адрес.


К сожалению, в условиях криминальной атаки на Псковское «Яблоко» такое действие не удивительно. Заказчики уголовного дела против Псковского «Яблока» и меня лично и заказчики появления этого незваного гостя перед входом в нашу общественную приёмную – это одни и те же [не]люди. Такова сегодня политика в России. Ею заняты грязные люди.

Всю полноту политической ответственности за дальнейшее развитие и политической, и криминальной ситуации в Псковской области несёт  губернатор Михаил Ведерников. Он теперь лично отвечает за безопасность каждого человека в команде Псковского «Яблока». Михаил Ведерников знает, кем и как возбуждалось уголовное дело против Псковского «Яблока». Ему не составит никакого труда узнать, кто этот человек и кто его послал.

Главной задачей действующих в России властей, в том числе силовых структур, стала борьба с политической оппозицией, борьба с инакомыслием. У  этой грязной борьбы могут быть самые разные криминальные формы, в том числе возбуждение заведомо незаконных уголовных дел, в том числе личные угрозы.

Мы отдаём себе полный отчёт этим рискам. Мы вынуждены заниматься политической работой в таких обстоятельствах, и мы будем продолжать эту работу.

Мной подано сегодня в Следственное управление Следственного комитета России по Псковской области заявление о  проведении проверки и возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 119 Уголовного кодекса РФ. Пусть занимаются преступниками, а не оппозицией.

Я призываю всех друзей поддержать команду Псковского «Яблока», нашу борьбу за права человека и верховенство права в нашем крае, всей нашей стране. Друзья, нам в том числе по-прежнему необходима ваша финансовая помощь – и для работы адвоката и, судя по последним событиям, для дополнительных затрат на обеспечение безопасности.

Наша политическая позиция остаётся неизменной, наша работа продолжается. Большое спасибо всем, кто в эти дни рядом и вместе с нами.

Оригинал

Послание Путина оставляет какое-то постмодернистское впечатление. Человек почти  двадцать лет во главе государства, ему подчинено всё от Москвы до самых до окраин. И он словно учится быть президентом, словно только начинает.

За эти годы в естественной политической среде должно было смениться три руководителя страны, и каждый мог бы реализовать себя, привести за  собой новые команды. Но по всем правилам застоя даже если вы видите новых людей, то это знакомые всё лица.

В огромном зале — ни  одного живого, искреннего лица, только маски. Послание президента Путина  — это маскарад в театре теней. За каждой маской — только мысли о себе: пригласили, слава богу, показали по ящику, тоже хороший знак. Радость от  близости к телу. Иллюзия безопасности. Снобизм ложного статуса.

Ни одна реальная боль миллионов людей не касается ни одного персонажа в этом чопорном зале — бедность, несправедливость, жестокость.

Ни слова о войнах, смертях, невинно павших и погибших с оружием в руках. Их никогда не было. Забудьте.

Другой мир, отретушированное Зазеркалье. Циничные люди, пришедшие на очередной скучный и пустой ритуал присяги на лояльность.

Никакого представления о будущем, ни одного лица, которое вызывает надежду. Самодовольный политический тупик.

Гостиный двор — какое символическое место. Товар лицом. А в глазах — пустота.

Оригинал

Друзья, откликаемся на множество просьб опубликовать видео обыска в 
офисе Псковского «Яблока» 13 февраля. Видео на три часа публиковать не 
стали, это скучно. Отобрали 12 минут. Посмотрите, как это было. Большое
спасибо всем за поддержку.

Уважаемые друзья, сегодня в Пскове был митинг в защиту журналиста Светланы Прокопьевой и свободы слова в России.
Вершиной митинга стало выступление самой Светланы.

 --—
Здравствуйте! Меня зовут Светлана, и я журналист. Я хочу сказать несколько слов о себе.

Я родилась в Пскове, закончила обычную городскую школу и затем исторический факультет псковского тогда еще пединститута. В журналистику я пришла случайно, вот буквально по объявлению – «Псковская губерния» набирала новый штат сотрудников, и листовки об этом висели на  факультете. Я решила попробовать, и сразу поняла, что это мое. Что именно этим я и хочу заниматься.

Я сама, через практику и  критику, освоила эту профессию. Я не просто выучила, а внутренне осознала и приняла принципы, по которым работает журналистика во всем мире. Оказалось, что тут все просто: видеть общественно-важные темы, давать возможность высказаться всем сторонам, отделять мнения и факты. Я научилась не замалчивать проблемы и анализировать происходящее, чтобы помогать аудитории понимать, что происходит.

Это – обычная работа журналиста. И когда я зачитывала на «Эхо Москвы в Пскове» свою колонку после теракта в Архангельске, я выполняла обычную журналистскую работу: пыталась разобраться в произошедшем. Пыталась понять, что толкнуло 17-летнего анархиста на преступление, жертвой которого, в первую очередь, стал он сам. Понять это необходимо, чтобы подобное не повторялось, никогда и нигде.

Мотивы наших поступков определяет не только эмоциональное состояние, но и жизненный опыт. Жизненный опыт архангельского террориста целиком и полностью сложился в 21 веке, при путинском режиме. Его взросление пришлось как раз на период закручивания гаек, когда начиналось Болотное дело, и десятки молодых людей получили реальные тюремные сроки по липовым полицейским рапортам.

Тогда общество это пропустило. Так же как раньше пропустило разгром НТВ, дело ЮКОСа, отмену губернаторских выборов и так далее. Пространство свободы в нашей стране сжималось постепенно, медленно, но неуклонно. Я и другие мои коллеги, независимые журналисты, писали об этом постоянно, все эти годы. С сожалением отмечая, что большинство нас не слышит.

И вот  мы пришли к тому, к чему пришли: уголовные дела по картинкам «Вконтакте» и реальные тюремные сроки за слова. Мне грозит до семи лет тюрьмы за  то, что я просто делала свою работу.

Но как бы это ни было ужасно для меня лично, я продолжаю настаивать: это не только про меня история, это история про свободу слова в России. Я убеждена, что нынешняя печальная ситуация с гражданскими правами – это результат, в том числе, недостаточной свободы слова. Отсутствие честных открытых дискуссий по актуальным проблемам, давление только одного мнения, запрет на  высказывание для неугодных – все это кирпичики в стенах нашей общей тюрьмы.

В том, что Россия за 30 лет после распада СССР так и не стала развитой демократией, виноваты, в том числе, журналисты – которые изменили своей профессии. Лживые ведущие федеральных телеканалов. Трусливые корреспонденты, не способные задавать острые вопросы чиновникам. Беспринципные медиаменеджеры, готовые снять любой проблемный материал и опубликовать любую заказуху по требованию учредителя. Самоцензура журналистов государственных и муниципальных СМИ прекрасно дополняла усилия властей по зажиманию свободы слова.

Я никого не  обвиняю, я просто хочу сказать, что всегда старалась быть честной по отношению к принципам своей профессии. В награду мне досталось уголовное дело – и невероятная, поразительная волна поддержки со стороны коллег, других настоящих журналистов. Но мы не сможем спасти себя сами, нам нужна ваша помощь – наших читателей, зрителей и слушателей, помощь всего общества в целом. Не только журналисты, но и все граждане России должны наконец увидеть, к чему ведет уничтожение свободы слова.

Я – обычный человек. Живу в обычной хрущевке. Хожу в те же магазины что и  вы, ругаюсь на эти же самые лужи и ямы на дорогах. Копаюсь в грядках на даче и мариную огурцы. Еще совсем недавно я и представить не могла себя уголовником.

Если пришли за мной – точно также могут прийти и за вами. Простите за этот пафос, но так и есть. И надежда – только на  солидарность. Поэтому спасибо, что вы сегодня здесь.

Оригинал

Заказчиком, организатором и  исполнителем уголовного дела против Светланы Прокопьевой является российское государство. Целью этого заказа является покушение на свободу слова и свободу массовой информации в России, то есть основы конституционного строя. Российское государство стало террористом и ведет террор против граждан.

Светлана Прокопьева в своей колонке на «Эхе Москвы в Пскове» после трагического события в Архангельске сказала именно об этом: государство, ведущее террор против граждан, государство, уничтожающее права и свободы человека, опасно для людей и опасно для самого себя.

Судя по наступившей реакции, власти услышали Светлану Прокопьеву.  Наступившая в виде возбуждения уголовного дела реакция – это месть.  Власти России главную угрозу себе видят в свободных гражданах, обладающих своим мнением и готовностью это мнение высказывать.

3046891

Сутью государственной политики в России стало подавление инакомыслия и война с несогласными гражданами.

Любая публичная критика государственной политики, особенно в сфере отношений граждан и силовых структур, воспринимается властями как прямая угроза власти. Дело против Светланы Прокопьевой – это политический террор. Это дело против каждого свободного гражданина лично.

Светлана Прокопьева в  журналистике с 2002 года, она работает с мыслями и словами, ей в ответ противопоставили государственное насилие.

Я солидарен со Светланой Прокопьевой и уверен в её полной невиновности.

Все причастные к фабрикации этого уголовного дела должны отчётливо, абсолютно ясно понимать, что это криминальное заказное политическое дело, ответственность за которое рано или поздно наступит для всех участников лично, в том числе в юридической форме.

Оригинал

Борьба за восстановление работы поста скорой помощи в селе Ляды идёт четыре месяца. Пока безрезультатно

Село Ляды – издревле обжитое место, в писцовых книгах упоминается с  конца XV века. С 1927 по 1959 годы это был районный центр, до 1944 года – Ленинградской области, после 1944 года – Псковской. В момент образования в районе жили  23 254 человека в 354 деревнях и селах. Живое место.

Сейчас Лядская волость входит в Плюсский район, в волости меньше 2 тысяч постоянных жителей, а во всем районе – 7 508 человек. Беда, конечно.

Но так сложилось исторически, что в Лядах была больница. Своя, с  врачами и стационаром. Потом больница стала филиалом Плюсской больницы, потом её закрыли, а семь лет назад уже Плюсскую больницу, не слушая протесты ни жителей, ни сотрудников, сделали филиалом Струго-Красненской. И начались совсем чёрные дни, потому как плюсские для стругокрасненских – чужие люди. И денег нет, и держаться не на чем.

Но как ни крутила жизнь, круглосуточный пост скорой помощи (три фельдшера, три водителя и «буханка») в Лядах оставался – в здании врача общей практики. Расстояние – это жизнь. Чем больше расстояние от поста скорой помощи до человека, тем меньше шансов спасти ему жизнь. А округа от Ляд – за полста километров по бездорожью.


На фото: офис врача общей практики и поста скорой медицинской помощи в селе Ляды Плюсского района (фото Людмилы Савицкой).

Долго примерялся к посту скорой помощи главный врач Струго-Красненской больницы, и нашел удобный момент: собрался увольняться один из трёх фельдшеров, а три фельдшера – обязательный минимальный стандарт для круглосуточного поста. Ещё летом 2018 года пошли по селу слухи, что пост закрывают. И тут как по заказу приехал на  предвыборную встречу врио губернатора Михаил Ведерников – открывать пожарный пост. Народ к нему: «Не закрывайте скорую помощь, помирать будем!». Ведерников народу: «Не закроем!». А что другое сказать – выборы. Но слово принародно дал.

9 сентября Михаилу Ведерникову присудили победу на выборах, а с 1 октября круглосуточный пост скорой помощи в Лядах закрыли. Впервые за  всё послевоенное время. Можно сказать, накануне 75-летия освобождения района от фашистов.

Жители слово начальника помнили и бросились ко всем, в первую очередь к свежеизбранному губернатору. Но всё, выборы прошли, до начальника не  достучаться, а сам уже не приедет.

Тогда бросились ко всем, и ко мне тоже. Нечасто сейчас получаешь письма не только в Контактике, а просто в конверте, синими чернилами на  бумаге в клеточку. И на этих чернилах – слёзы. Потому как помирать не  хочется, а из Плюссы и Струг Красных скорая в Ляды, а тем более в  десятки выживших к началу века в округе деревень, никак не успевает. И  появляются в местных краях новые постоянные «жители». На кладбищах.

У меня аккурат в тот момент была первая консультация с губернатором по проекту бюджета. 19 ноября отдаю ему запрос депутата прямо в руки: «Прошу Вас дать указание о восстановлении работы станции скорой медицинской помощи (поста) в селе Ляды Плюсского района, действовавшего до III квартала с. г. включительно на базе офиса врача общей практики в  структуре ГБУЗ «Струго-Красненская районная больница». Напомнил про личное обещание: «Выборы прошли, пост закрыт».

Заместитель губернатора по социальной работе Вера Емельянова при моих словах изменилась в лице: «Когда вы получили эту информацию? Мне сообщили, что пост восстановлен две недели назад», – говорит Вера Васильевна. – «Два часа назад говорил с жителями в очередной раз, Вера Васильевна. Подтверждаю: поста нет», – отвечаю.

Признаюсь, грешен: в ту минуту по тени на лице Михаила Ведерникова мне показалось, что пост восстановят ещё до принятия бюджета. Каюсь: ошибся.

Месяц спустя, 18 декабря, получаю ответ от Веры Емельяновой: «Содержание отдельного круглосуточного поста скорой медицинской помощи для обслуживания жителей Лядской волости, в которой проживают 1799 человек, экономически и с точки зрения организации оказания медицинской помощи не целесообразно». И  далее – на трёх листах обоснование с расчётами, почему 1799 человек обойдутся скорой помощью из Плюссы или Струг Красных, потому как по  нормативам Минздрава (чтоб ты жил, как предложил) должно хватать. И еще статистика т. н. «необоснованных вызовов» скорой, которая в любом городе России колеблется от 40 до 60%.

А на 20 декабря назначена вторая консультация с губернатором по бюджету. Я о том же: «Где обещанный пост скорой в  Лядах, Михаил Юрьевич?». И прокомментировал Вере Васильевне её ответ: «Вера Васильевна, перед тем, как подпись ставить, нужно читать, что подписываете». Ведерников прямо на консультации поручает Вере Емельяновой и новой, выписанной из Москвы, облздравначальнице Марине Гаращенко лично поехать в Ляды и поговорить с народом, изучить ситуацию. И  нетвердо так, но говорит: «Изучить возможности для восстановления работы».

Ну, думаю, случаются чудеса на Новый год. Снова надежда. Увы. Не случилось.

Месяц миновал, и пишу я Михаилу Ведерникову новый запрос: «До настоящего времени вопрос не решён. Таким образом, обращение жителей в  адрес губернатора области, органов государственной власти области, депутата областного Собрания депутатов остается без ответа по существу. Прошу Вас решить вопрос по восстановлении работы поста скорой медицинской помощи (поста) в селе Ляды Плюсского района».

По слухам, на 29 января назначена встреча областных чиновников с  жителями многострадального села Ляды и округи. То ли для «изучить возможности», то ли для того, чтобы сказать людям, что пост скорой помощи в Лядах закрыт навсегда.

…А единственный врач общей практики, приехавший в Ляды из Беларуси – молодой, энергичный, оптимистичный, на которого возложили после закрытия поста скорой помощи круглосуточные дежурства – задумался об увольнении. Потому как уже нет сил человеческих так работать. Помереть можно.

Кому нужны жизни 1799 людей в Лядской волости? Отзовитесь.

Оригинал

В Псковской области нет ни одного км электрифицированных железных дорог. Только тепловозная тяга. РЖД не инвестирует в транспортные пути в нашем регионе. Но Россия потратит 2 млрд евро (пять годовых бюджетов Псковской области) на модернизацию железных дорог на Кубе.

3041067

Железнодорожный вокзал станции Псков. Архитектор Пирель (Франция), 1863.

Оригинал

Мы незнакомы с Дмитрием Семеновским. Но так случилось, что за последние сутки это имя звучало в моем общении с самыми разными людьми чаще всех других.

Дмитрия задержали сотрудники МВД 21 января после 15 часов около дома. Они подъехали, позвонили ему по телефону и  сказали, что хотят переговорить по его заявлению об избиении, поданному ещё в  прошлом году. Дома, кроме него, был брат-близнец. Дмитрий вышел, его посадили в  машину и сообщили, что тема для разговора будет другой.

Повезли (как мы теперь понимаем) в управление УМВД по незаконному обороту наркотиков, он сам успел написать брату, что везут «на Инженерную» (там есть отдел полиции), потом, что на  «Октябрьский, 48» (это УФСБ), после этого связь оборвалась, и после 15:50 никаких сообщений от него не было.

Дмитрий молод, ему 20 лет, он  принимал участие в протестных акциях, но лидером протеста не был. Рядовой участник. Важная деталь: он дружен с активистами Артемом и Лией Милушкиными, арестованными в минувший четверг по обвинению в сбыте наркотиков. При избрании меры пресечения в суде следствие не представило никаких доказательств, кроме анонимных показаний «Дениса» и «Оли», причем по всему тексту допроса «Оля» говорит о себе в мужском роде. Копипаст, бывает. Никаких других доказательств, полученных во время оперативно-розыскных мероприятий, в суд не представлено. Наркотики дома не обнаружены. Ночной штурм дома Милушкиных, начавшийся с вынесения арматурой окон в комнате, где находились дети (у супругов 2 сына, 9 и 10 лет) уже вошёл в историю.

К вечеру пауза затянулась, брат и друзья забили тревогу. Телефон Дмитрия был то в сети, то вне, звонки он  не принимал, на сообщения не отвечал. Друзья попросили меня принять участие в  поисках. Звоню дежурному по УМВД области: не доставлялся. УМВД города: не был. Отделы полиции в городе: не был. Помня про Октябрьский, 48, решаем посетить приемную ФСБ. В здании не находится, не доставлялся. Идём в приемную Угро: никого нет. Едем к дежурному УВД по городу, тот при нас повторяет все звонки по  структуре МВД, включая районный отдел: не было. Советует: доедьте до управления по борьбе с оборотом наркотиков.

Приезжаем уже около 23 часов. Снова диктую ФИО и дату рождения. Пауза. Разговор по телефону. Мне протягивают трубку мобильного. На связи – Александр. Информация: Дмитрий с 19 часов находится на допросе в Печорском ОВД (он прописан в Печорском районе), допрашивается как свидетель, изменения статуса (на обвиняемого), скорее всего, не будет, но при задержании (?) находился в состоянии опьянения (?), от  освидетельствования отказался, поэтому составлен протокол об административном правонарушении. Завершится допрос и будет отпущен.

Говорю, что родные не в курсе, связи нет с 15:50, о местонахождении ничего до этой минуты не известно. Прошу дать возможность позвонить родным, сообщить о себе. Ответ: «С ним работает следователь, передадим».

Ребята решают ехать в Печоры и ждать Дмитрия у ОВД, чтобы отвезти домой. Приезжают, сообщают о себе, в том числе о готовности доставить Дмитрия домой. Допрос продолжается примерно до  часу ночи. Поступает информация, что в здании Печорского ОВД находится ещё один свидетель, и показания они пишут «под диктовку». После часу ночи в кабинете гаснет свет, за несколько минут до этого две машины (одна без опознавательных знаков, другая полиции) выезжают с внутреннего двора. Когда гаснет свет, ребята заходят в дежурку, им сообщают: в здании нет, увезли.

Мчатся в Псков, у ворот управления по борьбе с наркотиками видят похожую машину, но без машины полиции. Машина заезжает за ворота и выезжает весьма быстро. Никто не выходит. Едут по  домашнему адресу: не приезжал.

Утро. Никакой информации. Звоним по всем отделам МВД, в том числе в ИВС. Все отрицают доставку и  нахождение. Нет человека. Мы понимаем, что должен быть назначен суд по  административному делу, но это дела срочные, на сайтах судов информация о них не  размещается.

Решаем выдать информацию об  исчезновении человека в СМИ и паблики. Спасибо всем, кто присоединился. Наконец, пресс-служба УМВД на запрос СМИ отвечает: «Задержание Дмитрия Семеновского связано с «проведением следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по ряду возбужденных уголовных дел. Полицией установлено, что возможным свидетелем их организации, подготовки и совершения является указанный гражданин. В связи с этим проведены необходимые следственные действия. Кроме того, в его действиях установлены признаки административного правонарушения – отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Материалы об административном правонарушении сегодня, 22 января, рассмотрит суд».

Какой именно суд? Не  сообщают. 15 часов. Поступает информация: якобы при допросе в Печорах Семеновский был избит, называют имя сотрудника в звании майора, а Дмитрия якобы  прячут, чтобы избежать медицинского освидетельствования побоев, за время ареста следы должны пройти. 

Звоню (в кои-то веки) уполномоченному по защиту прав человека Дмитрию Шахову. 15:15. Рассказываю, пишу запрос. 15:45. Проходит полчаса, ответный звонок: Семеновский находится в  Псковском городском суде на процессе по административному делу. Очевидно, у  дежурного судьи.

Друзья мчатся в суд и там узнают, что заседание было в 14:15, решение суда: 4 суток ареста. Едут в ИВС, им подтверждают: Семеновский там. Вход – только для адвоката.

Теперь диспозиция: в четверг, 24 января, состоится заседание апелляционного суда по Артему Милушкину. В ночь с  21 на 22 января при невыясненных обстоятельствах Дмитрия Семеновского допрашивают шесть (!) часов как свидетеля. Без адвоката. Получают некие показания. При этом если исходить из того, что Дмитрий был в состоянии опьянения (составили же протокол об отказе от освидетельствования, возбудили административное дело!), то его допрос в таком состоянии абсолютно незаконен и  его содержание юридически ничтожно.

Но никто из родных и друзей не  видит Дмитрия Семеновского с 15 часов 21 января. Что ему сказали на допросе и  что он подписал после шести часов «диктовки» – неизвестно. На что он согласился – не известно. Его арест на 4 суток продлится до 26 января включительно. То  есть свидетель особой важности надежно закрыт до второго суда по Милушкину.

Чем могут быть полезны «пьяные» показания Семеновского на апелляционном заседании по Артему Милушкину 24 января? И в целом в деле Милушкиных, которым грозит до 20 лет лишения свободы? Свидетелей «Дениса» и «Оли» уже не хватает? Нужны живые «потребители амфетамина»?

Прошло ровно 24 часа с  момента начала событий до момента установления места нахождения задержанного человека. Сейчас мы знаем только одно: Дмитрий Семеновский жив. И ничего не  знаем о том, что с ним произошло. И какой «свидетель» появился в результате этой спецоперации.

Процессуальные действия по  защите Семеновского не раскрываю.

Оригинал

Министр финансов Антон Силуанов признался, что не понимает народ России

Кто бы мог подумать, но мы дожили до этого: в нашей стране появились инопланетяне. Но не нужно смотреть на  небо в поисках диковинных космических кораблей. Этот инопланетный корабль весьма неплохо устроился на земле. Он рядом с нами. В каком-то смысле – он  рядом с каждым из нас. Потому что инопланетяне работают в правительстве России.

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов сказал намедни в интервью «Коммерсанту» о повышении пенсионного возраста: «Не рассчитывал, не  думал, что обсуждение в обществе этой темы будет проходить так сложно.

Очевидно, что пенсии необходимо повышать, в бюджете необходимых для этого средств не найти без ущерба для других отраслей — здравоохранения, образования, обороны. Да и параметры пенсионной системы, сложившиеся в середине прошлого столетия, требовали донастройки. Сегодня мы имеем совершенно другие условия труда и  продолжительность жизни. Эти показатели и дальше будут меняться в лучшую сторону…

Тем не менее, предложение правительства было воспринято очень тяжело, и, несмотря на все корректировки, которые были сделаны после широкого обсуждения в обществе, с парламентариями, напряжение осталось. Однако и сейчас прекрасно понимаю, что это все равно нужно было делать».

Это говорит (или пишет) человек, являющийся вторым лицом в правительстве России. Он  открыто признаёт, что «не рассчитывал, не думал» о том, что повышение пенсионного возраста вызовет не то что возмущение – недовольство. Где живет этот человек, что он знает о жизни страны, которой руководит?

Это сказал высший чиновник, ответственный за государственные финансы, назначенный лично Владимиром Путиным. При всем изумлении от сказанного Силуановым, он высказался вполне логично. Силуанов поставлен на должность тем самым Путиным, который, по словам его пресс-секретаря, держит в руках наличные деньги 1-2 раза в год. Тем самым Путиным, который лично рассказывал гражданам России о необходимости и даже пользе повышения пенсионного возраста.

Логика Силуанова – это логика Путина. Мысли Силуанова – это мысли Путина. Силуанов – это Путин.


Первый заместитель председателя правительства РФ, министр финансов России Антон Силуанов.

Народ не обрадовался повышению возраста выхода на пенсию. Как странно! Почему не  «кричали женщины ура и в воздух чепчики бросали»?

Зачем людям пенсия, если можно продолжать работать? Ведь условия труда только  улучшаются, не работа – праздник. Зачем отдыхать, если впереди ещё много лет жизни?

Отнять у десятков миллионов человек доходы на общую сумму 1,5 трлн руб. – и ожидать, что это будет принято «с пониманием». Сказать о повышении продолжительности жизни в стране, где в большинстве регионов мужчины живут от 60 до 65 лет – и  думать, что мужики будут приветствовать решение, по которому они не доживут до  пенсии. Заплатят государству всё, но не получат ничего. Бог с ним, что сами не  получат, люди привыкли жертвовать своим для родных, так и детям-внукам тоже не  отдадут. Людей ограбили и ничего не объяснили, кроме того, что уже после принятия решения пренебрежительно и брезгливо сказали им, что «все равно нужно было делать» и «надо потерпеть».

Можно ли к этим «надо» приложить список членов правительства России, начиная с его фактического руководителя Владимира Путина, готовых потерпеть за свой счет, а  не за счёт народа?

Сказать о недостатке денег на здравоохранение, образование, оборону – и перед этим разработать проект федерального бюджета с профицитом в 2 трлн руб. – больше, чем все деньги, которые вытащит повышение пенсионного возраста из карманов граждан за все годы пенсионной аферы.

У  министра труда Максима Топилина спросили в тот же день, когда Антон Силуанов дал своё искромётное интервью, сколько денег необходимо для ликвидации бедности в России. Он ответил, что достаточно 800 млрд. То есть – половины от конфискованного у людей при повышении пенсионного возраста!

Бедность – бич нашей страны. Бедный человек беззащитен, унижен, болен нищетой как проказой, отодвинут от власти и одновременно бесконечно зависит от неё. Бедность угнетает, оскорбляет и озлобляет человека. Бедность – высшее проявление несправедливости. Бедность нетерпима, как сердечная боль. Власти, терпящие бедность в стране, бессердечны в самом простом смысле слова. Как бывают бессердечны бесчеловечные люди.

По  данным Росстата, в России доход ниже прожиточного минимума получает около 20 млн чел. То есть каждый седьмой. Минимальный размер оплаты труда с 1 января составляет 11 280 руб., добавка к предыдущему (11 163 руб.) составила 117 (сто семнадцать) рублей. То есть на 11 163 руб. теперь прожить по  официальной позиции правительства уже нельзя, но вот на 11 280 руб. – ещё можно.

В  Псковской области доходы ниже прожиточного минимума по итогам 2017 года у 115 тыс. человек – 18% жителей области, практически у каждого пятого.

По  другим (научным) критериям оценки уровня жизни бедность – это невозможность для человека пользоваться основными материальными жизненными благами. Таких людей в  России около 35 млн чел. – почти в два раза больше, чем показывает официальная государственная статистика. Это – практически каждый четвертый житель страны.

Кто понимает это в правительстве России? Как можно управлять страной и удивляться естественно реакции возмущения униженных и ограбленных бедных людей?

Кто все эти люди? Что они делают в нашей стране? Как они сюда попали? С какой чужой планеты?

Шутки шутками, но настолько не понимать реальные обстоятельства жизни десятков миллионов человек могут только бесконечно чужие люди. Они живут в другом мире, в другом космосе, у них всё другое: доходы, расходы, дома, дворы, машины, магазины, одежда и обувь, еда на столе, другой запах в комнатах. Запах сытой жизни, цену которой они в полной мере даже не знают. Да и зачем знать, если уже живут так, если вопросы продолжительности и уровня жизни, охраны здоровья, отдыха и пенсий у этих людей решены вне зависимости от того, когда они сами решат отдохнуть от «дел государевых».  

Кажется, они ждали даже вопли восторга от очередного «мудрого решения императора», ну в крайнем случае признание готовности к очередным жертвам: «идущие на смерть приветствуют тебя, Цезарь!». А народ не обрадовался.

«Мы живем под собою не чуя страны…», – это и про них тоже, тогда ещё несуществующих, написал Осип Мандельштам в 1933 году.

Разрыв между обществом и властью в России становится чудовищным. Это уже не разрыв – это пропасть, в которой сгорают иллюзии, надежды, жизненные планы и мечты. Сгорают жизни, люди.

В  нашей стране сформирован во всей его завершенности, как ни затерто это слово, антинародный режим – власть, которая не слышит, не знает и не понимает народ. И  не намерена слышать, знать, понимать. И признаёт это открыто.

Российские власти стали квалифицированной государственной машиной по промышленному производству вреда для людей. Очень опасная и очень вредная профессия.

Бедность пахнет местью, как серой. Месть – это опасно. Мстящий человек оправдывает себя унижениями, через которые он прошёл.

Пропасть между людьми и властью всегда заканчивается плохо. Никакие силовые структуры, никакие штыки не могут «заштопать», замаскировать эту пропасть – она кричит и  требует справедливости, даже если «народ безмолвствует».

Из  этой пропасти выросли в России 1917 год, крах государства, большевистский переворот и  гражданская война, все репрессии – уничтожение крестьянства, всех сословий собственников, интеллигенции, священства, чиновников, военачальников, всех без исключения.

Из  этой пропасти пахнет смертью в самом буквальном смысле слова, и не чувствовать этот запах могут только бесконечно чужие люди – словно живущие в космосе, на  другой планете.

На  такой планете и живут, не чуя страны, президент Путин и его правительство. В их мире, их космосе нет бедности и нищеты, не слышно слёз и криков, нет горечи и  обиды простого маленького человека, у которого одна – такая короткая – жизнь, над которой хочется плакать.

Они живут за  стеклом, в мире имперского величия несуществующей империи, всевластия и  всесилия, видя себя вершителями судеб людей, страны и всего мира. Они никогда не думают о том, что поесть самим и чем накормить детей сегодня вечером и завтра утром.

А  люди живут совершенно другой жизнью. Каждый день.

Рано или поздно, эта другая жизнь, которой помыкают как вынужденным обременением ныне сильные мира, потребует своё и отторгнет от себя чужих людей, потерявших связь с реальностью.

Приводить в порядок и благоустраивать нашу страну мы будем без них.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире