schlosberg_lev

Лев Шлосберг

23 января 2019

F

Мы незнакомы с Дмитрием Семеновским. Но так случилось, что за последние сутки это имя звучало в моем общении с самыми разными людьми чаще всех других.

Дмитрия задержали сотрудники МВД 21 января после 15 часов около дома. Они подъехали, позвонили ему по телефону и  сказали, что хотят переговорить по его заявлению об избиении, поданному ещё в  прошлом году. Дома, кроме него, был брат-близнец. Дмитрий вышел, его посадили в  машину и сообщили, что тема для разговора будет другой.

Повезли (как мы теперь понимаем) в управление УМВД по незаконному обороту наркотиков, он сам успел написать брату, что везут «на Инженерную» (там есть отдел полиции), потом, что на  «Октябрьский, 48» (это УФСБ), после этого связь оборвалась, и после 15:50 никаких сообщений от него не было.

Дмитрий молод, ему 20 лет, он  принимал участие в протестных акциях, но лидером протеста не был. Рядовой участник. Важная деталь: он дружен с активистами Артемом и Лией Милушкиными, арестованными в минувший четверг по обвинению в сбыте наркотиков. При избрании меры пресечения в суде следствие не представило никаких доказательств, кроме анонимных показаний «Дениса» и «Оли», причем по всему тексту допроса «Оля» говорит о себе в мужском роде. Копипаст, бывает. Никаких других доказательств, полученных во время оперативно-розыскных мероприятий, в суд не представлено. Наркотики дома не обнаружены. Ночной штурм дома Милушкиных, начавшийся с вынесения арматурой окон в комнате, где находились дети (у супругов 2 сына, 9 и 10 лет) уже вошёл в историю.

К вечеру пауза затянулась, брат и друзья забили тревогу. Телефон Дмитрия был то в сети, то вне, звонки он  не принимал, на сообщения не отвечал. Друзья попросили меня принять участие в  поисках. Звоню дежурному по УМВД области: не доставлялся. УМВД города: не был. Отделы полиции в городе: не был. Помня про Октябрьский, 48, решаем посетить приемную ФСБ. В здании не находится, не доставлялся. Идём в приемную Угро: никого нет. Едем к дежурному УВД по городу, тот при нас повторяет все звонки по  структуре МВД, включая районный отдел: не было. Советует: доедьте до управления по борьбе с оборотом наркотиков.

Приезжаем уже около 23 часов. Снова диктую ФИО и дату рождения. Пауза. Разговор по телефону. Мне протягивают трубку мобильного. На связи – Александр. Информация: Дмитрий с 19 часов находится на допросе в Печорском ОВД (он прописан в Печорском районе), допрашивается как свидетель, изменения статуса (на обвиняемого), скорее всего, не будет, но при задержании (?) находился в состоянии опьянения (?), от  освидетельствования отказался, поэтому составлен протокол об административном правонарушении. Завершится допрос и будет отпущен.

Говорю, что родные не в курсе, связи нет с 15:50, о местонахождении ничего до этой минуты не известно. Прошу дать возможность позвонить родным, сообщить о себе. Ответ: «С ним работает следователь, передадим».

Ребята решают ехать в Печоры и ждать Дмитрия у ОВД, чтобы отвезти домой. Приезжают, сообщают о себе, в том числе о готовности доставить Дмитрия домой. Допрос продолжается примерно до  часу ночи. Поступает информация, что в здании Печорского ОВД находится ещё один свидетель, и показания они пишут «под диктовку». После часу ночи в кабинете гаснет свет, за несколько минут до этого две машины (одна без опознавательных знаков, другая полиции) выезжают с внутреннего двора. Когда гаснет свет, ребята заходят в дежурку, им сообщают: в здании нет, увезли.

Мчатся в Псков, у ворот управления по борьбе с наркотиками видят похожую машину, но без машины полиции. Машина заезжает за ворота и выезжает весьма быстро. Никто не выходит. Едут по  домашнему адресу: не приезжал.

Утро. Никакой информации. Звоним по всем отделам МВД, в том числе в ИВС. Все отрицают доставку и  нахождение. Нет человека. Мы понимаем, что должен быть назначен суд по  административному делу, но это дела срочные, на сайтах судов информация о них не  размещается.

Решаем выдать информацию об  исчезновении человека в СМИ и паблики. Спасибо всем, кто присоединился. Наконец, пресс-служба УМВД на запрос СМИ отвечает: «Задержание Дмитрия Семеновского связано с «проведением следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по ряду возбужденных уголовных дел. Полицией установлено, что возможным свидетелем их организации, подготовки и совершения является указанный гражданин. В связи с этим проведены необходимые следственные действия. Кроме того, в его действиях установлены признаки административного правонарушения – отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Материалы об административном правонарушении сегодня, 22 января, рассмотрит суд».

Какой именно суд? Не  сообщают. 15 часов. Поступает информация: якобы при допросе в Печорах Семеновский был избит, называют имя сотрудника в звании майора, а Дмитрия якобы  прячут, чтобы избежать медицинского освидетельствования побоев, за время ареста следы должны пройти. 

Звоню (в кои-то веки) уполномоченному по защиту прав человека Дмитрию Шахову. 15:15. Рассказываю, пишу запрос. 15:45. Проходит полчаса, ответный звонок: Семеновский находится в  Псковском городском суде на процессе по административному делу. Очевидно, у  дежурного судьи.

Друзья мчатся в суд и там узнают, что заседание было в 14:15, решение суда: 4 суток ареста. Едут в ИВС, им подтверждают: Семеновский там. Вход – только для адвоката.

Теперь диспозиция: в четверг, 24 января, состоится заседание апелляционного суда по Артему Милушкину. В ночь с  21 на 22 января при невыясненных обстоятельствах Дмитрия Семеновского допрашивают шесть (!) часов как свидетеля. Без адвоката. Получают некие показания. При этом если исходить из того, что Дмитрий был в состоянии опьянения (составили же протокол об отказе от освидетельствования, возбудили административное дело!), то его допрос в таком состоянии абсолютно незаконен и  его содержание юридически ничтожно.

Но никто из родных и друзей не  видит Дмитрия Семеновского с 15 часов 21 января. Что ему сказали на допросе и  что он подписал после шести часов «диктовки» – неизвестно. На что он согласился – не известно. Его арест на 4 суток продлится до 26 января включительно. То  есть свидетель особой важности надежно закрыт до второго суда по Милушкину.

Чем могут быть полезны «пьяные» показания Семеновского на апелляционном заседании по Артему Милушкину 24 января? И в целом в деле Милушкиных, которым грозит до 20 лет лишения свободы? Свидетелей «Дениса» и «Оли» уже не хватает? Нужны живые «потребители амфетамина»?

Прошло ровно 24 часа с  момента начала событий до момента установления места нахождения задержанного человека. Сейчас мы знаем только одно: Дмитрий Семеновский жив. И ничего не  знаем о том, что с ним произошло. И какой «свидетель» появился в результате этой спецоперации.

Процессуальные действия по  защите Семеновского не раскрываю.

Оригинал

Министр финансов Антон Силуанов признался, что не понимает народ России

Кто бы мог подумать, но мы дожили до этого: в нашей стране появились инопланетяне. Но не нужно смотреть на  небо в поисках диковинных космических кораблей. Этот инопланетный корабль весьма неплохо устроился на земле. Он рядом с нами. В каком-то смысле – он  рядом с каждым из нас. Потому что инопланетяне работают в правительстве России.

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов сказал намедни в интервью «Коммерсанту» о повышении пенсионного возраста: «Не рассчитывал, не  думал, что обсуждение в обществе этой темы будет проходить так сложно.

Очевидно, что пенсии необходимо повышать, в бюджете необходимых для этого средств не найти без ущерба для других отраслей — здравоохранения, образования, обороны. Да и параметры пенсионной системы, сложившиеся в середине прошлого столетия, требовали донастройки. Сегодня мы имеем совершенно другие условия труда и  продолжительность жизни. Эти показатели и дальше будут меняться в лучшую сторону…

Тем не менее, предложение правительства было воспринято очень тяжело, и, несмотря на все корректировки, которые были сделаны после широкого обсуждения в обществе, с парламентариями, напряжение осталось. Однако и сейчас прекрасно понимаю, что это все равно нужно было делать».

Это говорит (или пишет) человек, являющийся вторым лицом в правительстве России. Он  открыто признаёт, что «не рассчитывал, не думал» о том, что повышение пенсионного возраста вызовет не то что возмущение – недовольство. Где живет этот человек, что он знает о жизни страны, которой руководит?

Это сказал высший чиновник, ответственный за государственные финансы, назначенный лично Владимиром Путиным. При всем изумлении от сказанного Силуановым, он высказался вполне логично. Силуанов поставлен на должность тем самым Путиным, который, по словам его пресс-секретаря, держит в руках наличные деньги 1-2 раза в год. Тем самым Путиным, который лично рассказывал гражданам России о необходимости и даже пользе повышения пенсионного возраста.

Логика Силуанова – это логика Путина. Мысли Силуанова – это мысли Путина. Силуанов – это Путин.


Первый заместитель председателя правительства РФ, министр финансов России Антон Силуанов.

Народ не обрадовался повышению возраста выхода на пенсию. Как странно! Почему не  «кричали женщины ура и в воздух чепчики бросали»?

Зачем людям пенсия, если можно продолжать работать? Ведь условия труда только  улучшаются, не работа – праздник. Зачем отдыхать, если впереди ещё много лет жизни?

Отнять у десятков миллионов человек доходы на общую сумму 1,5 трлн руб. – и ожидать, что это будет принято «с пониманием». Сказать о повышении продолжительности жизни в стране, где в большинстве регионов мужчины живут от 60 до 65 лет – и  думать, что мужики будут приветствовать решение, по которому они не доживут до  пенсии. Заплатят государству всё, но не получат ничего. Бог с ним, что сами не  получат, люди привыкли жертвовать своим для родных, так и детям-внукам тоже не  отдадут. Людей ограбили и ничего не объяснили, кроме того, что уже после принятия решения пренебрежительно и брезгливо сказали им, что «все равно нужно было делать» и «надо потерпеть».

Можно ли к этим «надо» приложить список членов правительства России, начиная с его фактического руководителя Владимира Путина, готовых потерпеть за свой счет, а  не за счёт народа?

Сказать о недостатке денег на здравоохранение, образование, оборону – и перед этим разработать проект федерального бюджета с профицитом в 2 трлн руб. – больше, чем все деньги, которые вытащит повышение пенсионного возраста из карманов граждан за все годы пенсионной аферы.

У  министра труда Максима Топилина спросили в тот же день, когда Антон Силуанов дал своё искромётное интервью, сколько денег необходимо для ликвидации бедности в России. Он ответил, что достаточно 800 млрд. То есть – половины от конфискованного у людей при повышении пенсионного возраста!

Бедность – бич нашей страны. Бедный человек беззащитен, унижен, болен нищетой как проказой, отодвинут от власти и одновременно бесконечно зависит от неё. Бедность угнетает, оскорбляет и озлобляет человека. Бедность – высшее проявление несправедливости. Бедность нетерпима, как сердечная боль. Власти, терпящие бедность в стране, бессердечны в самом простом смысле слова. Как бывают бессердечны бесчеловечные люди.

По  данным Росстата, в России доход ниже прожиточного минимума получает около 20 млн чел. То есть каждый седьмой. Минимальный размер оплаты труда с 1 января составляет 11 280 руб., добавка к предыдущему (11 163 руб.) составила 117 (сто семнадцать) рублей. То есть на 11 163 руб. теперь прожить по  официальной позиции правительства уже нельзя, но вот на 11 280 руб. – ещё можно.

В  Псковской области доходы ниже прожиточного минимума по итогам 2017 года у 115 тыс. человек – 18% жителей области, практически у каждого пятого.

По  другим (научным) критериям оценки уровня жизни бедность – это невозможность для человека пользоваться основными материальными жизненными благами. Таких людей в  России около 35 млн чел. – почти в два раза больше, чем показывает официальная государственная статистика. Это – практически каждый четвертый житель страны.

Кто понимает это в правительстве России? Как можно управлять страной и удивляться естественно реакции возмущения униженных и ограбленных бедных людей?

Кто все эти люди? Что они делают в нашей стране? Как они сюда попали? С какой чужой планеты?

Шутки шутками, но настолько не понимать реальные обстоятельства жизни десятков миллионов человек могут только бесконечно чужие люди. Они живут в другом мире, в другом космосе, у них всё другое: доходы, расходы, дома, дворы, машины, магазины, одежда и обувь, еда на столе, другой запах в комнатах. Запах сытой жизни, цену которой они в полной мере даже не знают. Да и зачем знать, если уже живут так, если вопросы продолжительности и уровня жизни, охраны здоровья, отдыха и пенсий у этих людей решены вне зависимости от того, когда они сами решат отдохнуть от «дел государевых».  

Кажется, они ждали даже вопли восторга от очередного «мудрого решения императора», ну в крайнем случае признание готовности к очередным жертвам: «идущие на смерть приветствуют тебя, Цезарь!». А народ не обрадовался.

«Мы живем под собою не чуя страны…», – это и про них тоже, тогда ещё несуществующих, написал Осип Мандельштам в 1933 году.

Разрыв между обществом и властью в России становится чудовищным. Это уже не разрыв – это пропасть, в которой сгорают иллюзии, надежды, жизненные планы и мечты. Сгорают жизни, люди.

В  нашей стране сформирован во всей его завершенности, как ни затерто это слово, антинародный режим – власть, которая не слышит, не знает и не понимает народ. И  не намерена слышать, знать, понимать. И признаёт это открыто.

Российские власти стали квалифицированной государственной машиной по промышленному производству вреда для людей. Очень опасная и очень вредная профессия.

Бедность пахнет местью, как серой. Месть – это опасно. Мстящий человек оправдывает себя унижениями, через которые он прошёл.

Пропасть между людьми и властью всегда заканчивается плохо. Никакие силовые структуры, никакие штыки не могут «заштопать», замаскировать эту пропасть – она кричит и  требует справедливости, даже если «народ безмолвствует».

Из  этой пропасти выросли в России 1917 год, крах государства, большевистский переворот и  гражданская война, все репрессии – уничтожение крестьянства, всех сословий собственников, интеллигенции, священства, чиновников, военачальников, всех без исключения.

Из  этой пропасти пахнет смертью в самом буквальном смысле слова, и не чувствовать этот запах могут только бесконечно чужие люди – словно живущие в космосе, на  другой планете.

На  такой планете и живут, не чуя страны, президент Путин и его правительство. В их мире, их космосе нет бедности и нищеты, не слышно слёз и криков, нет горечи и  обиды простого маленького человека, у которого одна – такая короткая – жизнь, над которой хочется плакать.

Они живут за  стеклом, в мире имперского величия несуществующей империи, всевластия и  всесилия, видя себя вершителями судеб людей, страны и всего мира. Они никогда не думают о том, что поесть самим и чем накормить детей сегодня вечером и завтра утром.

А  люди живут совершенно другой жизнью. Каждый день.

Рано или поздно, эта другая жизнь, которой помыкают как вынужденным обременением ныне сильные мира, потребует своё и отторгнет от себя чужих людей, потерявших связь с реальностью.

Приводить в порядок и благоустраивать нашу страну мы будем без них.

Оригинал

3034925

14 января рано утром в ростовском городе Шахты взрывом уничтожены два этажа в подъезде жилого дома. По информации на 14:00 мск один человек погиб, пострадали не меньше 13, семеро на этот час спасены, в том числе ребенок, судьба нескольких человек остается неизвестной, предположительно, они могут находиться под завалами.

Мои соболезнования родным погибшей, всем пострадавшим. Очень надеюсь, что последствия трагедии не расширятся и помощь успеет ко всем, кому она сейчас необходима.

По предварительным данным, взрыву предшествовала долгая (с декабря) утечка газа в подъезде.

Очередная трагедия заставляет вернуться к самим принципам обеспечения жилых домов топливом для подогрева воды и приготовления пищи. Сегодня повсеместно в домах высотой до 10 этажей (27,5 м при стандартной высоте квартир) возможно использование газового оборудования. Об этом ограничении по высотности (этажности) раньше знали все застройщики (оно было включено в известный СНиП 31.01.2003 (здания жилые многоквартирные).

Но в 2011 году СНиП был изменен, и в новом документе (актуализированной редакции) СП 54.13330.2016 этого ограничения также нет. Более того, в Москве уже действует норматив МГСН (Московские городские строительные нормы) 3.01-01 «Жилые здания», допускающие газификацию домов до 25 этажей.

Тем не менее, газифицировать жилые дома любой этажности и ранее было опасно, и сейчас опасно, несмотря на развитие технологий. Об этом мало говорят, к большому сожалению.

Газ чрезвычайно взрывоопасен и при возникновении экстремальной ситуации (взрыв) чем выше здание, тем шире будет радиус поражения.

Кроме того, чтобы поднять газ на высоту более 10 этажей, надо устанавливать специальное оборудование и монтировать другие газовые трубы – выдерживающие бОльшее давление. То есть работать внутри жилого дома с газом бОльшего давления.

Соответственно, этому оборудованию должно технически соответствовать квартирное газовое оборудование (плиты, водонагреватели, «газовые колонки», как их называют в народе).

С одной стороны, застройщику материально невыгодно устанавливать такое специальное оборудование. С другой стороны (и это главное), появляются особые требования и к системе вентиляции, и к пожарной безопасности.

Как в России эксплуатируется любое оборудование, не только газовое, всем известно.

Какой из всего этого вывод? Он очень прост, но это системное решение: в многоэтажных жилых домах не должно быть газоснабжения: только электроснабжение. Дорого? Во-первых (и этого достаточно), жизнь дороже. Во-вторых, при масштабном увеличении энергопотребления цена как минимум стабилизируется.

Парадоксально: выжившие в магнитогорском доме люди категорически отказались от установки электрических плит. Сказали: дорого. Господи…

Такое решение потребует перестройки всей системы ЖКХ, но я не вижу ему альтернативы. Альтернатива вот: Магнитогорск, Шахты…

Оригинал

Дорогие друзья!

Новый год стоит на пороге нашего дома. Новый год – это как новый мир. Новый год – это как новый дом, в котором ещё не поселились люди.

Каким будет этот мир? Как сложится судьба этого дома?

Мы живем с вами в мире, где много бед, боли, несправедливости, жестокости. Мы живем в мире войн, в мире ненависти, в мире нечеловеческого отношения к людям, и каждый год нам хочется изменить этот мир. И каждый новый год дает нам для этого шанс.

В новом году я желаю каждому из нас сохранить себя, свою веру в добро и  справедливость, сохранить наши надежды, наше упорство, наше упрямство, сохранить нашу уверенность в себе, в том, что мы можем построить мир добра, мир свободы и мир справедливости.

Я высказываю чувство самого острого и близкого сопереживания всем, кто в уходящем году столкнулся с бедой. Мы вместе с вами и мы рядом с вами.

Я радуюсь со всеми, кто в уходящем году пережил радость и счастье.

Новый год дает всем нам возможность построить мир добра, счастливую жизнь, подарить близким, родным людям и далеким людям лучи надежды.

Пусть этот год согреет всех, кому сейчас холодно, пусть он принесет свободу всем несвободным и любовь тем, у кого нет любви.

Новый год открывает нам новую жизнь. В этой новой жизни мы можем сделать всё так, как мы хотим. И мы это сделаем, мы будем это делать каждый день все 365 дней наступающего года.

Этот мир – в наших руках, и этот дом – в наших руках, мы – его жители.

С Новым годом, дорогие друзья!

Оригинал

Я сегодня звонил очень близким мне людям, большинство которых не только никогда не видел в жизни, но и никогда не разговаривал с ними по телефону, это были наши первые в жизни разговоры.

Эти замечательные люди – жертвователи Псковского «ЯБЛОКА», благодаря которым вот уже третий год наша команда трудится и побеждает.

Я позвонил по случайно отобранным телефонам более 10 человек: в Санкт-Петербург, Москву, Подмосковье, Псков, Изборск, Саратов, Тверскую область, Самару, Приморье, Кемерово, Новосибирск, Ставрополь…

Почти все откликнулись, многие очень удивились, и мы все вместе порадовались – тому, что мы есть, и возникло, выросло между нами то чувство доверия, которое позволяет людям, находясь за много тысяч километров, быть участниками одного сообщества и проявлять солидарность друг с другом.

К большому сожалению, я не мог сегодня лично позвонить каждому из более чем 500 жертвователей Псковского «ЯБЛОКА» в 2018 году. Но сказанные слова адресованы каждому из вас. Сердечное вам спасибо.

Друзья, мы создаем с вами мир, в котором хочется жить. Спасибо большое каждому из вас. С Новым годом!

Источник

27 декабря 2018

Колониальные деньги

Права и  возможности российских регионов разрушаются бюджетной политикой федеральных властей больше, чем собственно вертикалью власти

Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.
Иосиф Бродский, «Письма римскому другу».

В России завершился бюджетный процесс. С сентября по декабрь, от золотых листьев до  белых вьюг, власти делят деньги между территориями, по сути – между людьми. Очередной цикл бюджетных страданий снова доказал: в России нет федерализма как такового во многом потому, что он отсутствует в межбюджетных отношениях. Где есть деньги в России?, – спросите у любого человека. Ответ будет простым: в  Москве.

И это правда. Концентрация власти – это в первую очередь концентрация денег. Деньги позволяют диктовать политическую волю, формировать уклад жизни, определять статус территорий и оценку человеческих перспектив, проще говоря, во многом предопределяют решения людей, где им жить.

Демографическая карта России – яркое тому доказательство.

Драматизм российской бюджетной ситуации усиливается расстояниями. Если вы живете там, где немного жителей, то рядом с вами, скорее всего, не будет качественных рабочих мест, нормального здравоохранения, образования, культуры, дорог, аэропортов, мест отдыха.

Вы будете чувствовать себя даже не в провинции, а в колонии, которую завоевали только для того, чтобы «прирасти землей», но никак не для того, чтобы обеспечить нормальную жизнь людей. Вы живёте там, где вы не нужны власти.

Оборотная сторона антифедералистских бюджетных отношений – бедность. Бедность доходов и расходов, бедность в заработных платах, бедность в материальных благах всех видов: плохая еда, плохие лекарства, плохие одежда и обувь, плохой быт.

Это не просто обидно для людей, это оскорбительно и унизительно.

Путивизор круглосуточно показывают богатую, довольную жизнью и гордящуюся собой страну, вставшую с колен и победившую врагов, но эти зомбоящики стоят в бедных домах бедных людей, которые видят по ту сторону экрана не просто другую жизнь, а  другую реальность. И эта вопиющая по несовпадению неразделенная реальность сродни шизофрении, потому что сумасшедшим должен быть кто-то один: или тот, кто смотрит телевизор, или тот, кто им управляет.

Профицит федерального бюджета на 2019 год составил 2 триллиона рублей (доходы – около 20 трлн, расходы – около 18 трлн). Чтобы масштаб безумной цифры был понятен, поясню: вся выгода государства от варварского повышения пенсионного возраста – 1,5 трлн рублей. То есть из карманов десятков миллионов человек на протяжении долгих лет будет изъята сумма, которая помещается в искусственно созданный профицит федерального бюджета одного года.

Это и есть – настоящая колониальная политика, когда территории для столицы являются только  источником ресурсов – и финансовых, и человеческих. Деньги и люди стали данью, которую «федерация» собирает с регионов. И ничего не дает взамен.

Это приводит к ускоренному, шальному запустению страны, и это управляемое запустение, потому что в вопросах бюджета всё настолько регламентировано, что нет никакого элемента случайности в  действиях, всё управляемо.


Первый заместитель председателя правительства РФ, министр финансов Антон Силуанов и президент России Владимир Путин.

Несколько цифр из  проекта бюджета Псковской области на 2019 год. Это самый маленький бюджет среди регионов Северо-запада России и один из самых скромных во всей стране. Доходы – немногим более 31,15 млрд., расходы – 32,78 млрд руб., дефицит – более 1,63 млрд руб., собственные доходы и государственный долг примерно равны – по 18 млрд руб.

Для понимания масштаба денег, проходящих мимо Псковской области, но с её территории напрямую в федеральный бюджет: по итогам 2017 года Псковская таможня перечислила в  федеральный бюджет таможенных и иных платежей на сумму 26 млрд 103 млн руб. Ни  один рубль из этой массы не поступил в бюджет Псковской области.

Специальными соглашениями с Минфином, заключенными по принуждению самого финансового ведомства в течение 2017 года, Псковской области вменено карательное сокращение соотношения собственных доходов и государственного долга, которое область не  выдерживает ни одного месяца просто потому, что это невозможно.

Соглашениями предусмотрено обеспечение общего объема государственного долга области от суммы доходов годового бюджета: на 1 января 2018 года – не более 96%, на 1 января 2019 года – не более 89%, на 1 января 2020 года – не более 85%, на 1 января 2021 года – не более 78%, на 1 января 2022 года – не более 72%, на 1 января 2023 года – не более 61%, на 1 января 2024 года – не более 55%, на 1 января 2025 года – не более 48%. То есть Псковской области ультимативно предписано или сократить госдолг, или сократить расходы. И речь идет о миллиардах рублей. При этом более 60% расходов областного бюджета – заработная плата работников бюджетной сферы. ТО есть бюджет Псковской области – это по сути один большой собес.

В 2018 году область не смогла (и не могла) выдержать условия реструктуризации бюджетных кредитов, в  итоге досрочно пришлось вернуть Минфину 1,1 млрд руб. – огромные для областного бюджета деньги. По причине «нарушения бюджетной дисциплины» в новых бюджетных кредитах Минфином отказано, соответственно, бюджет области погрязает в  коммерческих. Это в чистом виде удавка.

Есть ещё вариант увеличения доходов, конечно, но с этим большая проблема: как деньги тянутся к  деньгам, так и отталкиваются от бедности. Деньги (в том числе инвестиции) не  приходят туда, где воздух пахнет бедностью, где живут бедные люди. Это порочный замкнутый круг.

Минфин придумал целый набор инструментов для расчёта «лишних» денег в региональных бюджетах. А  какие у вас остатки на счетах? (Как правило, там находятся целевые средства, которые свободно потратить нельзя). А каков у вас уровень теневых доходов граждан? (Да такой, как везде, пожалуй, меньше, чем в Москве, Приморье, на  Кавказе). Это похоже на печальный анекдот про алкоголика: «Ну, кисонька, ну еще капельку!». А выжимать нечего.

И да, с какой стали вы помогаете муниципалитетам за счёт областного бюджета? Пусть сами работают и зарабатывают! (Состояние муниципальных бюджетов – отдельная тема, политая горькими слезами, им без помощи областного бюджета не выжить никак).

Получаются отношения, похожие на дедовщину: федеральный бюджет (правительство) угнетает региональные бюджеты, региональный бюджет (администрация области) – муниципальные. Вся жизнь перевернута с ног на голову. Бюджеты строятся не от человека к власти, а от власти к власти – по угасающей.

Дело дошло до  того, что Минфин «не согласовывает» (!) расходы областного бюджета на льготы и  пособия, установленные областными законами и не учитывает их при расчёте дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности: мол, нечего помогать людям, когда дефицит не в порядке и госдолг высокий.

Простой вопрос: а  для чего вообще нужен бюджет? Он призван обеспечивать потребности людей или статистические параметры правительства? И да, для чего и для кого работает правительство? Стране нужны пушки или масло? При таких вопросах нынче – полшага до обвинений в экстремизме.

При этом именно от  региональных бюджетов требуют выполнения т. н. «майских указов Путина», которые, будучи формально призванными добиться повышения зарплат работникам бюджетной сферы, привели к тотальному разрушению и региональных финансов, и самой бюджетной сферы: чтобы выполнить эти «ориентиры», из трёх сотрудников оставляют одного, нагружают его за троих, а зарплату платят за полторы ставки. Это теперь называется (вы не поверите) «эффективный контракт». Для кого он эффективен и почему, спрашивать не нужно.

Именно «майские указы» Путина привели за несколько лет к сверхэксплутации врачей, учителей, работников культуры. Люди де факто перешли на шестидневную рабочую неделю с  рабочим днем до 12 часов. Власти это отлично знают, но делают вид, что так можно и, более того, иначе нельзя.

При этом зарплата работника бюджетной организации в регионе и в Москве, регионах-донорах (их, правда, почти не осталось) и городах-миллионниках за одну и ту же работу отличатся в разы.

Это прямое указание людям: уезжайте из провинции, здесь бессмысленно жить, вы не нужны власти там, где вы живете. Не хотите уезжать? Живите в бедности. Это ваш выбор.

Меня трудно удивить, но первый заместитель председателя правительства РФ, министр финансов Антон Силуанов смог это сделать, сказав РБК не далее как 8 декабря: «По поводу того, как регионам реализовывать решения, которые принимаются партией, президентом, федеральным центром. Мне кажется, что мы регионы сейчас, может быть, даже зарегулировали, потому что у нас на каждое мероприятие есть соглашение с субъектом РФ, есть соответствующий трансферт регионам, а под это соглашение куча показателей. Вы знаете, сейчас получается так, что регионы, к сожалению, все больше и больше теряют свою собственную самостоятельность, потому что все говорится из центра. На реализацию собственной политики у регионов остается все меньше собственного ресурса и управленческого резерва».

Это говорит человек, формирующий федеральную бюджетную и финансовую политику. То  есть он всё знает и все понимает. Что он намерен изменить? Ничего. Он ничего не  способен сделать против той системы, которая сформирована сознательно и в которой выкачивание бюджетного кислорода из регионов и муниципалитетов – это не побочное действие, а суть государственной политики.

На минувшей сессии Псковского областного Собрания при обсуждении проекта бюджета области председатель Собрания и по совместительству председатель политсовета регионального отделения «Единой России» Александр Котов почти кричал мне после моего выступления по проекту бюджета, который я назвал колониальным: «Идите вместе с Явлинским в Министерство финансов и  правительство, решайте проблемы региона, как это делают депутаты от «Единой России», которые туда ходят! Я вас там не видел!».

Каковы результаты этого «хождения», и не только в Псковской области, знает вся страна. В том числе та страна, которая смотрит путивизор и пытается понять разницу между цветной картинкой государственной пропаганды и бесцветной картиной собственной жизни.

Если провинция становится колонией, это означает, что власть становится оккупантом.

И тогда борьба за  бюджетный федерализм и федерализм как таковой становится частью народно-освободительного движения.


Оригинал

Это было ровно шесть лет назад: 25 декабря 2012 года на «чёртовой» (13-й) сессии Псковское областное Собрание выражало своё отношение к  проекту федерального закона, получившего пожизненное название «закон подлецов» – закон запрещал усыновление российских детей-сирот, в том числе больных, гражданами государств, принявших или поддержавших «Акт Магнитского» (закон, вводящий персональные санкции в отношении лиц, ответственных за нарушение прав человека и принципа верховенства права в России).

Псковское областное Собрание депутатов стало единственным региональным парламентом в России из тех, кто рассматривал проект, в котором поддержка «закона царя Ирода» с первого раза не удалась. Но «проломили» со второго, Андрей Турчак собрал фракцию «Единой России» в малом зале областного Собрания за закрытыми дверями, и оттуда вышли уже другие люди.

«Закон подлецов» сломал судьбы тысячам детей, несколько сотен из них уже фактически находились на пороге своего нового дома, знали своих новых родителей, но войти в новые семьи так и не смогли. «Останутся дома. Всё», – рявкнула тогда Екатерина Лахова — женщина России, мать.

Остались. Некоторые уже умерли. Родина не  отпустила. Большинство живут в домах–интернатах, уничтожающих качество жизни напрочь и сокращающих продолжительность жизни в разы.

Родина не погнушалась и выставила впереди держиморд и воров больных детей. Родина одержала победу над своими детьми-инвалидами и  почувствовала себя сильной и могущественной. Родине это понравилось. С  этого закона начался «бешеный принтер». Уже после этого были и «яровые», и «озеровые», и Крымнаш, и война со всем миром. Но начинали с запрета на усыновление больных детей-сирот.

Всего за шесть лет страна скатилась в политическое средневековье, когда дна нет, и ад (не рай!) ждёт всех, кто тогда согласился и приветствовал: «Останутся дома. Всё».

Всё и настало.

Оригинал

О предупреждениях Роскомнадзора «Эху Москвы в Пскове» и «Псковской ленте новостей»

Роскомнадзор вынес предупреждения в адрес независимых СМИ Псковской области: электронного периодического издания «Псковская лента новостей» и радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» после выхода в свет в начале ноября сначала на  псковском «Эхе», а затем (в текстовом формате) на «ПЛН» авторского материала известного журналиста Светланы Прокопьевой «Репрессии для государства». Журналист высказала свою позицию о  трагическом инциденте в Архангельске, когда 17-летний подросток совершил теракт у входа в здание местного Управления ФСБ.


На фото: Светлана Прокопьева, журналист.

В официальном предупреждении Роскомндазора говорится, что был «установлен факт распространения материала, содержащего признаки оправдания терроризма». При этом из  предупреждения регионального управления ведомства следует, что «материал содержит высказывания, оправдывающие терроризм». Но ни одной цитаты в  представлениях не приведено.

Два представления в течение одного года могут привести к судебному иску, по результатам рассмотрения которого СМИ может быть закрыто.

Комментируя с ситуацию с вынесением предупреждений Роскомнадзора псковским СМИ в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» (программа «Постскриптум») депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг (фракция «ЯБЛОКО») сказал: «Через три дня наша богоспасаемая страна будет отмечать 25-летие всенародного голосования по проекту Конституции. Там есть совершенно удивительные статьи: о свободе слова, о свободе массовой информации, о недопустимости цензуры, о праве на выражение личного мнения. В рамках этих конституционных статей журналист Светлана Прокопьева выступила в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» после ужасного случая в Архангельске, когда молодой человек зашел в приемную ФСБ с взрывным устройством, взорвался и погиб.

По мнению политика, журналист просто обязан обсуждать такого рода темы, потому что общественно значимая тема —­ это то, о чём говорят и думают люди: «Светлана Прокопьева высказала свою гражданскую позицию о том, что репрессии государства против людей оборачиваются репрессиями людей в отношении представителей государства. Это не гипотеза, это доказано всей историей. Это не выдумка журналиста, а реальная картина жизни. Когда государство совершает ошибки, после этого ошибки совершают люди.

Прокопьева не поддерживала архангельского террориста, она не оправдывала его действий, она объясняла, что произошла трагедия, у этой трагедии есть причины, и они лежат в государственной политике. Этот молодой человек исследован со  всех сторон, причины его поведения известны и обсуждались в российских и  зарубежных СМИ. Он так воспринял несправедливость государства. Он нашел для ответа на эту несправедливость абсолютно незаконные, неадекватные методы, но так случилось. Должна ли это обсуждать пресса? Да, должна. Является ли это оправданием терроризма и экстремизма? Нет, не является».

Шлосберг отметил, что полностью поддерживает позицию Светланы Прокопьевой, ПЛН и «Эха Москвы в Пскове» в  освещении данной ситуации: «Представители государства осознают, что полицейское государство в России построено и построено оно в абсолютном противоречии с нормами Конституции. Наша Конституция не предусматривает создание полицейского репрессивного государства, задачей которого является подавление прав и свобод граждан. Но такое государство случилось, и мы живем в нем. То, что может делать журналист и СМИ — это извещать общество и представителей власти, что это государево устроено неправильно, несправедливо и, по сути, антиконституционно».

На вопрос ведущего программы Константина Калиниченко допускает ли Шлосберг возможность прекращения действия СМИ, которые являются неподконтрольными, по инициативе государственного ведомства, политик сослался на собственный опыт: «Я 12 лет был редактором газеты «Псковская губерния». [В 2010 году] наш колумнист Игорь Борисов написал колонку о взрывах в московском метро. Газету обвинили в том, в чём сейчас обвиняют ПЛН и «Эхо Москвы в Пскове» – в оправдании терроризма. Была попытка возбуждения уголовного дела, которая провалилась, а затем мы  обжаловали в суде предписание Роскомнадзора, и выиграли суд в Пскове.

Я считаю, что именно по такому пути должно идти свободное и независимое СМИ – идти в суд и доказывать, что право журналиста не может быть подвержено цензуре и ограничению. Вопрос с  закрытием СМИ – это вопрос прямого нарушения конституционных прав граждан. Юридически такие казусы возможны, потому что российское законодательство реально «заточено» под подавление свободы слова, но это антиконституционное действие».

Также Шлосберг подчеркнул, что сейчас карательная кнопка против двух псковских СМИ уже нажата и остается в нажатом положении: «Машина по команде «фас» сработала на два СМИ в Пскове и продолжает двигаться. Значит, нужно предпринимать не только юридические действия, но и политические, чтобы эта ситуация стала известна.

Вы абсолютно правильно делаете, что в  понедельник, подводя итоги недели, обсуждаете это событие, потому что попытка давления на два независимых СМИ с возможной попыткой прекратить их выход в свет – это сегодня одно из ключевых событий в псковской общественной жизни».

Депутат Лев Шлосберг окажет всю необходимую помощь «Эху Москвы в Пскове» и «Псковской ленте новостей».

Оригинал

Власти увидели в свободных музыкантах реальную угрозу своему беспределу



По России идёт волна запретов выступлений музыкантов. Сорваны десятки выступлений. Запугивают организаторов, собственников залов, самих артистов. Дошло до задержаний и арестов. В организации запретов ведущую роль играют силовики: ФСБ, Росгвардия, полиция, прокуратура. Власть снова прячется за спины вооруженных людей, которым приказано не  думать о последствиях.
Имена авторов и названия исполнителей, столкнувшихся в последнее время с запретами выступлений, трудно перечислить полностью: «Ляпис Трубецкой», «Порнофильмы», GONE.Fludd, IC3PEAK, Элджей, Хаски, Егор Крид, «Френдзона», Монеточка, Ганвест, Jah Khalib, Matrang, MC Doni,  Ольга Бузова, Фейс, «Пошлая Молли», Захар Май и другие, сорваны панк-фестиваль «Ледокол», концерт Punk’s not dead, панк-концерт «Дезертир-фест».


В стране зачищенной политической жизни самыми яркими общественными лидерами несогласия и протеста, просто самыми яркими свободными людьми оказались музыканты: их аудитория исчисляется миллионами, а их общественные связи никак не зависят от телевизора. Миллионы людей общаются между собой без цензуры на языке образов культуры, и для этого языка нет пределов, он распространяется вне зависимости от  государственных институтов и холопских государственных СМИ.

Никак не связанные с публичной политикой музыканты оказались в  прицеле опричников окостеневающей системы, когда уже казалось, что всё политическое пространство зачищено, на выборах ничто и никто не угрожает, всё живое закатано под асфальт, всё под тотальным контролем – и вдруг выясняется, что свобода и протест против несвободы никуда не ушли, они просто сменили образ и язык. Но осталась в  общественном сознании как живая среда культуры. Трава снова пробилась сквозь асфальт.

В уже практически бескислородном обществе выяснилось, что музыка выживает и в такой токсичной среде, потому что музыкантам не нужны российский первый или двадцать первый каналы, их среда общения – вне сливных бачков российского государственного телевидения. Выяснилось, что в стране мёртвой политики есть живая музыка, и власти ничего не могут с  этим сделать.

Так уже было – в советское время, когда свободное слово доходило до миллионов, будучи облеченным в песни. Певца Владимира Высоцкого не показывали по телевизору, только актёра. Настоящего, подлинного, неподцензурного Высоцкого не показывали по советскому телевидению  никогда. А его пела вся страна. Он шел по улицам города, а из окон домов его голос рвался в раскаленный от восторга воздух из выставленных на подоконники магнитофонов. Высоцкий пел правду о жизни, и делал это фантастически талантливо. Этой правды не было в газетах, на телевидении и  радио. Она была в песнях. Можно ли было запретить Высоцкого?

Всем нам, кто жил в советское время, памятна та атмосфера азотной несвободы. Эта атмосфера морального насилия нашла своё точное лексическое определение – «совок». Те, кто жил тогда, ни с чем не  перепутают этот гнилой и тухлый запах, поганый совок.

Мы сегодня возвращаемся в те времена, когда любая сволочь из кабинета райкома КПСС могла запретить любое свободное слово. И наказать. И  сломать человеку жизнь. О, с каким сладострастием они это делали. Как они гордились своим всесилием, как они измывались над свободными творческими людьми, как втаптывали их в грязь, как верили в собственную политическую и даже личную шкурную вечность.

Их всесилие рухнуло на глазах у всей страны, всего мира, и они бежали с позором, пряча партийные билеты и прикрывая ветошью наворованное.


Группа IC3PEAK, дуэт Насти Креслиной и Николая Костылева. Официальное фото.

И вот 40 лет спустя история повторяется. Политика в России почти уничтожена, но уничтожить музыку оказалось невозможно.

Протест общества не просто ушёл в культуру, он ушел на единственно свободную территорию в стране – территорию музыкальной культуры и  говорит с властью на этом языке. Слово поэта и музыканта более весомо, чем слово политика, и может двигать массами. Власти это увидели и  поняли.

Результатом стал дикий страх власти. И всей силой своего аппарата насилия власти навалились на музыкальные группы и отдельных исполнителей.

Думали ли организаторы запретов, что всё пройдет тихо и аудитория не  отреагирует? Скорее всего, нет, потому что при команде «фас!» овчарка не  думает о последствиях, она выполняет команду.

Насколько высок политический уровень, на котором принимаются решения о  травле и запрете музыкантов? Никто не знает сейчас, политические документы наглухо закрыты и неизвестно, есть ли они вообще. Из коридоров власти доносится только скрежет зубов.

Свободное творчество всегда является последним и одновременно первым бастионом свободы. Именно его и штурмуют сейчас российские силовики с УК РФ и дубинками наперевес.

Чем завершится это противостояние, в котором многие видят уже сейчас предвестие больших общественных волнений? Как это повлияет на  политическую ситуацию в стране? Что ждет российскую свободную музыкальную культуру? Ответов на эти вопросы сейчас нет, но история даст их неизбежно, потому что такие вопросы никогда не остаются без ответов.

Залог этих ответов в том, что свободную музыку в нашей стране пишут и поют молодые люди. Они выросли при Путине, но они сделаны из другого химического состава, в их Системе периодических элементов нет страха. Их реальность – не параллельна, а  перпендикулярна возвращающейся империи совка, и эта перпендикулярная реальность прошивает страх насквозь и разрушает стены, построенные из  страха – стены осажденной крепости, стены ненависти и вражды, стены жлобства и скотства.

Этим молодым людям от природы свойственно чувство солидарности, которое является признаком нравственного здоровья. Они могут выйти на  одну сцену вместе со своими недругами в знак солидарности с арестованным товарищем, потому что ценности свободы выше личных разногласий, неприязни и вражды.

«Я буду петь свою музыку», – открыто говорят музыканты, вместе, плечом к плечу, выходя на сцену перед тысячами людей в зале и  миллионами зрителей в стране. И с этим движением гражданской солидарности власти ничего не могут сделать.

Новые музыканты формируют новую питательную общественную среду, где мысли и чувства человека сильнее политической воли государства. Вокруг этих людей по законам естественного притяжения добра формируется сейчас новое гражданское общество. «Я не боюсь». «Я не предам». «Я не отступлю». Вот постулаты этого общества. Именно эти постулаты разрушили совок. И они разрушат империю страха в новом веке.

Против таких людей ощерившееся совком российское государство пытается действовать так же, как 40 лет назад действовало советское государство против рок-музыкантов эпохи гниения СССР: запугивает, запрещает, угрожает. Но крах КПСС и СССР был предвосхищен и предсказан именно в  музыке, а потом уже понимание неизбежности этого краха пришло в политику и общество.

Законы истории с тех пор не изменились и не могли измениться. Они не подчиняются дубинкам и даже пулям.

Музыка живого и честного сердца диктует нам завтрашний день. Её  электричество оживляет потухшие глаза и серые лица униженных и  разочарованных вечной жаждой настоящей жизни, возвращает смысл и веру в  ежедневное человеческое усилие над собой и миром.

«Перемен требуют наши сердца…».

Этот пульс, в каких бы словах он ни был воплощен, делает время и судьбу.

Стучащему не в такт сердцу история открывает ворота и окна свободы.

Оригинал

Два года назад в этот день в посёлке Струги Красные при до сих пор не установленных официально обстоятельствах погибли подростки из Пскова Екатерина Власова и Денис Муравьёв.

После трагических событий было возбуждено шесть уголовных дел. Два из них были приняты к производству Следственным управлением Следственного комитета по Псковской области (по факту небрежного хранения огнестрельного оружия, повлекшего смерть детей; по факту распространения в интернете фотографий погибших), а  четыре переданы в центральный аппарат Следственного комитета России (о покушении на жизнь сотрудника правоохранительных органов; об убийстве – по факту обнаружения погибших детей с признаками насильственной смерти; по факту ненадлежащего выполнения должностными лицами органов внутренних дел и учреждений образования в сфере проведения профилактической работы с несовершеннолетними, что повлекло совершение преступления; по факту превышения должностных полномочий сотрудниками УМВД России по Псковской области и Федеральной службы войск национальной гвардии России по  Псковской области при проведении операции в Стругах Красных).

Расследование главных дел, находящихся в центральном аппарате СК России, продолжается, регулярно продлеваются сроки. За минувший год в ходе расследования есть изменения и уточнения. Уголовные дела по  части 3 статьи 293 (халатность, приведшая к гибели двух и более лиц) в  отношении должностных лиц полиции по делам несовершеннолетних отдела полиции № 1 (микрорайон «Завеличье») УМВД по г. Пскову, комиссии по  делам несовершеннолетних и защите их прав города Пскова и средней школы № 24 г. Пскова прекращены 21 февраля 2018 года в связи с отсутствием события преступления.

Уголовное дело в отношении начальника отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции № 1 по той же статье УК продолжается. Вынесение первого обвинительного заключения по этому делу в феврале 2018 года вызвало большой общественный резонанс: по мнению многих, в том числе сотрудников полиции, из руководителя отдела, не установившего своевременно место нахождения убежавших из дома подростков, решили сделать крайнего, чтобы снизить ответственность силовиков, находившихся 14 ноября в Стругах Красных.

Расследование дел в отношении должностных лиц УМВД России по Псковской области и Федеральной службы войск национальной гвардии России по Псковской области, действовавших на  месте трагических событий в п. Струги Красные, продолжается. Ответы на  вопросы именно этих дел являются главными. Дело по статье «Доведение до  самоубийства» так и не возбуждено. Следственный комитет до сих пор не  смог дать квалификацию действиям сотрудников полиции и Росгвардии.

Уголовное дело по статье 137 УК РФ (Нарушение неприкосновенности частной жизни) в отношении лиц, организовавших незаконную публикацию в интернете посмертных фото погибших детей, возбужденное 22 декабря 2016 года, прекращено СУ СК по  Псковской области 22 ноября 2017 года, так как следователи, установив поименно всех участников утечки жутких фото, сделали парадоксальный вывод о том, что публикация снимков погибших не подпадает под предмет преступления и не нарушает неприкосновенность частной жизни (в связи с  отсутствием в деянии состава преступления).

Мало кто из родных и друзей погибших верит сейчас в полное и всестороннее расследование и тем более в  справедливый суд. Детей нет, а справедливости и до их гибели не было.

Но погибших подростков помнят многие люди, которые до дня их гибели ничего не знали об их существовании, но у которых до сих пор болит сердце при дате 14 ноября 2016 года. На дни рождения Екатерины и Дениса и день их смерти люди из разных городов присылают в Псков деньги, и цветочные мастера приносят на могилы детей корзины и букеты с цветами, мягкие игрушки и ангелов.

Погибшие дети не были ангелами, конечно. Но взрослые, которым законом доверено расследовать произошедшее и установить правду, какая бы она ни была, пока не смогли определить меру ответственности живых, облеченных силой людей, за смерть детей. Государство, для которого узаконенное насилие стало привычным и рутинным действием, до сих пор не нашло в себе сил назвать виновных среди сильных за гибель слабых

И чем дольше длится это бессилие рядом со смертью детей, тем слабее становится само государство.

А ведь если бы все эти облеченные силой люди просто не приехали бы 14 ноября 2016 года в Струги Красные, если бы их всего лишь не вызвали другие взрослые в порыве слепой ярости и  ненависти к детям, все были бы живы.

Решительные шаги к смерти сделали взрослые, а погибли дети.

Горько.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире