За два дня до появления видеоблога Дмитрия Медведева Александр Лукашенко успел назвать руководство России «безмозглым» на пресс-конференции для российских журналистов. Через три дня после блога Лукашенко заверил уже китайских журналистов в том, что отношения непременно наладятся, и очень скоро, потому что без России Беларусь никак не сможет обойтись.

Аналитики привыкли всякий раз после очередной эскапады рассуждать, что на этот раз имел в виду Лукашенко. Да то же, что и всегда. Эту модель – одну и ту же, без импровизаций и отступлений, – Лукашенко использует в отношениях с Россией долгие годы. Сначала агрессивно нападает – затем отступает назад, рассыпается в любезностях по отношению к «русскому человеку, которому в Беларуси лучше, чем дома», и получает то, ради чего, собственно, и затевал скандал.
Все это время Россия принимала эту модель отношений и легко соглашалась участвовать в разыгрываемом как по нотам спектакле. Лукашенко отказывался платить за газ, нападал, обвинял Кремль в попытках поглотить белорусскую независимость, а лично Путина в терроризме, а после паузы, за которой следовали признания в любви к России и слезы, – неизменно получал дешевый газ, беспошлинную нефть и кредиты.

Сейчас по российским каналам заговорили о Лукашенко как о ненадежном партнере. Точнее – вообще не партнере. Но Лукашенко именно сейчас от России нужно намного больше, чем раньше. И не только газ. Нужны деньги и особенно – политическая поддержка на выборах. И именно потому, что нужно так много, он решил разыграть более громкий, чем обычно, скандал – с обвинениями в безмозглости, с требованиями к своему правительству немедленно достать из-под земли других партнеров и союзников, с запугиваниями электората имперскими амбициями Москвы, с непременными упоминаниями великих Ленина и Сталина. Эти персонажи появляются в выступлениях Лукашенко отнюдь не случайно. Их имена он упоминает прежде всего для своего лобби в Москве. Он понимает, что его лоббисты в России – именно те, кто до сих пор при упоминании великого Сталина вытягивается по стойке «смирно» и запевает «Интернационал». И лишний раз сказать доброе слово о «мудром, родном и любимом» означает вызвать у них слезы радости и крики «такого надежного союзника, как Александр Григорьич, у нас не будет никогда!». Был и еще один расчет: продать русофобию на запад и потребовать оплатить войну с Россией.

На этот раз, впрочем, в паузу между нападением и поспешным отходом с занятых позиций вклинилось короткое видеообращение Дмитрия Медведева. Может, оно означает пришедшее наконец понимание того, что при декларируемой любви к абстрактному «русскому человеку» для Лукашенко Кудрин все равно останется «отморозком», а Медведев и Путин – «безмозглыми». Но, может, есть шанс изменить вечную схему, больше десяти лет использовавшуюся Лукашенко, когда после очередного ушата грязи непременно звучит «русский человек – мой родной брат», и за эти последние слова в карманы начинает сыпаться золото?

Беларусь – не Лукашенко. Любой серьезный политик в Беларуси понимает важность отношений с Россией. В оппозиции сегодня достаточно сильных профессионалов, которые выстраивали нормальные отношения с Россией к обоюдной выгоде. Понятно, что взаимоуважение и учет интересов друг друга вернутся только после ухода Лукашенко.

А по поводу любимого аргумента «сочувствующих» — дескать, информационные залпы оскорбляют белорусский народ, — это вранье. Белорусский народ чувствует себя оскорбленным, когда его отождествляют с Лукашенко.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире