В Русском театре им. Горького в центре Минска прошла премьера.
Режиссер с мировым именем Кшиштоф Занусси поставил изветсную пьесу чилийского драматурга Ариэля Дорфмана «Дева и смерть».

Действие пьесы происходит в наше время.
Может быть, в Чили, а может, и в любой другой стране, где была свергнута диктатура. Муж главной героини – член комиссии по расследованию преступлений режима – приводит в дом человека, который много лет назад, когда его жена была молодой оппозиционеркой, пытал, избивал и насиловал ее. Женщина помнит причиненные страдания и хочет отомстить своему палачу.

Спектакль – не «фига в кармане», которую в тоталитарные времена зритель пытается обнаружить в театральных постановках.
Это ясное по форме, законченное и великолепно исполненное обращение к людям, живущим в Беларуси. Слова «диктатура», «похищения людей», «пытки», «права человека», «расследование преступлений режима» звучат не в абстрактном латиноамериканском контексте, а в реалиях сегодняшней Беларуси.

В интервью сайту charter97.org Занусси говорит:

«– Если я выбрал эту пьесу и решил ее поставить в Беларуси, конечно, я понимал, что она относится к вашему опыту, вашей реальности, вашим страданиям.
Но в какой степени – это уже не мне судить. Судить тем, кто здесь живет и видит, что здесь происходит, что здесь творится, что тут разрешено, а что запрещено. Я надеюсь по реакции публики увидеть, что волнует эту страну.

Какой вам показалась реакция белорусского зрителя на спектакль «Дева и смерть»?

– Я почувствовал, что люди точно понимают сюжет, что они небезразличны.
Есть реакция на определенные мысли, слова. Я ставил эту пьесу в Германии, Польше. В каждой стране она имеет другое значение. Я ее видел в Нью-Йорке, где она значит что-то совсем другое. Но в тех странах, где преступления власти были массовыми, эта пьеса особенно актуальна.

Самое важное – разбудить совесть.
Люди должны знать, что такое добро, а что – зло, и не думать, что в определенных условиях зло допустимо. Нет, есть вещи, которые всегда недопустимы. Должно прийти и покаяние, и наказание. Без этого нет развития для общества.

Это огромная проблема.
Все общества, которые пытались о чем-то забыть без покаяния, потом возвращались к нестабильности, потому что молодое поколение теряло доверие к своим родителям и дедам. Так было во Франции, которая не рассчиталась с режимом Виши, и в Италии, которая не до конца рассчиталась с фашизмом. Во все эти страны потом пришла социальная нестабильность. Поэтому нужно всегда оглядываться на историю, не забывая совесть, не впадая в глупый цинизм и прагматику, когда говорят: «Идем вперед, забудем, что было».
Нельзя забывать. Как сказал Борис Пастернак, «мы живем не в природе, мы живем в истории».


В этом же интервью на вопрос о возможности запрета спектакля Занусси отвечает:

«Не думаю, потому что театр сегодня уже не может сделать революцию.
Когда Виктор Гюго сочинил «Эрнани», началась революция в Париже. Но это были не те люди, которые сегодня посещают театр. Сегодня реальное влияние оказывает телевидение, а театр был всегда для элиты. К сожалению».


Мэтр немного кокетничает.
Знаком и символом перемен в Беларуси был поставленный Николаем Пинигиным в 1990 году спектакль «Тутэйшыя» по пьесе Янки Купалы.
«Дева и смерть» – такой же символ.

Очень хотелось бы посмотреть этот спектакль после падения диктатуры, глубже воспринять психологические конфликты и отстраненно понаблюдать за своеобразным любовным треугольником.

Сегодня же спектакль воспринимается только как настойчивый призыв: быстрее избавляйтесь от мерзости диктатуры, пока не заболели смертельно.

Браво, Занусси!
Браво, Русский театр!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире