В Словакии в результате недавних выборов была сформирована правоцентристская коалиция, премьером впервые стала женщина Ивета Радичова, а министром иностранных дел – бывший премьер Микулаш Дзуринда.
В одном из первых заявлений он пообещал, что Словакия ограничит контакты со странами, где нарушаются права и свободы человека, – в частности, с Беларусью и Кубой. Дзуринда был премьер-министром Словакии 8 лет – с 1998 до 2006 года. В это время страна вступила в Евросоюз.

Дзуринда помнит все: и социалистический лагерь, и бархатную революцию, и приход авторитарного Мечьяра, когда казалось, что точка невозврата в Европе пройдена и диктаторского реванша не может быть никогда.
И собственный опыт заставляет его говорить, что права человека выше экономических интересов.

Дзуринда не был в правительстве четыре года.
Именно в это время Европа перешла к real politik в отношениях с Беларусью и провозгласила диалог с диктатором. Аргументов для оправдания приводилось великое множество: изоляция Лукашенко ни к чему не привела, ситуация в стране стала еще хуже, так что нужно попробовать действовать методом переговоров; Лукашенко, конечно, нелегитимный, но действующий, а раз действующий, значит, с ним нужно договариваться; Лукашенко так себя ведет, потому что жизни в Европе не видел, а вот если снять с него санкции и пустить в Европу, хотя бы пива попить, он сразу же увидит преимущества западной жизни и немедленно по возвращении в Минск начнет реформы и отменит цензуру вместе со смертной казнью.

В общем, убеждали самих себя, хотя все понимают, что диктаторы до последнего цепляются именно за то, что демократия принципиально отвергает: цензуру, подавление человеческих свобод, фальсификацию выборов, несоблюдение международных договоров.
И вот стоит диктатура эдаким столбом посреди мира, а с ней пытаются разговаривать. Вести диалог со столбом невозможно – он все равно будет стоять на месте и не сдвинется, пока его не выкопают. Тем не менее из лучших побуждений некоторые политики в последние два года апеллировали к столбу. Их всячески поддерживали разнообразные политологи, которые бродили вокруг и причмокивали языками: «Да, этот столб так силен, что никому не под силу его отодвинуть, он вкопан навечно, и с этим придется считаться».

Но сейчас в Восточной Европе пришли к власти новые правительства, которые еще помнят, как бороться с диктатурой: и в Словакии, и в Венгрии, и в Чехии.

Они не могут не видеть, что бессмысленный столб невероятным образом оказался на пути у всех и мешает двигаться дальше.
И заявление Дзуринды звучит в унисон с майским решением Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) прекратить контакты с официальным Минском. А ведь всего лишь год назад в ПАСЕ говорили о неких мифических сдвигах белорусской политики в сторону либерализации. Предлагали вернуть государству статус специально приглашенного – просили лишь отменить смертную казнь. В ответ на добрую волю смертные приговоры в Беларуси стали приводить в исполнение.

Резолюция ПАСЕ и заявление Дзуринды – это, быть может, сигналы новой европейской политики.
По прошествии двух лет оказалось, что из диктатора, как и из столба, собеседник никудышний, а ведущие с ним диалог выглядят по крайней мере несерьезно: всех диктаторов ждет политический крах. Кто-то затем оказывается в Гааге, кто-то – на скамье подсудимых собственной страны. Те любители авторитарной власти, кому хватает ума, в конце концов признают реальный выбор народа и уходят из власти. Бывший словацкий автократ Мечьяр после смены режима осел в депутатском кресле, но на последних выборах он в парламент не прошел. Осознав, что карьера окончена, он сказал, что теперь поедет в лес «медитировать».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире