20:29 , 29 декабря 2013

Плата за безразличие. Письмо из Лондона 13

Через час после взрыва в Волгограде твиттер продолжает обсуждать Капкова и Серебренникова, таких понятных. Людей сложно обвинять в том, что им что-то не интересно. Волгоград далеко, Гоголь-центр близко.

От Волгограда до Дамаска три тысячи километров.От Лондона до Дамаска три тысячи миль, в полтора раза больше, но Сирия и даже Волгоград в тысячу раз ближе к Великобритании, чем к России. И когда двое британцев отправляется воевать за победу джихада в Дамаск – это новость первых полос. Когда сирийские бойцы выкладывают в youtubeвидео на русском языке и в нем говорят, что следующим центром мирового джихада после Сирии станет Северный Кавказ, и русские – их враги, наш мозг воспринимает это как белый шум – не интересно. Британцам до всего есть дело, новости из стран, про которые не сразу вспомнишь, на каком они расположены континенте, вызывают у англичан букет ассоциаций и набор разных мнений. У нас нет, мы живем на отдельной планете «Россия», и, кажется, она становится все меньше и меньше.

И я решила разобраться

Говорят, у британцев имперские комплексы, половина мира была под их влиянием, страны содружества до сих пор разбросаны по всему глобусу, англичанам до всего есть дело по привычке. У нас с тобой все основания иметь похожие склонности, половина мира была под советским влиянием. В попытках сохранить остатки собственной значимости Россия успешно провела 2013-ый год. Половину года мы доказывали, что с нами надо считаться, блокируя резолюции против режима БашараАсада. Слета наслаждались тем, что ни Великобритания, ни США не хотели начинать военную операцию в Сирии, а Владимир Путин так удачно нашел возможность спасти Обаму и Камерона, предложив временное решение с уничтожением химического оружия. Результаты этой кампании мы оцениваем в терминах «умыли запад», «доказали Америке», «остановили военщину». Те, кто сейчас с оружием бегает по Дамаску, сражаясь за мировой джихад, тоже имеют свое мнение по поводу роли России в этой истории. Мы союзники их главного врага. И мне страшно, что в этом году темная, необузданная сила, подчиняющаяся непонятным мне законам и принципам, выбрала своим следующим врагом мою страну.Еще страшнее мне то, что про эту часть мира мне скучно и неинтересно читать, и мы живем, как будто ее нет.

Британские политологи, занимающиеся Россией пытаются в каждом своем докладе написать о том, какое у российской оппозиции видение внешней политики. А у нее нет никакого видения, она пытается разобраться с внутренними проблемами, а внешние ей пока не актуальны. Имея массу своих внутренних проблем и тем для обсуждения, англичане тратят много времени на разговоры о внешнем мире и историях из других стран. В России международные новости интересны только когда они напрямую касаются нашей страны.

Но тот факт, что мы не видим связи между событиями на Ближнем Востоке и тем, что происходит у нас дома, еще не означает, что этой связи нет. И некому задать российскому МИДу вопрос, стала ли выше террористическая угроза в России после того, как мы поддержали БашараАсада?

Я снова смотрю на карту, вокруг европейской части России расплывается белое пятно тех мест, новости из которых нам не интересны. Белое пятно подступает с юга. Автобус идет из белой Махачкалы через Волгоград в Москву, и этот рейс – последняя связующая нить, пробуждающая интерес и доставляющая новости из той части карты России.

Каждый взрыв в Волгограде – эта та цена, которую я плачу за свое безразличие. Мне не интересно читать про войну на Кавказе – получай. Мне не интересно читать про сирийскую войну – получай.

Мне жаль, что этот теракт не изменит нас, дорогой друг.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире