samsonova

Тоня Самсонова

16 декабря 2018

F
16 декабря 2018

Мы не поместимся

Я видела, как разыскивали хотя бы одного человека, который считал бы правильным, что в Москве повысили стоимость парковки до 380 рублей. Наверное, такой человек — я. Я считаю, что дорогие парковки в центре — это правильно.

Парковка в городе должна быть очень дорогой, развитый современный популярный город, который любят люди, в котором хотят жить — это город с общественным транспортом.

Для машин всех, кто любит Москву, не хватит места на дорогах и вдоль тротуаров. Мы не поместимся, если каждый будет занимать столько места, сколько занимает одна машина. Поэтому парковка должна быть очень дорогой.

Но парковки за 380 рублей не могут быть правильными в городе с таким неравенством доходов, как Москва. Разрыв между населением с медианным московским доходом и 1% самых богатых москвичей — несколько десятков, наверное раз.

Средний москвич живет на 50-80 тысяч рублей в месяц. 1% самых богатых москвичей живет на 500K+ рублей в месяц. Для одного процента самых богатых москвичей повышение стоимости парковки незначительно, но 1% москвичей — это сотни полторы тысяч очень богатых людей. Они продолжат ездить в город на машинах, как и раньше, парковки всегда будут забиты. Нам не нравится не то, что парковки стали очень дорогими, нам не нравится чудовищный разрыв в доходах между богатыми и бедными.

Давайте точно формулировать то, что нас расстраивает и раздражает и то, что надо менять. Дорогие парковки — добро. Чудовищное неравенство по доходам как следствие, в том числе, коррупции — плохо.

Оригинал

Пришло письмо: Тонечка, опубликуй, где посчитаешь возможным. Ну или в своем фейсбуке. Привет, дедушка.
Публикую:

Галина Кирик. Закон Ома (рассказ)

3009535

В этот пионерский лагерь я не хотела ехать. До этого в лагерях я была два раза: после первого класса и после второго. Тогда на территории стояли несколько двухэтажных домиков, в домиках комнаты на три-четыре человека с хорошей мебелью, на каждом этаже туалет и душ. Это в 1946-47 годах! Лагерь тот был от Московского комитета партии, где мама тогда работала. Если девочки в школе рассказывали о жизни в пионерских лагерях, я молчала.

И вот после седьмого класса лагерь от обычной фабрики. Заболела бабушка, меня некуда было девать. Первая смена давно началась (в седьмом классе экзамены в середине июня, последний экзамен — конституция СССР). Мама на машине привезла меня в деревню Ильинский Погост. Спальни были в классах сельской школы. Шестнадцать девочек в спальне, удобства на улице. Маму, как члена райкома партии, на территории которого находилась фабрика, попросили выступить. Мама сказала несколько слов и закончила:

 — Ребятки, к борьбе за дело Ленина — Сталина будьте готовы!

Я забралась в машину, разревелась: «увези меня отсюда». Но осталась, постепенно привыкла. Особенно ни с кем не дружила, кроме Оли Лежаковой и Фимки Гинзбурга. С Фимкой мы играли в пять камушков. В мертвый час выносили подушку во двор, клали на стол для пинг-понга и играли. Фимка был старожил лагеря, здоровый, крепкий парень. Может быть, поэтому ко мне никто не приставал, как в первый день, когда получилась вот какая история. Когда мама уехала, и я пришла после обеда в спальню, ко мне подошла девочка Алька и сказала:

 — Ты зачем сюда припёрлась, дочка начальничков? — плюнула в лицо. повернулась и пошла к своей кровати. Я подошла сзади, повалила её и несколько раз ударила головой об пол. Мне было страшно. Возникла тишина до конца мёртвого часа. Мне казалось, что все спали, а я лежала и тихо плакала. Больше ничего подобного не случалось.

Не помню ни вожатых, ни кого — либо из взрослых. Помню, что разрешалось ходить в лес и в поле. По вечерам были танцы. Слепой музыкант Василий Трофимович притягивал к себе всё вечернее общество. Василий Трофимович со своим трофейным аккордеоном жил в углу спальни старших мальчишек – отдельной комнатёнки музыканту не полагалось. В семь вечера две старшие девочки заходили за ним и вели его под руки на веранду, где устраивались танцы. Музыкальное воспитание начиналось с бальных танцев. Сначала танцевали «падэспань» и «падэкатр». Между танцами играли в «ручеек». Потом был быстрый ту-степ «девочка Надя».

Ещё через два-три танца шестиклассниц выгоняли. Откуда-то из тёмной улицы подтягивались самые старшие девицы, из восьмого класса. Музыкант получше раскладывал на коленях фиолетовую шёлковую материю, склонял голову к аккордеону. Возникал из сердца, из души любимый хит того времени — танго Петра Лещенко «Тоска по родине». Нам. детям войны, ничего не надо было объяснять. У музыканта уставали и слезились потухшие глаза и девочки промокали их принесёнными заранее белейшими платками. В дверях теснились поварихи и технички. Василию Трофимовичу выжгло глаза в танке под Курском, но мы представляли, что он был ранен где-то под Бухарестом. В песне ведь так поётся:

«Я иду не по нашей земле,
Просыпается серое утро,
Вспоминаешь ли ты обо мне,
Дорогая моя, златокудрая»
Златокудрая – это, конечно, была сама я…

Я как-то привыкла к лагерю. Один раз в неделю ходили в кладовку, где брали свои вещи. У меня в чемодане было много-много ирисок «Золотой ключик», я всем раздавала.

Однажды, когда я сидела на скамейке, ждала своей очереди играть в лапту, ко мне подсел мальчик из нашего отряда и спросил:
 — А в Москве где ты живешь?
 — В Армянском переулке.
 — А я в Старосадском — знаешь, мы рядом живем.
 — Конечно, знаю, — сказала я, хотя понятия не имела, где это-Старо-садский переулок.
А тебя как зовут?
 — Юра.
И тут я ушла играть в лапту.
Кончилась смена. Я вернулась в Москву, в школу, уже в восьмой класс. После зимних каникул девочка из класса «Б» передала мне привет от своего брата Юры.
 — Не знаю никакого Юры, — сказала я.
Оказалось, это Юра из лагеря. Мы действительно жили с ним в соседних переулках, и он видел меня на школьном дворе нашей женской школы, где училась его сестра. Однажды весной, когда сошёл снег, он ждал меня у школы со своим велосипедом. Подошёл, и сказал:
 — Привет.
Я с трудом узнала его. Он был худой, черноволосый и длинный.
 — Привет,— кивнула я, — дай покататься.
Я каталась по переулкам почти час, а Юра сторожил портфель. Велосипед моя страсть, но мне родители его не покупали, боялись, что буду носиться, где попало – такой уж был бесшабашный характер у их дочки.
Я отдала велосипед, взяла портфель.
 — Пока.
 — Пока.
Так повторилось ещё два-три раза.

Десятый класс. Кончилась школа. Мне не хватил один балл, чтобы поступить в институт химического машиностроения. Случайно я узнала, что в институт связи на заочное отделение принимают с такой же суммой баллов, какую я «заработала» в химическом институте. Прихожу в институт связи, чтобы сдать документы, а там Юра. У него подобная история.

 — Привет, а где твой велосипед?— посмеялась я. Так мы оказались в одном институте. Летом пятьдесят шестого года Хрущёв позвал комсомольцев на целину убирать урожай. Юра и я пристали к студентам института связи. Мы ехали не в плацкартах, а в товарных железных пульманах. На больших станциях нас кормили обедом из солдатских кухонь.

В Свердловске после обеда к нашему поезду, стоявшему на запасных путях, подъехал невзрачный состав из трёх деревянных вагонов с большим количеством антенн на крышах. Из среднего вагона вышел Хрущёв без видимой охраны. Он говорил коротко, видимо устал от забот. Хрущёв сказал, что ему звонил сегодня Микоян, интересовался — успеют ли до дождей убрать на целине урожай? Никита Сергеевич ответил Микояну, что, мол, на студентов одна надежда. Мы заорали в ответ, что, конечно, справимся. В поезде я рассказывала своим новым подружкам о том, что в нашей семье знают историю августа 1914 года, когда по Мясницкой мимо Армянского переулка ехал на молебен в Кремль царь Николай II, и царя видела тогда моя бабушка. – Получается так,— гордо говорила я,— что у нас в семье обязательно встречаются с каким-нибудь царём.

На целине я работала на прицепе комбайна копнильщицей. Осоты от обмолоченного зерна залезали под комбинезон и жутко кололись. По ночам мы гуляли с Юрой. Небо в степи Алтая – чёрный бархат, а звёзды — переливающиеся бриллианты.
Осенью, когда мы вернулись в Москву, заочников за трудовые подвиги перевели на дневное отделение. Учёба на дневном вызвала у меня страшные проблемы. В своей женской школе я учила французский язык. Но здесь, в институте связи, можно было изучать только немецкий или английский. Я выбрала – английский. Непреодолимым мучением стала для меня сдача английских “ тысяч,” то-есть перевод технических текстов. Юра вызвался помогать мне. Он выбрал сборник, где размещался английский текст «Закон Ома» – Лоу Ом. Сначала, чтобы правильно произносить слова, я выучила текст наизусть, как стих, или, как роль. Перевод я надписывала над строчками карандаом. Эта муторная история растянулась на несколько месяцев. Страниц было много, и я решила один и тот же текст сдавать в начале семестра, в середине и в конце. На большее у меня не хватило бы сил. А не сдашь «тысячи» – не допустят к экзаменам.

Преподаватель английского была пожилая добрая женщина. Она заподозрила неладное, стала узнавать знакомый текст, говорила, что так нельзя — приносить одну и ту же статью несколько раз. Но мы с Юрой дружно уверяли её, что в текстах говорится о разных законах электротехники.

 — А когда вы перестанете ходить без?…— и старушка назвала фамилию Юры.
 — Никогда – очень уверенно ответила я.
 — А ты правду сказала, что без меня никогда не будешь ходить? — внимательно посмотрел на меня Юра.
– Правду,— ответила я.

“ Тысячи” я сдала. На пятом курсе мы поженились. И уж больше пятидесяти лет ходим вместе.

Оригинал

Сегодня в британских школах закончилась летняя четверть. Но еще вчера я получила звонок от завуча:
 — Это миссиз Ломизов?
 — (ну, предположим) Да 
 — Мы хотели с вами поговорить про Питера, вы знаете, что ваш сын играет в компьютерную игру Grand Theft Auto
 — О (какие вы слова-то знаете). Да, GTA5, знаю, играет.
 — Мы обеспокоены, потому что этот контент запрещен для лиц, младше 18 лет, а Питеру только 7.
 — Да, спасибо, а как вы узнали?
 — Мы услышали, что он обсуждает с одноклассниками тюрьмы, и удивились, что ребенок его возраста знает про такие вещи. Питер упоминал американскую тюрьму, забыла как называется..
 — Гуантанамо?
 — не 
 — Алькатрас?
 — Точно.
 — ну, вот видите, вы не знаете, а Петя знает, какая игра полезная. Петя вообще умный мальчик, много газет читает. А почему вы обеспокоены?
 — Ну, там проститутки в игре, F-слова
 — В газетах тоже эти слова есть. Петя умный мальчик, он говорит эти слова в школе?
 — Нет.
 — Большое вам спасибо за звонок, я очень ценю, что вы так внимательно относитесь к детям, спасибо. что рассказали мне про безопасность и контент, большое-большое спасибо.

Позже вечером
 — Петя, нам надо поговорить
 — Мне нельзя играть в GTA5, потому что там все жестко и я слишком маленький, чтобы в это играть?
 — Петя, тебе нельзя играть в GTA5 в школьные дни. И если тебя когда-нибудь спросят в школе про эту игру, ты должен ответить «Мне нельзя играть в GTA5 в школьные дни».
 — Понятно, мам.
 — Петя, если тебя спросят, правда ли, что крутая игра GTA, что ты ответишь?
 — Мне нельзя играть в GTA5 в школьные дни
 — А ты играл в эту игру когда-нибудь?
 — Мне нельзя играть в GTA5 в школьные дни
 — Крутые там пушки, скажи?
 — Мне нельзя играть в GTA5 в школьные дни
 — Петя, пойдем поиграем вместе в игру?
 — Мне нельзя играть в GTA5 в школьные дни

Оригинал

Если предположить, что Россия организовала попытку отравления Скрипаля в Солсбери, возможно ещё одно объяснение, зачем это было сделано.

Разговаривала вчера с бывшим сотрудником спецслужб одной из стран ЕС. Он обратил мое внимание на публикации Financial Times о том, чем Скрипаль занимался в Великобритании в период с 2010 по 2016/17 год. Скрипаль уже не был полезен как человек, который что-то знает, но британские спецслужбы использовали его, чтобы тренировать сотрудников.

Предположим, Скрипаль продолжал сотрудничать с британской разведкой после того, как его помиловали и обменяли на русских шпионов. «Это не по правилам» — говорит мой собеседник. Правила в том, что после дебрифинга, обменянный сотрудник спецслужб должен выйти на пенсию, и страна (Великобритания) не должна продолжать его использовать.

В таком случае попытка убийства Скрипаля — это сигнал Великобритании, о том, что нельзя нарушать правила. Экзотическое оружие выбрано, чтобы убийство было незаметным — «скончался от сердечного приступа». В этот раз незаметно не получилось, но мы не знаем, сколько раз получилось до этого. И сколько таких бывших разведчиков умерло по естественным причинам, которые на самом деле не естественные. Такая версия объясняет мягкие санкции, которые ввела Великобритания.

И объясняет отсутствие доказательств того, что убийство совершили препаратом novichok. Возможно, эти доказательства представлены на Совбезе ООН и для России, но мы с вами об этом ничего не знаем. Какие-то доказательства есть, потому что вчера Франция (Макрон) отказывался присоединяться к обвинениям против России, а сегодня поговорил с Терезой Мэй по телефону, и сказал, что теперь ему предоставили доказательства, и теперь он уверен в виновности России.

Оригинал

Если предположить, что организатором покушения на Скрипаля и его дочь Юлию является Россия, то мне кажется, есть вполне очевидная логика, зачем это делать.

В СВР и ФСБ работают люди, которые могут мечтать о том, что сегодня они заработают деньги и возможности, а потом смогут вывести свою семью за границу и жить в Лондоне. Этот образ хорошей пенсии они видят как модель, так уже поступили богатые люди из окружения Владимира Путина, которые для тридцати-сорокалетних офицеров российских спецслужб могут быть вполне понятной ролевой моделью.

Российские спецслужбы вполне оправданно не хотят, чтобы их сотрудники мечтали в какой-то момент уехать из России, возможно, продать государственные секреты и обменять возможность эмиграции и легализации активов за границей на сотрудничество с чужими государствами.

Последовательно убивая людей, которые поступили таким образом, российские спецслужбы говорят своим нынешним сотрудникам: с вами будет то же самое, даже не мечтайте о том, что проведете пенсию за границей.

А в Лондоне убийства происходит потому, что сюда чаще всего и приезжают бывшие офицеры. Как и обычные россияне, как и обычные вице-премьеры, как и обычные олигархи, которые решили эмигрировать, обычные сотрудники спецслужб чаще всего выбирают Лондон, потому что тут хорошо. У офицеров есть дети, для детей тут хорошее образование (поэтому не едут во Францию, где качество жизни лучше, чем в Великобритании). Но в Лондоне вообще хорошо жить. Офицеры спецслужб это хорошо понимают.

Мое наблюдение основано еще и на том, что в Лондоне я встречала людей, которые, как мне казалось, должны быть по рангу службы невыездными, но часто они проводят выходные в закрытых ресторанах и клубах Сохо, а к понедельнику возвращаются на службу.
Такая версия объясняет еще и экзотические способы убийства, когда орудием служит только вещество, которое не может использовать обычный убийца, чтобы не было сомнений, что это месть и оружие убийства, которое использует государство, а не конкретный человека. Так убивают врагов государства, а не врагов обычных людей.

Очень сложно объяснить умным офицерам, почему олигархам и чиновникам можно жить в Лондоне, а им — нельзя. Жестокие убийства снимают вопросы.

Оригинал

Последствия отравления Скрипаля для России будут более тяжелыми, чем последствия после сбитого Боинга. Сейчас Тереза Мэй выступает перед Парламентом Великобритании. Недавно завершилось заседание Совета Национальной безопасности страны. Вот ключевые заявления в обратном порядке. (сверху самое новое):

24. Прямо сейчас Палата Общин парламента обсуждает запрет на вещание канала Russia Today в Великобритании.

23. Навальный прав, последствий у убийства Скрипаля будет больше. чем у сбитого Боинга. Потому что Британцы считают это актом военной агрессии против мирных жителей Великобритании на территории Великобритании.

22. Тереза Мэй подтвердила, что частью ответной реакции на российскую атаку будет отказ приезжать на церемонию открытия Чемпионата Мира по футболу в Россию. Чиновники и первые лица не поедут. Будет ли участвовать Великобритания в соревнованиях — пока не известно.

21. Депутаты предложили лишить Russia Today лицензии на вещание в Великобритании.

20. Лидер партии Лейбористов Джереми Корбин выступает за более мягкий ответ России. «Не надо ухудшать ситуацию» — Корбина освистали.

19. По словам доктора Мирзаянова, который работал над программой новичок в Советском Союзе, пока не убежал в США, легальное использование химических веществ-прекурсоров было преднамеренным, поскольку это означало, что они не были в Контрольном список Конвенции о химическом оружии

18. Одним из них является новичок-5, полученный из сильнодействующего химиката А-230. Его химические вещества-прекурсоры представляют собой обычные органофосфатные пестициды и могут быть легально изготовлены сельскохозяйственными химическими производителями.

17. Примечательно, что несколько химических веществ novichok — это так называемое бинарное оружие с двумя нетоксичными химическими веществами-предшественниками, которые можно смешивать перед использованием. Это делает их более безопасными для транспортировки и обработки.

16. Результатом является непроизвольное сокращение всех мышц, что приводит к остановке сердца и удушению. Нонокковые агенты диспергируются как ультратонкий порошок вместо газа или пара. Их можно вдыхать, принимать внутрь или впитывать через кожу.

15. Отравление было произведено веществом «novichok». В 1970-х и 1980-х годах Советский Союз разрабатывал химикаты — (более 100 разных составов) группы «новичок». Как и другие нервные агенты, химические вещества блокируют ацетилхолинэстеразу, фермент, активный в нервной системе.

14. Министерство иностранных дел России сказало, что обвинение России в акте агрессии против Велоикобритании — это очередная политическая кампания, основанная на провокации.

13. Тереза Мэй сказала, что готова принять решение о высылке российской дипломатической миссии обратно в Россию. Такое решение возможно, но обсуждаться будет в среду.

12. Министерство Иностранных дел России в ответ на заявления Терезы Мэй, сказало, что «британский премьер устраивает цирк.» (точно война)

11. Тереза Мэй сказала, что отвечать на агрессию России Великобритания будет не одна, а вместе с военными союзниками страны.
11. пишу, и что-то это война, похоже.

10. Тереза Мэй потребовала, чтобы завтра представитель России рассказал, каким образом военное оружие российского производства было провезено на территорию Великобритании.

9. Тереза Мэй: мы не можем терпеть ситуацию, когда убивают наших мирных граждан на нашей земле.

8. Самое главное: Тереза Мэй расценивает отравление Скрипаля не как попытку убийства гражданина Великобритании, а как акт государственной военной агрессии против Великобритании. Последствия будут гораздо более серьезными.

7. Военная токсикологическая лаборатория предоставила совету национальной безопасности название отравляющего вещества, которым отравили Скрипаля. Россия в военных целях производит это вещество. Оно не названо.

6. Решение о том, какие меры вводить против России будет принимать британский парламент. В среду назначено заседание. Британский парламент обычно реагирует жестче и радикальнее, чем министры.

5. Тереза Мэй сказала, что готова принять очень жесткие меры в отношении России. Решение будет в среду, вторник британское правительство дает России, чтобы Россия предоставила свое объяснение. Официальная реакция Кремля: Скрипаля отравили британцы. Неофициальную мы не знаем.

4. Тереза Мэй сказала, что с наибольшей вероятностью Россия организовала покушение на Скрипаля.

3. Тереза Мэй сказала, что отравление произвели нервно-паралитическим веществом, которое есть в распоряжении только у военных, его нельзя купить частным лицам на черном рынке.

2. Тереза Мэй: Случайность, что Скрипаль и его дочь выжили после атаки, это произошло только потому, что недалеко от места нападения находится британская токсикологическая лаборатория Портон Даун, в которой есть антидот. Быстро установили причину отравления, быстро дали антидот.

Тереза Мэй выступила перед парламентом и рассказала о заседании Национального комитета по безопасности:
1. Комитет практически полностью уверен, что отравление Скрипаля организовано Кремлем, дают России время до завтра, чтобы отреагировать.

Оригинал

09 февраля 2018

Цифры не врут

Вам не понравится то, что я сейчас расскажу. И мне не нравится. Но цифры не врут.

В Америке сравнили доход женщин и мужчин водителей Uber. Это честный эксперимент, м и ж в равных условиях, алгоритм не знает, кто за рулём. Ставки оплаты не зависят от пола. Женщины-водители зарабатывают меньше, чем мужчины-водители.

1. Женщины медленнее ездят
2. Женщины не берут заказы в районах с высоким трафиком.
3. Женщины не работают в неудобные часы.

Поэтому мужчины-водители Uber зарабатывают больше, чем женщины.

Все по-честному?

Оригинал

Таня Фельгенгауэр олицетворяет миссию и ценности «Эхо Москвы» и журналистики той, ради которой мы все работаем.

Таня Фельгенгауэр бесстрашный потрясающий репортер службы информации, благодаря ее репортажам вы знаете, что происходит. Это Таня Фельгенгауэр сует свой мобильный телефон Алексею Навальному за минуту до задержания, чтобы он уже из автозака вышел в эфир «Эхо Москвы»,

Таня Фельгенгауэр бесстрашный интервьюер, благодаря ее работе у вас есть возможность получить ответы на ваши вопросы от недоступных представителей власти,

Таня Фельгенгауэр лучший ведущий утренних шоу, благодаря тому, как она выбирает темы и ведет эфир, вы знаете, что происходит, вы слушаете по утрам то, что действительно важно,

Таня Фельгенгауэр медиа-менеджер, благодаря ее работе заместителя главного редактора Эха Москвы, службы радиостанции работают как часы, это она координирует работу коллег.

Таня Фельгенгауэр человек, развивающий форматы радиовещания, это она придумывает, как вы будете потреблять информацию, это она находит все способы рассказать вам то, что действительно важно знать.

Таня Фельгенгауэр – человек, который первым приходит на помощь, когда у кого-то случилась беда, это она учит нас писать письма в колонию, это она учит нас заворачивать подарки в детский дом, это она учит нас, как собирать деньги на благотворительность.

Мое Эхо Москвы – это Таня. Мне не интересно, что было в голове у человека, который покусился на Танину Жизнь. Этот человек поднял руку на все, что составляет для меня профессиональную планку в доброте, бесстрашии, честности.

Человек, вооруженный ножом – всегда сумасшедший, что у него в голове? Он может быть одержим разными идеями.
Но политический контекст, ситуация, дозволенность насилия, сама мысль, что на самого известного журналиста радиостанции можно напасть с ножом, что такое покушение возможно – это политика.
Нападение на Таню – это нападение на все, во что я верю в профессии.

Таня раньше всех нас начала работать на Эхе, будучи школьницей, из школьницы она стала заместителем главного редактора. И это только начало Таниной карьеры.

До завтра, мой герой. Отдохни и просыпайся скорее.

Оригинал

Ранней весной Максим Кац сидел у меня на веранде уткнувшись в телефон. Я приготовила все самое хорошее, что умею готовить, но ужин и разговор не клеились. Чтобы оторвать гостя от переписки в твиттере, я достала камеру и включила запись:

 — Расскажи, чем занимаешься?

 — Ну мы тут к выборам готовимся, муниципальных депутатов.

 — А, ну огонь, страшно интересно. Кому они сдались вообще?

 — Ты не понимаешь, мы еще ничего не начали делать, но уже есть тысяча человек, которые хотят идти во власть. Власти там нет, денег нет, ничего нет. Но кампанию им организовать было бы сложно и любопытно.

Я тут не знаю, где в мозгу Каца соединяется любовь к сложно-расчетным менеджерским задачам, а выборы — это математика и управление. А в каком месте у него возникает сердечная привязанность к делу улучшения мира вокруг себя. Мне стало чуть понятнее, когда мы начали работать вместе.

 — Тонь, понимаешь, что такое сотни человек, которые идут на выбранные должности в Москве, такого раньше в российской демократии никогда не было, этих ребят же не по призыву собрали, и не под обещания прекрасного будущего, они понимают, на что идут и что результат не от меня зависит, а от них. Они в этом смысле самое интересное, что с нами происходило за последние 10 лет. Ну и там если посчитать, и каждый сам себе кампанию будет организовывать, у них не получится. Надо сделать зонтик, который им всем поможет не ходить по граблям, по которым мы уже сто раз ходили. Невозможно же подписи собрать и дома обойти с первого раза правильно, если ты этим никогда не занимался.

Разговор был в Лондоне, Макс был заметно грустен, штука, которую он пытается построить в России, тут уже отстроена и она довольно проста. Я живу в своем Теддингтоне, плачу местные налоги, выбираю чуваков, которые идут в муниципальный совет депутатов. Чуваки распоряжаются моими деньгами, я им говорю, что мне нужно, деревья новые посадить или школу еще одну построить.

Вы в Москве ничего не решаете про место, в котором живете. Вы купили себе двухэтажную квартиру на Арбате, заплатили хренову тучу налогов (и не заметили), но вы ничего не решаете про то, как на Арбате эти деньги тратятся, вы дальше своей входной двери вообще ничего не решаете, вы только платите и платите и платите деньги. И вот на выборы пошли те мои знакомые, у которых уже все устроено в их квартире и жизни, но они ничего не могут сделать с местом, в котором они живут. Потому что даже если у вас московская недвижимость и московская прописка — вы никто. Вы будете платить за высадку деревьев на улице, но вы никто, вы будете платить за ремонт дороги, но вы никто. Вы попробуете сделать что-то хорошее, но ничего не получится, потому что вы никто. И мне чудно от того, что только сейчас мы поняли, как власть надо просто забирать себе, чтобы за ваши деньги в вашем городе, в вашем доме делали то, что вы считаете нужным. Чудно, что только сейчас вы поняли, что договариваться надо не с участковым и директором школы, а друг с другом, чтобы жить рядом и чтобы принимать вместе решения.

Я сидела, смотрела на Макса и думала, что наконец-то происходит то, что по учебникам истории должно было в какой-то момент начать происходить. Такая мини магна-карта. Люди, собирающиеся жить в Москве, купившие дома и квартиры, решили наконец, что это их город, и решили наконец забрать себе власть. Бинго. Их не 20 и 1000.

Дальше было интереснее. Мы начали строить Uber для политиков. В России нет сложного доступа к шансу быть избранным, барьер теоретически преодолим (собрать подписи, попасть в список партии итд), барьер преодолим, он просто для каждого из участников стоит очень дорого. Идея Штаба Гудкова была простой — взять на себя расходы по доступу к избирательному бюллетеню и разделить между всеми кандидатами усилия и расходы по маркетингу перед выборами. Если ты создаешь зонтик для кандидатов, которые готовы участвовать в выборах, то усилий от каждого требуется меньше. Это дичайше похоже по замыслу на то, что делает Олег Тиньков с банками. Вы можете вкладываться в то, чтобы пиарить банковские услуги каждого отдельного банка, или вы можете создать маркет-плейс, в который будут приходить люди, которые выберут самое лучшее банковское предложение для себя. Тиньков создает маркет-плейс для финансовых услуг. Кац сделал маркет-плейс для депутатов. Для маркетплейса нужны две вещи — нужны пользователи, которые будут готовы продавать услуги и нужны пользователи, которые будут приходить, чтобы выбрать услуги. У Каца 1000 депутатов — это люди, которые продают свои услуги политических лидеров. Первая задача решена — и она была нетривиальной. Теперь за 7 дней до выборов вторая задача — решить проблему со второй группой пользователей политических продуктов — теми, кто готов придти и купить для себя возможность управлять местом, в котором они живут, то есть проголосовать.

 — Мы дичайше спорим, Кац уверен, что любая предвыборная агитация возможна только в офлайне. То есть депутаты должны ножками обойти дома, квартиры и подъезды, чтобы поговорить с избирателями. Я уверена, что политика похожа на финансы, и в этом смысле давно перешла в интернет. Олег Тиньков не открывает отделения банка Тинькофф у каждой станции метро, он выдает кредиты в интернете. Политики с инструменатми гипер-таргетинга и программатика должны использовать те же технологии, которые использует e-commerce, продавать кандидатов в интернете.

Извините, дорогой читатель, тут от вас требуется некоторая доля рефлексии. Вы, наверняка, понимаете, что когда я голосую за того или иного политика, я покупаю его услуги своим голосом. У меня в этом месте только один вопрос — почему мы в России терпим такую низкую конкуренцию за наш очень дорогой голос.

Энивей.

Я не знаю, какая будет явка на выборах в Москве 10 сентября, но я знаю, как построит модель, которая может посчитать зависимость явки от инвестированных в продвижение денег. Меня невероятно вдохновляют в этой кампании муниципальных выборов две вещи: 1) наконец умение считать конверсии и эффективность 2) перелом в российской демократии — наконец люди, которые до этого спрашивали, с хрена ли во власти все так плохо, решили, что теперь они здесь власть и пошли участвовать в выборах как представители власти, а не как наблюдатели или сочувствующие.

Я не оптимист, но с муниципальными выборами победа уже случилась. Циферные результаты сейчас менее важны, потому что качественные результаты уже произошли.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире