samsage

Сергей Аванесян

04 декабря 2017

F

Сегодня я бы хотел затронуть одну из самых болезненных и спорных тем разрывающих американское общество. Нет, мы не будем говорить о роли России в американских выборах (мало фактов, много истерии) и новом налоговом законодательстве. Речь пойдет о системе здравоохранения.

Как обычно, я  буду все разбирать на своем личном опыте.

Начнем с общих составляющих: в Америке система здравоохранения отдана на откуп частному сектору. Большинство больниц не принадлежат государству и правительствам штатов. Большинство докторов принимают в частных офисах.

Данная система была основана на основном принципе капитализма: свободный рынок создаст условия и мотивацию для развития технологий и сервисов. Обратной стороной монеты является стоимость этих самых услуг — здравоохранение в Штатах самое дорогое в мире, и серьезное заболевание зачастую может стать причиной банкротства. Для примера приведу следующее сравнение: операция на мениск, которая в Америке стоит сорок тысяч долларов, в Испании обойдётся в пять тысяч. Другим спорным моментом является факт того, что больной — это клиент, а значит источник дохода для медицинских организаций. Большинство американцев покупают медицинские страховки у частных страховых компаний через работодателя, который покрывает часть стоимости страховки, за  что получает налоговые поблажки от государства.

Так же существуют различные федеральные и локальные программы для субсидирования медицинских расходов для малоимущих и пенсионеров.

Несколько лет назад, президент Обама провел одну из самых масштабных реформ в сфере здравоохранения, создав единый рынок услуг и обязав всех американцев обзавестись страховкой. Что вызвало бурю негодования со стороны страховых компаний и консервативно настроенной группы населения. Страховщики были недовольны необходимостью страховать людей у которых уже есть серьезные заболевания (да, до этого страховая компания могла отказать больному раком в приобретении страховки). Консерваторы же считали, что государство вмешивается в механизмы свободного рынка.

Либералы же считают, что государство делает недостаточно для защиты здоровья населения и требуют введения системы Одного Плательщика (рынок страховых услуг упраздняется, и государство выступает в качестве плательщика всех мед услуг для населения). Но при этой системе больницы и доктора остаются частными предпринимателями, что, по мнению консерваторов, приведет к увеличению финансовой нагрузки на бюджет и росту налогов. В противовес левое крыло заявляет, что увеличение налогов не сильно отразится на населении, так как оно будет освобождено от необходимости платить за страховку. Но тут в ход вступает индивидуалистическая философия образа жизни американцев, и назревает вопрос: «а почему я должен платить за чьи-то мед расходы? Я лучше куплю страховку сам». Так же есть страх, что качество услуг упадет.

Но вернемся к моему личному опыту. Моя страховка, которую я получаю через своего работодателя, обходится мне в девяносто пять долларов в месяц (сама страховка стоит дороже, но  компания платит остальную сумму). Но на этом мои расходы не заканчиваются. На прошлой неделе я начал кашлять. Симптомы ухудшались, и решил навести доктора. Мой визит к доктору стоит триста долларов, из которых моя страховка покрывает восемьдесят процентов. То есть я заплатил дополнительных шестьдесят. И это только за сам визит, который длился двадцать минут. Да, конечно, качество сервиса несравнимо. Меня приняли без задержек. Помещения было аккуратным и чистым. Доктор и медсестра были приветливыми. Но расходы на этом не заканчиваются.

В мой прошлый визит, доктор направил меня на общий анализ крови, который обошелся мне в дополнительные семьдесят долларов (сам визит был бесплатным, так как моя страховка полностью покрывает один визит к доктору в год). Опять же, качество сервиса было на высоте: результаты и заключения доктора мне были доступны в личном кабинете на сайте страховщика. И так каждый раз, когда я иду к врачу. С моим страховым планом есть лимит на мои дополнительные расходы (так называемый ко-пэй). Они не могут превышать трех тысяч в год. Все, что сверху страховка покрывает полностью. Что, в принципе, не плохо, если со мной случится что-то серьезное, так как даже вызов скорой помощи в Лос Анжелесе может обойтись в тысячу долларов. Я уже не говорю про стоимость госпитализации.

Конечно же есть и другие страховые планы, которые покрывают больший спектр услуг, но они и стоят дороже.

Так что стоит упомянуть, что дантист и глазной общей страховкой не покрываются. Страховки на их услуги покупаются отдельно (в моем случае десять и шесть долларов в месяц соответственно).

У страховых и фармацевтических копаний очень сильное лобби (в Америке запрещена продаже большинства медикаментов, произведенных за рубежом. «Даллаский клуб покупателей» раскрывает эту темы очень хорошо. И, как не прискорбно, с тех пор ничего не изменилось).

Наверное, необходимо упомянуть, что, если я решу уволиться или меня уволят, я теряю страховку.

И, собственно, на мой взгляд, это основной момент, который вызывает споры. Здравоохранение стало серьезной темой для обсуждения недавно и в основном волнует людей моложе сорока. Причин для этого две: во-первых, это кризис 2008 года, в результате которого многие представители среднего класса потеряли работу. А как я уже упоминал, большинство застрахованы через работодателя, что привело к потере страховки.

Вторым фактором является смена трендов и моделей поведения как работодателей, так и молодых людей. Компании в пост кризисной Америке предпочитают нанимать независимых контрактников (самый яркий пример Убер) нежели штатных сотрудников, что освобождает их от социальной нагрузки, включая мед страхование. Так же молодые люди, в отличии от их родителей, которые зачастую отработали всю свою жизнь в одной компании, не проявляют особого лоялизма к корпорациям, и отсутствие независимой мед системы сказывается на их социальной мобильности.

Споры продолжают кипеть. В предвыборной гонке на пост президента, реформа здравоохранения была одной самых главных тем платформ как для республиканцев, так и для демократов (Трамп говорил, что отменит реформы Обамы (что ему не удалось), Сандерс обещал систему Одного Плательщика).

В завершении поделюсь своим личным мнением. Оно может звучит дико социалистически, но мотивировано принципами капитализма: здравоохранение, так же как и образование, — это не только социальная ответственность, но и инвестирование государства в свой самый главный источник богатства и процветания — население. Здоровые и образованные люди работают эффективнее, производят больше, потребляют больше, платят больше налогов и вносят больший вклад в развитие общества и страны.

Но, к сожалению, этот концепт не является доминирующим в современной Америке, и споры продолжаются в эфирах «либеральных» и «консервативных» СМИ где-то между обсуждениями твитов Трампа, имэйлов Клинтон и роли России в прошедших выборах.

Как я уже много раз упоминал, в Штаты я переехал более шести лет назад. Срок действия моего российского загран паспорта, естественно, истек.

Воодушевленный ностальгией и кое какими творческими планами, я тут решил навестить родные пенаты. Я, конечно, не пытал никаких иллюзий относительно российской бюрократии, но то, с чем я  столкнулся это конечно тихий ужас.

Long story short, мне, как гражданину США, проще, быстрее и дешевле приехать в РФ по  гостевой визе, чем вернуться домой, будучи гражданином России.

А теперь немного деталей: в следствии политических разборок в песочнице, консульство России в  Сан-Франциско было закрыто. Так что все восточное побережье США теперь обслуживается в Сиэтле (расстояние до которого от ЛА свыше 1800 км). А заявление подавать нужно лично (ну или через нотариуса/адвоката) по предварительной записи. Только вот доступных часов приема до конца года уже нет. А запись на  2018 не откроется до начала следующего года. И само оформление занимает до трех месяцев после подачи.

Будучи человеком ищущим лазейки туда, куда не пускают, я придумал план того, как обхитрить систему: а  что, подумал я, если я полечу в РФ с просроченным загран паспортом (все таки  домой возвращается блудный сын), а обратно вернусь со своим звездно-полосатым (та же история: блудный сын и прочая лирика)?

Я знаю наверняка, что, как гражданин Америки я всегда могу вернуться домой из любой точки света, даже с просроченным паспортом.

Но как оказалось, Россия-матушка не горит страстной любовью обнять своих блудных сыновей и  требует получения разрешения на въезд из все того же пресловутого консульства. Только подвох в том, что, вернувшись в РФ, я обязан получить новый загран паспорт. Без его наличия меня тупо не выпустят из России даже при наличии гражданство другого государства (как оказалось, я был далеко не первым, кто додумался до  такой схемы).  

Для примера, давайте я вам расскажу, как загран паспорт обновляется в прогнившей Америки: истекший паспорт, вместе с анкетой и чеком посылается по почте первым классом. В  течении двух недель, присылают паспорт. А можно и быстрее. Просто стоить будет дороже.

  

Естественно, проведя более подробное исследование, я нашел людей, которые могут «разрулить» это все быстрее, без лишней канители и даже легально. Только вот паспорт, который стоит 80 вечно зеленых, теперь дорожает до пятиста. Завтра буду звонить по паре номеров и смотреть, каковы нюансы и потом думать, а стоит ли оно того или может дальше разлагаться под пальмами?

Бюрократия в  российском консульстве была всегда. Даже когда Сан-Франциско было открыто, все тянулось месяцами и требовало огромного количества бумажек.

Ну ладно я: мне не горит, и у меня есть гражданство страны, в которой я живу. А как насчет тех россиян, кто застряли здесь, у кого истекли паспорта, и кто просто хочет вернуться домой? Ведь получается, что для них это невозможно сделать как минимум до марта (если им повезет записаться на прием в январе).

Было бы логичным, особенно в свете дипломатических перебранок, упростить въезд своих же  собственных граждан, нет?

 Как у вас сейчас модно говорить, синк эбоут ит.

 

«Сделано в  Америке» в свою первую неделю проката в Америке занял третье место с $18 миллионами уступив «Кингсмену» (вторая неделя проката) и «Оно» (четвертая неделя). Учитывая бюджет фильма в пятьдесят миллионов, можно смело сказать, что результат – плохой, однако же не катастрофический. Тем более если учесть, что в зарубежном прокате новый фильм Тома Круза уже заработал больше шестидесяти миллионов, из которых до создателей дойдет не больше пятнадцати. Но о том, как распределяются деньги, заработанные в прокате мы поговорим в другой раз.

Сегодня я бы хотел обсудить другой примечательный факт, связанный с выходом «Сделано в Америке». В  Голливуде ужасающая нехватка кинозвезд. Я не говорю о талантах. Я говорю об  артистах способных вытянуть посредственный фильм в топы. Том Круз – последний самурай в этой категории. Я не говорю, что «Сделано в Америке» прям совсем плох. Нет, фильм доставляет и развлекает, но из него не получится киноклассики. Если рассматривать историю, то она хоть и хорошо написана, однако же немножко отстает от трендов (ностальгия по светлому лихому прошлому Америки закончилась года три назад). Все, что есть у фильма, это уже совсем не молодой Том Круз. Но  этого достаточно, чтоб заманить людей в кинотеатры (особенно overseas – за пределами Северной Америки).

Кто-то может поспорить, что ДиКаприо тоже так может. Но ДиКаприо не снимается в посредственных фильмах и ДиКаприо всегда работает с режиссерами, которые и без него собрали бы  кассу.

Традиционно, Голливуд развивался циклами: появлялись новые течения в кино, загорались новые звезды. А потом им на замену приходили новые. Циклы в среднем длились от семи до десяти лет. Но последнее обновление цикла было уже больше пятнадцать лет назад.

У проблемы две основные причины. Во-первых, это бездарность агентств и, во-вторых и смена философии студий.

До нулевых основной коммерческой единицей Голливуда был талант (не важно, актер, режиссер или сценарист). Фильмы продавались на имени этих талантов. И эти таланты приносили огромные деньги своим агентам, которые получали десять процентов от гонорара того, чьи интересы они представляли. И, будучи грамотными стратегами, помимо зарабатывания денег на своих успешных клиентах, они активно занимались раскруткой новых. Но, одурманенные легкими деньгами от контрактов со суперзвездами, агентства перестали развиваться.

Студии, с другой стороны, планировали свои доходы от выхода фильм в долгосрочной перспективе. Зачастую прокат в кинотеатрах рассчитывался как рекламная компания для последующего релиза на носителях, откуда уже реальная прибыль и приходила.

Но когда разжиревший Уолл Стрит нацелился на Голливуд как на жертву своих инвестиций, ситуация медленно, но верно начала меняться.

Переломным моментом можно считать успех «Человека Паука», собравшего рекордные сборы в  первые выходные проката. Банкирам такая статистика нравилась больше, чем покрываемость инвестиций через два года после выхода в прокат, так как это хорошо сказывается на цене акций и приносит прибыль в разы больше, чем инвестиции в производство кино. А коммерческая успешность в долгой перспективе на ровне с позитивной реакции аудитории никого не волнует. Поняв это, студии стали раздувать бюджеты (что позволяло топ-менеджерам и продюсерам получать большие гонорары). Это так же повлияло на стратегию дистрибьюции. Основной задачей стало собрать первые выходные. Для этого качество продукции роли особо не  играет. Главным фактором, влияющим на сборы, при такой модели, является узнаваемость бренда и его привлекательность, что подтвердил успех «Властелина Колец», «Гарри Поттера» и «Сумерек», которые начинались без звезд первой величины, что не  помешало колоссальному успеху франшиз. Но они так же и не смогли создать этих звезд из огромной плеяды талантливых актеров.

Отсюда и  посредственные сиквелы, ребуты и прочая ересь, переваривающая один и тот же  примитивный сюжет снова и снова под разной оберткой и приправленная эпическими сценами.

Сделаю небольшое отступление. Супергеройские фильмы – это самое опасное, что создает современная поп-культура. И дело даже не в плоскости и вторичности. Супергерои – это персонажи современного фольклора, ролевые модели для подростков. Они борются со злом, делают добрые дело и все такое. Одним словом, этакие дяди Степы постиндустриализма. С одной маленькой, но очень важной разницей. Большинство персонажей овладели своими способностями не в результате кропотливой работы, а  в следствии либо случайности (Человек Паук), либо врожденными особенностями (Супермен). Есть всего два исключения, но это особо картины не меняет. Подросткам с экранов кинотеатров доходчиво объясняют, что их роль в этом мире сидеть и  ждать, чтоб быть спасенными, а не спасателями, так как суперспособностей у них нет. Мы больше не видим больших блокбастеров про силу человеческой воли простых смертных таких как «Крепкий Орешек» и первый «Терминатор».

Но вернемся к основной теме. В Голливуде заканчиваются звезды. Их место занимают бренды (Marvel, DC, Jurassic World, Harry Potter’s Universe, Alien, Star Wars): Крис Пратт и Дженнифер Лоуренс, прославившиеся благодаря коммерчески успешным франшизам, не смогли вытянуть достаточно неплохой, но не привязанный ни к чему «Пассажиры».

Даже если посмотреть на результаты американского проката за этот выходной, и «Оно» и «Кингсмен»  — не строят свою маркетинговую стратегию на именах актеров. Это устоявшиеся бренды.

Сложно спорить с  тем, что это прогресс кино. Просто эпоха суперзвезд подошла к концу. Но так же  не возможно отрицать и негативный аспект этого прогресса: было время, когда желания одного актера или актрисы сняться в некоммерческой картине было достаточно, чтобы студия вложилась в проект. Бренды же безжалостно топчут всякую конкуренцию со стороны независимого кино, требуя от кинотеатров всех лучших сеансов (пример «Звездных Войнов», выдавивших «Отвратительную Восьмерку» Тарантино из Cinemadome – уникального кинотеатра в ЛА с огромным экраном, примечателен).

Но как я уже раньше замечал, показатели сборов говорят о том, что аудитория все же питает интерес к  оригинальным историям. И новыми суперзвездами Голливуда становятся режиссеры, такие как Иннариту, Нолан и Тарантино, способные завлечь зрителя в кинозал своим авторитетом. А учитывая, что «срок годности» режиссера значительно больше, чем у актера, то этого времени будет достаточно, чтоб начать новый цикл.

24 сентября 2017

«мать!» вашу, что это?

«мать!» Аранофски – это, наверное, один из самых противоречивых фильмов этого года. В то время как кинокритики дружно ставят ему единицы и называют худшим фильмом в истории кино (хотя во вселенной где есть «Комната» (2003), такое заявление кощунственно и неуважительно по отношению к Томми Вайсо), а зрители покидают зал озадаченными, находятся и  те, кто кричит во все горло, что это первозданное искусство, по которому будут судить кинематограф нашей эры в далеком будущем.

Я посмотрел фильм в среду вечером в одиночестве в небольшом кинотеатре, публика в котором обычно падка на блокбастеры. Я сделал это специально, так как не люблю переполненные залы, где все чавкают попкорном. Я, честно, ожидал быть единственным зрителем (а такое случалось до этого). Но мои надежды не оправдались, свободных мест было очень мало.  

«мать!» затягивает и держит вовлеченным на протяжении всех двух часов (что уже является показателем качества) своей драмой, мистикой, неспешным, но пугающим повествованием и полной вакханалией, происходящей на экране. Выйдя из  кинотеатра и вдохнув теплый вечерний воздух, я осознал, что «мать!» — это произведение искусства. Честно признаться, после «Ноя» я потерял веру в  Аранофски. Но то, что этот режиссер сотворил здесь – это нечто!

Фильм полон аллегорий, метафор, саб-текстовых значений и черт знает чего еще (тут даже четко сфокусированные соски Дженнифер Лоренс есть). Ошибкой тех, кто не понял этот фильм – было то, что они пытались найти смысл в основном повествовании. Смысла в  нем нет, не задумывалось и быть не может. И если рядовую публику можно простить за это, то реакция критиков заставляет сомневаться в их квалификации, образованности и здравом смысле. Сам факт того, что фильм построенный на  бесконечных отсылках к религии, способный вызывать эстетический восторг у  такого радикального агностика как я, уже достоин уважения.

Как я уже заметил, говорить о сюжете смысла нет: я Вас только запутаю и отобью все желание смотреть «мать!». Но нельзя ни отметь повествование: до невозможности патриархальная история (и это в эпоху воинственного феминизма в Голливуде) рассказана с точки зрения персонажа Лоуренс, которая просто воплощает в себе все элементы традиционной женщины: она не борется за равноправие, не стремится к эмансипации, не ищет путей самореализации. Все что ей нужно для счастья – это мир и покой в  ее собственном доме, где она живет с мужем. Проблема в том, что ее муж, известный в прошлом поэт, хочет славы и любви толпы. Но ей нужна вся его любовь, безграничная и ни с кем не разделенная.

Я всегда считал, что Дженнифер Лоуренс – переоценённая актриса, получившая свою слава в виду отсутствия какой бы то ни было конкуренции в категории «американская девушка с  неголливудско-селиконовым видом». Но, как оказалось, проблема была не в ней, а  в режиссерах, неспособных раскрыть ее глубочайший талант.

«мать!» абсолютно полностью держится на ее перфомансе. И это не потому, что другие актеры плохи, а потому, что вся вселенная фильма представлена через реакцию персонажа Лоуренс на эту вселенную. Если она не получит Оскар за лучшую женскую роль, это награда потеряет все те остатки легитимности, которые у нее еще есть в моих глазах.

«мать!» — это один из тех фильмов, которые стоит посмотреть как минимум для того, чтоб сформировать свою собственную точку зрения. Он Вас точно не оставит равнодушным, Вы будете либо плеваться в экран, либо аплодировать стоя. Но именно такую реакцию и должно вызывать настоящее искусство.  

     

  

Доброго времени суток!
Если Вы следите за моим блогом, то Вы наверно заметили, что я освещаю какие то негативные аспекты жизни в Америке. Этим постом я хочу объяснить как так получилось.  Я думал написать текст, но после нескольких разных вариантов, я понял, что буквы не смогут передать эмоциональной окраски. Поэтому я записал это видео. Оно скомканное, собственно, как и мои ощущения. 
 
P.S. В следующий раз поговорим о позитивных моментах. Потому, что их полно!  

Как заметил один мой читатель, что-то у меня очень все негативно об Америке получается. С этим трудно не согласиться, и на это есть кое-какие причины. О них я расскажу отдельно в посте о моем путешествии в Италию.

А пока давайте поговорим о кино. Как я уже раньше упоминал, это то, чему я решил посвятить свою жизнь.

Казалось бы, ничего позитивного в этой сфере тоже нет: все студии дружно трубят о худших летних сборах за всю историю. Что, в принципе, не удивительно, учитывая качество переработанной, второсортной продукции, которую на нас выплескивают под маркой блокбастера. Но это лето подарило нам надежду на лучшее, надежду на  спасение кинематографа. Речь идет о трех летних релизах: «Планета Обезьян», «Данкерк» и «The Big Sick» (на сколько я знаю последний в России в прокат не вышел).

«Планета Обезьян»  — это серьезная военная драма с глубокой моралью и неожиданными поворотами сюжета прекрасно сбалансированными с развлекательной составляющей и абсолютно нереальным бюджетом для такого типа фильмов в сто пятьдесят миллионов. Так же  не реальным был успех первой недели в прокате, когда обезьяны потеснили Человека Паука, в очередной раз пересказывающий традиционную Марвеловскую парадигму.

Не смотря на мое негативное отношение к ребутам и сиквелам, я не могу не признать того, что создатели «Планеты Обезьян» проделали великолепную работу. Их достижение должно служить примером всем, кто занимается эксплуатацией старых идей вместо того, чтоб придумать что-то новое.

Как я уже заметил, «Обезьяны» продержались на вершине американских кассовых сборов всего одну неделю (что для этого фильма на самом деле не проблема, т.к. у него есть так называемое re-watch value – пригодность для повторного просмотра. Фильм до соберёт в продажах DVD/iTunes и ТВ прав). Но случилось это не потому, что зрители потеряли интерес. А потому, что через неделю после «Планеты Обезьян» в  прокат вышел Нолоновский «Данкерк».

Я считаю Нолана самым талантливым режиссером современности. В отличии от того же Инарриту, который делает интеллектуальный продукт не доступный широкой массе, Кристофер умеет совмещать качественный сторителлинг и достаточно глубокие философские темы с визуализацией и динамикой понятной даже тем, кто угорает с комедий Сэта Рогана («Сосисочная Вечеринка», «Соседи», «Интервью» и проч. Если Вы не знаете что это за фильмы – Вы счастливый человек).

«Данкерк не стал исключением»: воздушные бои, снятые на натуре, масштабность действия миксуются с внутренними конфликтами героев. Многие жаловались, что в фильме нет развития персонажей. И они правы, его нет. Но это не минус, а плюс. Мы не следим за героями, пытающимися спасти мир. Мы видим группу молодых парней, оставленных умирать на  берегу странами, за которые они сражались; мы видим молодых ребят, которые просто хотят выжить.

У меня к фильму только одна претензия: со своей уникальной повествовательной линией (вернее линиями), «Данкерк» никак не может решить, хочет ли он быть эмоциональным или интеллектуальным кино. И, лично меня, это постоянная смена передач напрягала при просмотре.

Но так же как и «Планета Обезьян», Нолоновское кино представляет уникальную для современного Голливуда категорию: серьезное высокобюджетное кино, которое может собрать кассу летом. И их успех на фоне довольно хилого перфоманса, супергеройской каши, не может не давать надежду на увеличение числа подобного рода фильмов

Третьим фильмом я  назвал «The Big Sick» — это романтическая трагикомедия об отношениях пакистанского парня и  семьи его возлюбленной после того, как она попадает в больницу с серьезным заболеванием. Действие происходит в Чикаго и прекрасно отражает социокультурные барьеры с которыми сталкивается современное американское общество.

Так же как и «Прочь», вышедший весной, этот фильм доказывает, что оригинальная история, снятая за  маленькие деньги может принести огромную прибыль. В процентном соотношении, «The Big Sick» заработал больше «Человека Паука». Он так же является примером вымирающей в Америке модели грамотного маркетинга: фильм вышел на экраны в так называемый limited release – это когда число кинотеатров не превышает четырёхста по всей стране, и кинотеатры выбраны точечно. Сначала фильм четко таргетировался под прогрессивную образованную молодежь в крупных урбанистических районах (что позволило сократить маркетинговые расходы), а потом, используя позитивный фитбэк от этой аудитории, расширил свое представительство на большей территории.

Голливуд сегодня откровенно идет ко дну под прессом инвестиций из Китая и Уолл Стрит. И те и те хотят быстрых позитивных отчетов о продажах. Что ведет к тому, что студии вбухивают огромное количество денег в маркетинг, пытаясь отбить как можно больше в первые выходные. И если раньше руководителями студий становились продюсеры у которых был опыт и чутье, то сегодня все под контролем бизнесменов (есть такой комедийный сериал 30 Rock. Там очень хорошо обыгрывается период, когда индустриальная компания General Electric владела телесетью NBC и пыталась подстроить модель управления телеканалом под ту, которую они использовали в своем производстве). От этого страдает качество продукта. Кино – это не просто способ заработать быстро и много денег (о том, как студии зарабатывают, и кто руководит всем процессом в индустрии мы так же поговорим отдельно), это еще и культурное наследие. И мне приятно, что это лето подарило нам фильмы, которые будет не стыдно показать нашим детям, которые не будут использовать как пример в лекциях об упадке кинематографа во второй декаде двадцать первого века.

    

                      

Еда и Политкорректность. Казалось бы, что общего между этими двумя вещами? Пока я варил пасту этим воскресным утром (ну как утром, в  час дня) в моем похмельном сознании скрежетали мысли относительно того, как политкорректность в Америке превращается в некую форму идейной диктатуры, проникающей во все области жизни и, по факту, наносящей ущерб идеи строительства общества без предрассудков, к которому мы так стремимся.

Вчера вечером я с друзьями пошел на вечеринку где основная масса народа была выпускники кинематографических школ. Естественно, одной из тем разговора стали фильмы, недавно вышедшие в прокат. Нолановский «Данкерк» вызвал противоречивую реакцию публики. В какой-то момент молодой человек интеллигентного вида подключился к обсуждению. Он заявил, что Нолан – расист, так как все персонажи фильма – белые. Должен заметить, что парень обладал европейской внешностью.

Я осторожно заметил, что фильм рассказывает историю британцев и французов воюющих с немцами в 1940м году. Мой собеседник не растерялся и привел следующий аргумент в поддержку своей теории: «Вот именно! Вторая Мировая охватывала не только территорию Европы! Если бы он не был расистом, он бы показал поля битв, где не только белые сражались!»

Абсурдно, не правда ли? Так вот, не правда. Это не просто пьяный выпускник-идеалист. Это общее отношение американских «либералов» к теме представительства меньшинств (этнических, сексуальных и прочих) в искусстве. В феврале я слышал возмущения относительно «Лалалэнда», который соревновался с «Лунным Светом» за Оскар. Нет, я не имею ничего против фильмов, рассказывающих о  сексуальных меньшинствах («Tangerine» — прекрасный пример того, как рассказать очень специфичную историю широкой публике) и представляющих взгляды на жизнь… скажем так, небелых людей (если вы не смотрели «Dope», то выключайте компьютер и бегите покупать этот фильм прямо сейчас). Но когда единственной ценностью фильма является то, что его сняла чернокожая женщина-лесбиянка и все вокруг восхваляют его за это, мне становится страшно.

Я поставил слово либералы в кавычки выше неспроста. Я уже упоминал в моих предыдущих постах, что я – либерал. Но мое понимание либерализма – классическое: государство – это необходимое зло; каждый имеет право на свободу совести и слова; общество – это форма сосуществования людей с  разными взглядами в мире и взаимном уважении.

Так вот, американский либерализм не такой. Он даже не  либерализм. Тут можно было бы углубиться в глубокие размышления об американской истории, и как Красная Охота в пятидесятые заставила американских социалистов и  коммунистов прятать свои взгляды от публики, но это очень долгая тема. Я только  вкратце обозначу, что в результате этой самой охоты, все левые (коммунисты, социалисты, социал-демократы и тд) стали называть себя либералами, чтоб избежать преследований. Вместе с позитивными идеями левого крыла, эти люди привнесли и  негативные аспекты своей идеологии в американский либерализм. Один из таких аспектов – это нетерпимость к инакомыслию.

И так как «прогрессивные» идеи доминируют в крупных экономических и культурных центрах Америки – их идеи транслируются с экрана и  страниц прессы. И эти идеи часто включают в себя нападки на тех, кто передерживается противоположной точки зрения: ты говоришь, что «Лалалэнд» — лучше, чем «Лунный Свет»? кто ты: расист, гомофоб, а может и то и другое?

HBO анонсировало начало работы над новым фантастическим сериалом, где по сюжету гражданскую войну выиграли конфедераты, и рабство сохранилось до наших дней. «Твиттер активисты» (цитата из Hollywood Reporter) запустили публичную компанию с требованием прекращения производства шоу, так как это шоу (которое еще даже не вышло), каким-то образом оскорбляет чувства афроамериканцев. Их даже не смутил факт того, что один из трех шоураннеров – афроамериканец. Телеканал отреагировал на весь этот фарс пресс релизом, в  котором уверил, что шоу никоим образом ничьих чувств оскорблять не будет.   

Во многих крупных компаниях в разных отраслях, процесс набора новых сотрудников включает в себя фильтрацию не только по принципам таланта и опыта. В учет так же принимается пол, раса, сексуальная ориентация и  возраст. Эти меры применяются для того, чтоб показать на сколько они диверсифицированы.   

Это все, естественно приводит к реакции. Почему Америка выбрала популиста Трампа у которого нет никаких талантов и видения в управлении государства (когда я слушаю его, у меня складывается впечатление, что он не понимает в чем заключается его работа)? Потому, что он огласил проблемы людей, живущих на территории, соединяющей прогрессивные Нью-Йорк и Лос-Анджелес (я кстати, не знаю почему по-русски ЛА пишется через дефис – в английском это два отдельных слова). Для тех, кто живет в маленьких моногородах в центральной части Америки, проблемы трансгерданных туалетов не являются приоритетом. Их  больше волнует как прокормить семью, в ситуации когда работы почти что нет, а  та что есть, достается нелегальным эмигрантам, труд которых стоит дешевле (знакомая ситуация, правда?). И их проблемы проходят мимо внимания всех медиа компаний и политиков.

Нам, конечно, повезло, что Трамп просто безобидный клоун с манией величия. А что если бы на его месте был новый Гитлер с четким планом действий? Самое страшное, что так называемые либералы не сделали выводов из  последних выборов и продолжают гнуть свою линию тоталитарной политкорректности, которая не учит мирному сосуществованию и взаимному уважению к традициям и  стилю жизни между людьми, а только провоцирует рост ультраправых настроений. Да  даже среди прогрессивных слоев населения политкорректность зачастую – это просто маска на показ, за которой все те же предрассудки.

Посмотрите два последних сезона «Южного Парка». Они очень четко показывают насколько абсурдна культура политкорректности сегодня в Штатах.

И под конец, хотелось бы вернуться к еде. Она в Америке очень плохого качества. Вы, наверно в курсе, что Американцы – это самая толстая нация в мире. Дело не только и ни столько в том, что почти все жаренное, а в подсластителях, которые добавляют просто везде. Даже в хлеб. High Corn Syrup – вот главная угроза здоровью нации. Его добывают из  кукурузы и очень часто используют вместо сахара. Помимо того, что в нем намного больше калорий чем в традиционном сахаре, он так же очень плохо принимается человеческим организмом и очень легко и быстро превращается в жировые отложения. Кока Кола, произведенная в Мексике с использованием сахара, содержит в себе в несколько раз меньше калорий, чем точно такая же, сделанная в Штатах с  использованием пресловутого сиропа.

Если вы пойдете в американский магазин и начнете читать перечень ингредиентов, то вы можете очень сильно удивиться. Я недавно видел клубничное варенье, в составе которого было больше двадцати ингредиентов, но не было клубники.

Выхода из сложившейся ситуации с едой два – либо идти в дорогие органические магазины типа Whole Foods или закупаться в магазинах с импортной продукцией (мой выбор). Самое забавное, что более здоровая еда, импортированная из Европы, может обойтись вам дешевле, чем ее американский аналог (плитка шоколада «Милка», импортированный из Германии в  сети магазинах Jone’s стоит дешевле, чем плитка Hershey’s в состав которой входит тот самый кукурузный сироп).   

Какой вывод из всего этого? Паста, приготовленная из  овощной лапши без сиропа, была очень вкусной.             

Говорить об Америке без понимания специфики социокультурных и политических процессов, на мой взгляд, не совсем корректно. И за шесть с  половиной лет я потихонечку все глубже проникаю в это понимание. Но, конечно, это понимание до сих пор не полное, и с большой вероятностью таким никогда не  будет.

Сразу оговорюсь, все что последует далее – это мое личное мнение, основанное на личном опыте и профильтрованное через традиционные либеральные ценности, носителем коих я являюсь. Я постараюсь не давать оценку, а поделиться наблюдениями и умозаключениями. В конечном итоге, в этом мире нет таких понятий как правильно-неправильно. Все зависит от того, что люди находят для себя приемлемым.

 

И так давайте начнем. Между США и остальной Западной цивилизацией (а Россия является ее частью в следствии географической ситуации, социокультурного наследия и политической интеграции) заключается в ключевом понимании что такое государство, в чем его функция и легитимность его существования.

Для большинства из нас, кто вырос в Старом Свете, существование института государства является неоспоримым фактом, и весь вопрос заключается в том, а какая форма управления является приемлемой? Американцы же, с другой стороны, в большой своей массе (особенно на Среднем Западе и юге) сомневаются в  легитимности и необходимости федерального правительства.

Я живу в крупном урбанистическом регионе, где подобные идеи не очень популярны, поэтому в первое время мне казались дикими дебаты о  необходимости бесплатного здравоохранения и высшего образование (они в Америке не бесплатные и дорогостоящие). «Как можно задаваться такими вопросами?» казалось мне. «Эта прямая функция государства! Люди – это главный ресурс! И  власти должны инвестировать в этот ресурс! Здоровые и образованные люди работают более эффективно, зарабатывают больше, платят больше налогов и тратят больше, что приводит к общему развитию экономики!»

Свет на ситуацию пролила дискуссия, которая завязалась у  меня с моим боссом года три назад. Он, будучи представителем консервативного крыла Республиканской партии, отстаивал необходимость сохранения этих секторов экономики в рамках свободного рынка с активным участием частного капитала. В рамках этой дискуссии он выразил опасения относительно чрезмерного вовлечения государства в жизнь общества, в случае если здравоохранение перейдет под его контроль. Он сказал ключевую фразу, которая помогла мне понять ход его мыслей и  убеждений: «Это не то, для чего МЫ создавали государство».

Если вы посмотрите на все современные европейские нации, то станет очевидным, что институты государства на нашем континенте (да, я все равно считаю себя европейцем) сформировались до них и послужили причиной объединения людей и возникновения национальной самоидентификации.

Когда пилигримы приплыли на новый континент, единственной формой государства была коммуна. А все это случилось не так давно. Даже как государство, Америка сформировалась в форме федерации. То есть не было как таковой точки гравитации: ни один штат или экономический центр не выступил в  роли лидера процесса. Почти все штаты вступили в федерацию добровольно (по крайней мере первые тринадцать). К моменту формирования федерации, все штаты имели свою собственную систему управления и сформировавшиеся традиции. США, как государство, должно было выполнять две функции – защита от внешних врагов и  представительство на уровне международной дипломатии (даже полиция находится в ведомстве региональных властей). Это было и есть огромным камнем преткновения в развитии государства. Согласно федеральному закону, марихуана – запрещенный наркотический препарат, и его хранение наказывается уголовным преследованием. Но в Калифорнии, Колорадо, Вашингтоне, Неваде и ряде других штатов, каннабис – легален. И это только маленький пример.

Как я уже упомянул ранее, в крупных урбанистических районах люди спокойнее относятся к укреплению роли государства в их жизни, если это приносит обществу выгоду. Жители городов понимают, что, учитывая заселенность и культурное разнообразие мегаполисов, без регулирования и применения закона жизнь будет очень некомфортной и опасной. Но для того, кто живет в Теннесси, где расстояние между соседствующими фермами может достигать ста километров, для граждан вопрос о необходимости государства остается открытым. Принцип «это моя земля и я могу делать, что хочу» очень популярен на Среднем Западе. Я не знаю освещалось ли в России история с группой фермеров, захвативших национальный парк и  удерживавших его с оружием наготове в течении почти что месяца после того как федеральный суд признал, что фермеры не имеют права использовать эту землю.

Быть или не быть государству в его классическом понимании? Весь политический спектр идей в Америке простроен вокруг этого шекспировского вопроса. Отсюда и понимания «консерватизма» и «либерализма» в американском сознании сильно отличаются от того, что имеем ввиду мы, когда используем эти термины.                 

Всем доброго времени суток! По горячим следам первого влога, выпускаю второй. В этот раз речь пойдет о моментах, которые стоит принимать во внимание перед переездом в Штаты.  Так же, я хочу выразить большую благодарность тем, кто поделился своими впечатлениями о прошлом посте. Я постараюсь принять во внимание ваше мнение! Я до сих пор не определиля с форматом. Пока это видео, но, я думаю, начиная со следующего поста, мы перейдем в текстовый формат. 

Я переехал в Штаты шесть лет назад. За это время я интегрировался в местную культуру (все мое окружение англоговорящее) и теперь могу свободно рассуждать о различиях между нашими странами не с точки зрения вновь прибывшего имигранта, который смотрит назад, а человека у которого достаточно опыта жизни в обеих странах.
Но для начала, давайте познакомимся! Я записал вот это видео, но я не знаю какой формат более предпочителен для вас: такой или все же текст? Жду с нетерпением вам фидбэк!!!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире