В 2016 году рассказ журналиста Владимира Яковлева , основателя «Коммерсанта» (и сына редактора перестроечных «Московских новостей» Егора Яковлева) о своих дедушке и бабушке — впрямую причастных к политическим репрессиям в нашей стране в 1920-1930-ые годы потряс многих читателей и меня тоже безжалостной и жестокой правдой . Никто и никогда из нас подобных рассказов https://ehorussia.com/new/node/12901 не читал, и мало кто открыто расскажет о своей семейной истории так, как это сделал Владимир Яковлев. Его мужество в этом отношении поразительно.

Но прочтя рассказ Яковлева, я о нем в общем-то забыл. И вот сегодня мне вдруг прислала ссылку на этот рассказ моя знакомая из США — Анита Белоцерковская. 
Когда перечитал его , то сразу подумал, что описанная в нем история имеет прямое отношение к моему и еще нескольких людей спору с «Мемориалом» о форме представления имен жертв политических репрессий на «Стене памяти» созданной в 2018 году «Мемориалом» на расстрельном полигоне «Коммунарка» на юго-западе Москвы. . 
Спор идет идет по вопросу — правильно ли и нравственно и допустимо ли с моральной и исторической точек зрения помещать по алфавиту в одном списке жертв репрессий имена людей, кто, как мы считаем и знаем, не участвовали в пытках и казнях , не были осведомителями органов ГБ вместе и «вперемешку» с теми людьми, кто были палачами, мучали и казнили других людей, а затем и сами стали жертвами политического террора"?

«Мемориал» сделал и представил на «Коммунарке» на «Стене памяти» без предварительного публичного обсуждения этой проблемы единый алфавитный список всех расстрелянных и захороненных здесь (или может быть почти всех) жертв политических репрессий, чьи имена ему сейчас известны — это 6606 человек, кажется, и считает , что поступил совершенно правильным с точки зрения истории и морали образом.

Инициатор и руководитель проекта «Бессмертный барак» Андрей Шалаев, от кого я узнал об этом «казусе» , уже нашел в списке имена на «Стене памяти» имена, по крайней мере, 88 человек , которые сами были палачами — обвиняли, пытали, судили, уничтожали людей по вымышленным обвинениям с учетом «признаний вины» полученных в результате самооговоров и оговоров под пытками. Но позже многие деятели осуществлявшие политические репрессии сами стали жертвами политического террора.

Возникает вопрос — правильно ли представлять на бывшем расстрельном полигоне «Коммунарка» , в настоящее время являющегося мемориальной территорией и местом поминовения жертв политических репрессий, и помещать на «Стене памяти» имена всех жертв, кто был здесь расстрелян одним списком на 6606 человек (по алфавиту) или все-таки на «Стене памяти» нужны по крайней мере два или даже три отдельных списка : 1) с именами жертв политического террора не участвовавших лично в осуществлении репрессий , но и не участвовавших в политической оппозиции и не боровшихся с режимом Сталина (таких людей громадное большинство) ; 2) с именами деятелей, которые сами участвовали в проведении репрессий, прежде чем в свою очередь пали их жертвой ( на «Стене памяти» сегодня уже известно около 90 таких имен), 3) с именами людей, которые реально были в политической оппозиции режиму Сталина , но сами не участвовали в проведении политических репрессий.

Сам я считаю правильным второе решение и, аргументируя его, опубликовал на Эхо Москвы в октябре-декабре 2018 года девять заметок. В последней заметке «Спор с Мемориалом» https://echo.msk.ru/blog/samodurov/2327151-echo/ — я изложил многие аргументы, которыми на тот момент располагал.

Перечтя сегодня рассказ Владимира Яковлева, я увидел еще один и может быть самый важный и сильный аргумент: «То, что мы ЗНАЕМ, но не учитываем продолжать влиять на нас». 
Имена многих палачей и наверное многих героев сопротивления режиму помещенных на «Стене памяти» в Коммунарке, которые являются жертвами политических репрессий, мы знаем, но это знание «Мемориал» при создании «Стены памяти» никак не учитывает и никак визуально не выразил. И это обстоятельство продолжает влиять на нас.

15 февраля «Мемориал» проводит публичную дискуссию в том числе по этому вопросу и потому мне интересно и хотелось бы узнать мнение читателей. 
Считают читатели, что решение «Мемориала» представить все имена жертв на Стене памяти одним списком правильно? 
Или это решение нужно пересмотреть и представить имена жертв репрессий на «Стене памяти» не одним списком, а несколькими списками в соответствии с исторической ролью этих людей в осуществлении террора и м.б. также в соответствии с участием и неучастием их в политической оппозиции и сопротивлении режиму Сталина тоже?
Какое решение поддерживаете и считаете правильным Вы лично и почему?.



Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

ohotnlk58 10 февраля 2019 | 14:31

Самодуров со своей коммунаркой поздно ложится, рано встаёт, и носится с ней весь день, как курка с яйцом.


valfly Валерий Муханько 10 февраля 2019 | 14:51

Или хотя бы сделать сноску в конце каждого списка на палачей.


kelavrik 10 февраля 2019 | 17:40

Выделите имена палачей красным цветом.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире