Происходящие вокруг РАН, РАМН и РАСХН события касаются всех образованных людей, а не только членов и сотрудников академии наук. Поэтому позволю себе обратиться с предложением в развитие мыслей изложенных мной в статье «Это касается всех, а не только РАН».

Многим внимательно следящим и переживающим за ситуацию людям (в их числе мне) представляется, что единственно возможный путь противостоять разрушению науки и Академии наук — это разработка и публичное обсуждение проекта реформы РАН, РАМН, РАСХН альтернативного принятому Госдумой в двух чтениях и публичная, широкая поддержка альтернативного проекта реформы.

Ответственность за разработку такого проекта, судя по сообщениям СМИ, взял сейчас на себя Клуб «1 июля». Члены клуба «1 июля» — на сегодняшний день таковых 71 человек — действительные члены и члены-корреспонденты РАН, отказавшиеся вступать в новую предлагаемую правительством структуру, обсуждают ситуацию и разрабатывают с помощью юристов альтернативный проект реформы РАН. Происходит эта работа, насколько я понял, «за закрытыми» дверями, с участием юристов, без приглашения членов РАМН и РАСХН, не говоря уже о научных сотрудниках академий и сотрудниках ВУЗОВ. Такой узко-корпоративный образ и «платформа» действий в данной ситуации, на мой взгляд, не годится!

Чтобы антибюрократический, альтернативный проект реформы науки имел шанс на успех, чтобы Путин, Дума, Ливанов и Фортов вынуждены были с альтернативным проектом считаться, чтобы Дума вернула уже принятый ей и разработанный Правительством без участия ученых проект реформы РАН в первое чтение он должен быть поддержан десятками тысяч сотрудников институтов РАН, РАМН, РАСХН, руководством нескольких сотен академических институтов, а также и это то главное , к чему хочу привлечь внимание — руководителями, по крайней мере ведущими профессорами и десятками тысяч преподавателей и научных сотрудников нескольких сот ВУЗОВ.

Поэтому альтернативный проект реформы науки должен выработать и предложить межрегиональный , межакадемический и межинститутский (по примеру межрегиональной группы депутатов СССР в 1989 г) инициативный орган ученых, в которой входят не только академики и члены-корреспонденты РАН, — члены Клуба «1 июля». Возможно, авторитетные члены Интернет Сети координации институтов (СКИ) могли бы выступить инициаторами создания такого органа и публично обратиться с такой инициативой к членам академического клуба «1 июля» и членам и сотрудникам Сети , к другим сотрудникам РАН, РАМН, РАСХН, и обязательно — к сотрудникам ВУЗОВ. Необходим общий и мощный «кулак» и мощное движение интеллигенции и образованных людей заинтересованных в обеспечении нормальных условий широкой и свободной научной работы в нашей стране и должной поддержки ее государством в размере 4-7% ВВП, а не 1.5% как это уже давно существует. Думаю, такая инициатива и выработанный таким образом альтернативный проект мог бы получить поддержку у очень большого числа людей, в том числе людей, которые не являются научными сотрудниками, но понимают значение науки для жизни, . для нашей страны и государства и их будущего…

Правительство и Министерство образования и науки сообщили и настаивают, что одна из кардинальных целей реформы РАН заключается в «перемещении» и «перенесении» академической науки из институтов РАН в университеты и ВУЗы, «как на Западе». Мне кажется сотрудникам академических институтов и ВУЗОВ, членам клуба «1 июля» и Социальной интернет сети ученых (СКИ) стоило бы обсудить иной, противоположный вектор реформы академической науки, а именно: предложить сделать институты РАН, РАМН, РАСХН, материальной базой и основой для научной работы не только сотрудников данных академий, но и ведущих научных сотрудников и аспирантов российских ВУЗОв и, что очень важно и желательно, для зарубежных исследователей. Мне кажется такое предложение можно разработать в совершенно конкретных формах. Широко известные и успешные примеры тесного сотрудничества Академии наук и ВУЗов — МФТИ , Физтех и Академический университет Жореса Алферова, судя по опубликованному Эхом Москвы интервью Алферова Венедиктову, в нашей стране сегодня существуют и существовали раньше*.

Если этот подход сохранения РАН и ее институтов как самоуправляемой структуры и материальной базы для фундаментальных исследований, проводимых сотрудниками РАН и ВУЗОВ продумать по-настоящему — с уменьшением нагрузки для преподавателей и профессоров ВУЗов, с выделением для них дополнительных полставок в академических институтах и с включением их тематики в работу коллективов академических институтов — то такой путь реформы науки, вероятно, может быть воспринят научным сообществом и общественным мнением как один из существенных и позитивных новых аспектов работы РАН, РАМН, РАСХН и ВУЗОВ. Я также думаю, что такой подход будет поддержан, очень многими ведущими профессорами и ведущими учеными сотен ВУЗОВ по всей стране.

*В геологии, например, деление на вузовскую, — по неофициальному мнению многих членов РАН , а также и в общественном мнении, так сказать, «второстепенную» и академическую, «первостепенную» науку возникло и укрепилось в СССР лишь в 1960--1990 годы. Это отношение, иногда справедливое, а иногда нет, задевало и продолжает задевать самолюбие многих работающих в ВУЗАХ настоящих ученых . Я говорю только о геологии потому, что с положением в ней знаком и из своего опыта и по разговорам с моими однокашниками и от моих родителей -геологов . В 1920-1930 гг годов дело обстояло совершенно по другому. Ведущие и лучшие ученые геологи тех лет, ставшие в последствии академиками: Архангельский, Шатский, Меннер, Страхов, Обручев, Тетяев, Наливкин, Пустовалов, Коржинский, Белоусов — не только сами преподавали в Университете, МГРИ, Горном институте, но и активно привлекали к работе в институтах АНСССР своих сотрудников и аспирантов из ВУЗов. Со временем , к 1960-1970 годам система тесного взаимодействия и единой вузовско-академической геологической науки, к сожалению распалась. Лучшие сотрудники геологические ВУЗов и сотрудники геологических институтов РАН стали работать отдельно. Геологи из академических институтов в 1960-1990-ые печатаются в журналах «Доклады Академии наук», «Геотектоника» , «Литология и полезные ископаемые», «Вопросы микропалеонтологии» и ряде других, а работы сотрудников МГРИ, например, в эти годы печатались в основном в «Известиях ВУЗов. Сергия Геология и разведка»

Конечно, за рамками статьи остался самый главный вопрос – свободное и нормальное существование науки, ее не выморочное состояние, приход в науку новых и сильных людей, обеспечение условий для научной деятельности, востребованность науки и научной деятельности обществом и государством и ее эффективность – т.е. все декларируемые правительством позитивные цели реформы РАН, РАМН и РАСХН , по большому счету определяются идейным, моральным и материальным состоянием не только научных учреждений и руководства Академии, а моральным и идейным состоянием общества и государства… Поэтому Клуб «1 июля» и участники сети СКИ не могут ограничиваться вопросом – как быть и что делать только с РАН.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире