Прочитал на сайте Эхо Москвы сообщение, что по факту смерти начальника Управления Генпрокуратуры Вячеслава Сизова, который скончался после попытки самоубийства, возбуждено уголовное дело.

Я искренне соболезную родным Вячеслава Сизова, все что я пишу не против него и его родных. Извините, если я как-то задену ваши чувства, все мои слова к власти.

Я вижу, что для власти есть «свои», а есть «чужие». Уголовное дело, касающееся власти, для «своих» возбуждается без проблем, а для «чужих» возбуждение такого уголовного дела становится проблемой.

31 мая 2011 г. мой сын Низамутдинов Руслан умер в медсанчасти президентского полка, где прослужил всего две недели.

Уголовное дело по факту смерти сына возбудили только 08.07.2011 г., т.е. через 40 дней. За эти 40 дней мы вынуждены были обращаться в самые разные инстанции, провели две акции памяти сына в Александровском саду и на Красной площади, призывали власти к гласности и ответственности виновных.

На акции 11.06.11 г. в Александровском саду моей жене Низамутдиновой Ирине полицейская причинила телесные повреждения, в частности, ударив жену в спину, отчего образовался большой кровоподтек, когда мать держала двумя руками портрет погибшего сына.

Материалы по факту превышения власти полицейской сначала рассмотрело ОВД «Китай-город», начальник которого Васильев О.В. посчитал действия ее подчиненной законными и сообщил, что материал служебной проверки направлен в следственный отдел по Тверскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г.Москве. Ответ был дан 21.06.2011 г.

Получив ответ по почте, 11 и 12 июня 2011 г. я с женой поочередно пытались узнать у начальника следственного отдела(Максим Владимирович, т.8-495-621-13-24) и следователя Петреченко Алексея Александровича(т.8-495-621-17-12) по Тверскому району СУ СК при прокуратуре РФ когда поступил к ним материал по факту избиения моей жены Низамутдиновой Ирины на акции памяти 11.06.2011 г. и какое решение принято.

Вышеуказанный начальник следственного отдела 2 дня обещал нам узнать, сначала, у кого находится материал проверки, потом обещал позвонить нам и сообщить интересующие нас сведения по этому материалу. Сегодня идет третий день и нам никто ничего не сообщает. Вчера следователь Петреченко, к которому, по словам секретаря канцелярии поступил материал, долго узнавал у нас о чем идет речь, потом стал требовать у меня контактные телефоны(которые есть все в объяснении жены) и бросил телефонную трубку. А секретарь в канцелярии, представившаяся Прокофьевой Ларисой Юрьевной, на мою просьбу найти хоть кого-то из начальников и самого Петреченко, ответила, что у нее нога в гипсе, ходить она не может, а смерть моего сына ее не волнует и посоветовала приехать из Зеленограда к ним, чтобы узнать все на месте.

Вот такое отношение власти в лице следствия к родителям погибшего солдата.

Справедливости ради скажу, что на одном из телефонов мы разговаривали с одним из следователей этого отдела и он мне сказал, что на интересующие меня вопросы я могу получить информацию по телефону и никакой тайны здесь нет, а почему мне не дают такой информации, он не понимает.

Два преступления в отношении моего сына и моей жены. Одно преступление власть признала через 40 дней, а сколько потребуется времени и наших сил, чтобы власть признала преступление против моей жены.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире