…Июль был сумасшедшим месяцем. В последний день сессии я сдал три экзамена уже до обеда и, совершив этот подвиг, с чистой душой стал собираться в стройотряд, избежав отчисления каким-то чудом. И все же лето запомнилось не этим.

Стройотряд, который назывался «Сизиман» в честь какой-то магаданской сопки, возле которой служил командир нашего ССО Серега Касицкий. Невзирая на трудности, вместе с бригадой Героя соцтруда и «химиками» (условными зэками), мы, бойцы замечательного стройотряда, строили санную трассу и офис лыжного стадиона. Они до сих пор там стоят возле деревни Тебеньки.

Мы жили в палатках, лопатили бетон, жгли костры вечерами и пели песни, слушали Высоцкого и Битлз, которые де-факто были под запретом. Мы дружили и любили, стройотряд закончился пятью свадьбами, но лето запомнилось не этим.

В один из вечеров из города вернулся историк Володя и сказал, что Высоцкий умер. Мы не поверили, потому что смерть такого человека не могла пройти вот так беззвучно. Ведь это горе всего народа.

Володя сказал, что похороны завтра в Москве, а мы все равно не поверили. Собственно, потому что Высоцкий был как Бог, все знали его песни-заповеди, но никто его не видел.

Вещественных доказательств существования Владимира Высоцкого практически не было. Помню пластинку из 4 песен о войне и только магнитофонные записи песен, достоверность которых никогда не была 100-процентной.

Высоцкий вроде как есть, но опять таки его вроде как нет.

…В то лето мы часто ездили в город, потому что хотелось курить. Но страна готовилась к Олимпиаде в Москве, поэтому туда свезли все сигареты, а в провинцию, в том числе в Кузбасс, выселили проституток и бомжей. …Искренне жаль, что нынче Олимпиаду проводят в Сочи, а не в Москве. Кого там в Сочи отселять зимой?! А в Москве в любое время года!

Грех не признаться, но мы собирали «бычки», это такие окурки сигарет, которые добрые люди не докуривают и бросают. За сигаретами стояли 200-метровые очереди. Потом мужики рассказывали, что в августе 80-го секретари райкомов КПСС возили сигареты по деревням, потому как комбайнеры отказывались молотить хлеб без курева. Летом и осенью мы бились за вином и водкой, которые тоже увезли в Москву и потом долго не могли восстановить в наших магазинах нужный баланс

…Через три дня я поехал в Кемерово, но не смог купить сигарет, зато скупил все газеты. Во-первых, они были дешевые, от 3 до 5 копеек, во-вторых, их было немного наименований. В ожидании автобуса прочитал все газеты от корки до корки, но ничего не нашел. И только еженедельник «Литературная Россия» меня убил – там был 5-строчный некролог о кончине Высоцкого, чему я не хотел верить до этой секунды.

Конечно, мы уже знали, благодаря радиостанциям «Голос Америки» и «Свободная Европа», что Высоцкий на самом деле умер, что в последний путь его проводили тысячи людей, которые скорбили о нем, как миллионы нас.

… Многое познается в сравнении, но тут сравнить не с чем. В России сегодня просто нет ни одного человека, о котором заплачут миллионы сердец, как о Владимире Высоцком.

Хоть бы об этом написали огромные некрологи тысячи газет и миллионы сайтов.

Хоть бы на три дня отменили все концерты по телевизору в честь почившего главного кремлевского сидельца, как это делали в пятилетку «пышных похорон», когда подряд три президента СССР (генсеки КПСС) сошли в сырую землю.

Надо же, уже 33 года у русского народа нет кого любить, не по кому плакать…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире