18:20 , 28 сентября 2014

Дело не в количестве читателей, а в тематике текста

Совсем недавно вступил в силу закон о блогерах, приравнивающий некоторых желающих поделиться собственными мыслями на широкую аудиторию к разряду СМИ. Со средствами массовой информации дело ясное, хотя и достаточно туманное, а вот об авторе двух-трех абзацев хотелось бы поговорить отдельно.

Что такое блогер? По сути, всего-то человек ведущий интернет-дневник. Если при определенном количестве просмотров его можно поставить рядом с журналистом, то философом, психологом, публицистом, политологом можно именовать уже даже при наличие одного читателя, что, конечно, не спасет от ответственности, если твои рассуждения придутся кому-то очень и очень не по душе.

Если отодвинуть в сторону слово «интернет», то окажется, что человечество уже на заре своего существования знавало людей желающих высказать частное суждение по какому-либо животрепещущему вопросу. Правильные мысли ценились высоко, а неправильные стоили дорого и  заканчивались весьма плачевно, ввиду того, что ни одна власть не потерпит, чтобы наряду с ее высочайшим мнением существовало иное суждение, да еще и диаметрально противоположное, а временами и более весомое. Такие вольные мысли прямо или косвенно разрушали искусно созданный непререкаемый авторитет обитателей «Олимпа», которые часто не отличались ни великим умом, ни высокими моральными принципами.

Если я правильно понимаю завуалированный смысл закона о блогерах, то в его отеческие объятья должны попадать тексты вполне определенного содержания, которые иначе как вольнодумством назвать нельзя.

Стало быть, к разряду блогеров можно условно отнести и многих ученых, поэтов, писателей из далекого прошлого, которым пришлось заплатить дорогую цену за собственные суждения, но спустя десятилетия, а то и века занять свое достойное место в истории человечества и войти в школьные учебники с теми же самыми мыслями, которые когда-то были оценены длинными сроками заключения или удушающим галстуком из пеньки.

Например, некий Радищев Сашка еще в 18-ом веке написал весьма увесистый и увлекательный  пост  «Путешествие из Петербурга в Москву» относительно непростой жизни на Руси, которая предстает перед глазами путешественника колесящего по ухабистым российским дорогам. Екатерина по достоинству оценила сей труд, после чего незадачливого автора приговорили к смертной казни, которая чуть позже была заменена десятилетней ссылкой. Причем вина крамольника была настолько велика, что даже Емелька Пугачев, по оценке Императрицы, оказался на одну ступень ниже в этой иерархии висельников. Вот вам яркий пример того, когда «слово» по своей силе и воздействию может таить угрозу пострашнее вооруженного мятежа.

Самое интересное, что Радищева никто не уличал во лжи, не подавал в суд за попрание чести и достоинства, не предъявлял иск за оскорбленные чувства. Ему лишь ставилось в вину «издание книги… наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства и наконец оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской».

Федька Достоевский, был малым способным, башковитым, но неосмотрительным. Ну, надо же было додуматься  дважды «перепостить» письмо Белинского Вессариошки, в котором автор не двусмысленно определил свое отношение к религии и власти. Как результат, за недоносительство и распространение крамолы — высшая мера, которая в самый последний момент была заменена каторжными работами. А ведь повремени пару минут с оглашением императорской милости, так братья Карамазовы с Родионом Раскольниковым уже никогда не смогли бы выйти  из под пера великого русского писателя.

Про основателя толстовства, того самого Льва, что наряду с Пушкиным вторая половина наше «всего», упоминать стоит с большой осторожностью, поскольку своеобразное отношение графа к религии и патриотизму абсолютно расходится с нынешней трактовкой этих спорных и противоречивых понятий,  попахивает экстремизмом, и может серьезно оскорбить чувства верующих.

Чем вам не блогеры? Какая разница, какими средствами выражена твоя мысль, если художественное исполнение никто оценивать не собирается и на грамматические ошибки внимания не обратит?!

Цензура, это когда не всякое измышление можно высказывать вслух, но время не стоит на месте и вместо конкретных неказистых запретов, можно подвесить над головой вольнодумца Дамоклов меч, который будет постоянно напоминать, что за его творчеством внимательно наблюдают. При таком раскладе не один раз подумаешь, о чем стоит писать, а какие темы следует обходить стороной.

Подобная мера весьма действенна на первом этапе, но страх постепенно отступает, а законы ужесточаются и спустя время страна оказывается ровно в той самой «людоедской» части своей истории в которой ни то, что жить, о которой и вспоминать-то не хочется.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире