safanasev

Сергей Афанасьев

09 октября 2017

F
09 октября 2017

Адвокат робота

— А разве психология роботов так отличается от человеческой?
— Огромная разница… Прежде всего, роботы глубоко порядочны.

Айзек Азимов, «Я, Робот»

Технический прогресс с каждым годом набирает все больше оборотов: ежедневно появляются новые технологии в промышленности и сельском хозяйстве, развиваются связь, медицина и генная инженерия. И, конечно, «умные» машины — роботы, в той или иной степени наделенные искусственным интеллектом. И ясно, что дальше их внедрение в жизнь будет все больше и больше. Поэтому подготовиться нужно уже сейчас. Например, спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что не исключает возможности принятия законов, регулирующих взаимоотношения людей и роботов, пояснив, что именно в развитии искусственного интеллекта и роботехники лежит будущее человечества. Рассмотрим примеры регулирования вопросов искусственного интеллекта и использования роботов в других странах.

Например, нашумевшие сокращения юридического аппарата Сбербанка России. Значительное число юристов заменили искусственным интеллектом. Разумеется, с экономической точки зрения действия господина Грефа и руководства корпорации понятны — сокращаются расходы на персонал. Но как же быть с балансом интересов работников и работодателей? Соблюдены ли они в данном случае?

Другой важный аспект — применение роботов и искусственного интеллекта в военных целях и вооруженных конфликтах. Ведущая страна в области военной робототехники сегодня — США. В их армии больше тысячи военных роботов. Они уже принимали участие в войнах в Ираке и в Афганистане. По прогнозам военных экспертов, уже через несколько лет армия Соединённых Штатов на 30% будет состоять из роботов.

Уже сейчас крупное сообщество ученых (больше 100 специалистов из 26 стран мира) обратилось в ООН с открытой петицией о недопущении создания и применения в боевых действиях роботов-убийц. В ОНН рассматривают вопрос, чтобы написать программные документы.

Все эти проблемы есть и в российском обществе, и нам тоже нужно их законодательно регулировать. Задача нынешней власти – отреагировать на вызов

времени и «вписать» новеллы технологического прогресса в общественную жизнь и правовые нормы.

Принять декларативные, базисные, модульные правовые акты в сфере искусственного интеллекта и роботехники нужно уже сегодня, а вернее — вчера. Реагирование «постфактум» может привести к негативным последствиям в общественной жизни, о примерах которых уже написаны книги и сняты фильмы.

Роботы как субъекты права еще законодательно не оформлены ни в одной стране мира. Ведь для этого нужно официально признать, что робот – это не просто вещь, а создание, наделенное, пусть и искусственным, но интеллектом, и собственной волей. Поэтому в мире еще нет законов, которые что-то предписывают либо запрещают роботам напрямую. Пока речь идет только о создании базиса, программных документов для развития робототехники и искусственного интеллекта.

Впереди планеты всей в этом отношении оказались законодатели из Южной Кореи, принявшие еще в 2008 году «Закон о содействии развитию и распространению умных роботов». И это совсем не удивительно — именно в Южной Корее высокотехнологическое производство составляет основу экспорта, а расходы на науку в структуре ВВП выше, чем у любой другой страны. Цель южнокорейского закона – содействие улучшению качества жизни граждан и развитие экономики страны. Так сказано в преамбуле документа. Корейские законодатели очень четко уловили потребность общества в балансе между техническим прогрессом и интересами общества, в первую очередь — безопасностью, и отразили ее в законодательном акте.

Не отстает от азиатских коллег и европейский законодатель. В феврале 2017 года Европарламентом принята резолюция Civil Law Rules on Robotics — Нормы гражданского права о робототехнике. В ней указано, что инновации технического прогресса должны соответствовать устоявшимся в обществе нормам этики и морали. Европарламентарии отметили влияние технологического прогресса на динамику занятости населения, обратили внимание на процесс «старения» населения и необходимость поддержания комфорта для повседневной жизни и передвижения пожилых людей.

Думается, что и России нужно пойти по этому пути — у нас есть потенциал для разработки и принятия законов в области искусственного интеллекта и робототехники не только с учетом мирового опыта, но и с его опережением. К слову, на минувшей неделе депутаты Госдумы снова обсуждали эти вопросы. Перед законодателями лежит отнюдь не простая задача: нужно обеспечить баланс между интересами технического прогресса, безопасности общества и государства, потребностями отдельно взятого человека. И если такой пакет законодательных актов в ближайшей перспективе будет подготовлен, это позволит не только предугадать и обозначить направления развития технического прогресса, но и предотвратить его негативные последствия.

Мы в ответе за тех, кого приручили…

А. Сент-Экзюпери
«Маленький принц»

Осенняя сессия Государственной Думы РФ открылась выступлением спикера нижней палаты Вячеслава Володина. В своей речи председатель обозначил приоритеты работы Госдумы, отраженные в осенней повестке — это, во-первых, законодательное сопровождение послания Президента РФ, а во-вторых, рассмотрение тех законопроектов, социальную значимость которых обозначили сами граждане в проведенных социологических опросах.

Среди них особо выделяется законопроект об ответственном обращении с животными, акцент на котором и сделал Володин.

Чем же данный законопроект примечателен?

Начнем с того, что рассматривается он с 2010 года и только в текущем году ему уделено должное внимание. Дело ли в «хабаровских живодерках» или в том, что российский парламент стал обращать повышенное внимание к острым социальным вопросам, что разумеется достойно похвалы, — не так уж важно.

Проблема назрела. По просторам российских городов бродят бесчисленные безнадзорные животные, волонтеры и просто душевные люди оказывают животным помощь, однако должного регулирования данной деятельности со стороны государства нет.

Предлагаемый к принятию закон направлен на упорядочение данной сферы правоотношений, ведь уровень ответственности людей за проживающих рядом с ними животных — один из показателей цивилизованности общества.

Законопроектом вводится понятие как домашних, так и безнадзорных животных, а также понятие ответственного отношения к животным, осуществляемого на основе гуманности, добросовестности и соблюдения потребностей и жизненных интересов животных.

Предлагается законодательно запретить любое истязание животных, как домашних, так и служебных, и безнадзорных, ограничиваются права как владельцев домашних животных, так и дрессировщиков, а также лиц, использующих животных в служебной деятельности.

При ненадлежащем обращении с животными, законодателями предполагается выкупать их у владельцев.

Особое внимание уделено агрессивным породам собак, владельцам которых придется их регистрировать в обязательном порядке, для остальных животных будет предусмотрена добровольная регистрация.

Это основные, но не далеко не все предлагаемые новеллы. Каков будет закон в окончательном варианте покажет осенняя сессия, поскольку с его принятием больше затягивать не станут, в чем нас уверил спикер Госдумы.

Многие скажут, что есть и более насущные проблемы и законодателям заняться бы ими в первую очередь, но особое внимание к этому законопроекту родилось с подачи именно гражданского общества, то есть нас с вами, избирателей, ориентироваться на мнение которых и должен цивилизованный и эффективный парламент.

Старинная мудрость гласит: хочешь узнать человека — дай ему власть. Природа дала нам власть над братьями нашими меньшими, и мы, будучи людьми, должны проявить себя с лучшей стороны, проявляя о них заботу и человечность.

У каждого из нас в кармане лежит датчик, который показывает, где мы находимся, в любое время и всюду.
Э. Сноуден

25 июля 2017 года Совет Федерации одобрил законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», который общественность окрестила законопроектом «о мессенджерах».

После подписания закона Президентом России он будет официально опубликован и вступит в законную силу c 1 января 2018 года.

В чем суть данного закона? Если по существу, компаниям, производящим программное обеспечение для обмена сообщениями (мессенджеры), запретили регистрировать в качестве абонентов лиц, чьи телефоны не оформлены на конкретное лицо с указанием паспортных данных. Иными словами, теперь мессенджерами будут пользоваться только те лица, абонентские номера телефонов которых оформлялись с предъявлением паспорта.

Противники закона утверждают очевидное – таким образом теряется анонимность в мессенджерах, которую традиционно отождествляют с либеральностью, свободой и демократией, а такого рода законопроекты называют проявлением полицейского государства и т.п.

Разумеется, данный законопроект ужесточил правила пользования мессенджерами, теперь содержание сообщений могут получить правоохранительные органы в установленном законом порядке – а именно по решению суда, поскольку в личных сообщениях содержится охраняемая законом тайна переписки.

Анонсируемые цели законопроекта – повышение эффективности борьбы с терроризмом и экстремизмом, поскольку все чаще для обмена информацией террористами используются мессенджеры.

Давайте разберемся, откинув эмоции и инсинуации о попирании гражданских прав, кто пострадал от принятия такого закона. На мой взгляд, законопослушные граждане, оформляющие на свое имя и с предъявлением документов, удостоверяющих личность, абонентские номера у сотовых операторов, никак не пострадают от таких нововведений, поскольку они и так поступают по закону.

Возникает закономерный вопрос – qui prodest? Продажа обезличенных сим-карт, регистрация на них аккаунтов в мессенджерах может быть выгодна только тем гражданам, которым есть что скрывать, и их деятельность противоречит закону, в связи с чем во что бы то ни стало следует хранить тайну своей личности.

Данный законопроект лично я поддерживаю. Я и сам активно пользуюсь мессенджерами, и мой абонентский номер оформлен корректно, по закону, мою личность легко идентифицировать. Как адвокат я нередко представлял потерпевших в уголовных делах и сталкивался с тем, что для совершения разного рода преступлений использовались мессенджеры, а личности обвиняемых по ряду из них не установлены по сей день. Мессенджеры также используются для сообщения мест хранения «закладок» в наркоторговле, а лиц, ведущих данную противозаконную деятельность идентифицировать не удается.

Могу отметить одно – внося такие изменения в законодательство, наше государство действует открыто, в отличие от ряда признанных «демократий» мира.

Мы все помним скандал с USA PATRIOT Act («Акт О сплочении и укреплении Америки путём обеспечения надлежащими средствами, требуемыми для пресечения и воспрепятствования терроризму» 2001 года») — федеральным законом, принятым в США в октябре 2001 года, который предоставил правительству и полиции широкие полномочия по надзору за гражданами и стал основой для создания системы «Призма» для слежения за широким кругом людей по всему миру, рассекреченной впоследствии Эдвардом Сноуденом.

В Великобритании не так давно принят Investigatory Powers Act («Акт о полномочиях следствия», санкционированный Королевой 29 ноября 2016 года, который наделяет ряд спецслужб широкими возможностями по слежке за подданными, в том числе взламывать телефоны и компьютеры, массово собирать персональные данные, и т.п. Все провайдеры Соединенного королевства с 2017 года собирают списки посещённых пользователями сайтов и хранят их на протяжении 12 месяцев, предоставляя полиции доступ к этим данным.

Оба вышеприведенных акта имеют расплывчатые формулировки, позволяющие применять их негласно, то есть скрыто, в отношении широкого круга лиц.

В этой связи российский закон о мессенджерах гораздо более прозрачен и демократичен, однако каким образом он будет применяться на практике мы узнаем только в 2018 году, когда закон вступит в законную силу.

В сети продолжает набирать обороты флешмоб с хештегом #ЯпойдунаМатильду. Авторы акции в интернете, Молодежный союз юристов России, призывают к, казалось бы, простой и очевидной вещи — не критиковать кинокартину до ее премьеры, руководствоваться здравым смыслом и не поддаваться на провокации.

Фильм «Матильда» режиссера Алексея Учителя, повествующий о взаимоотношениях будущего царя Николая II и балерины Матильды Кшесинской, еще даже не вышел на экраны, а вокруг него уже развернулась бурная общественная полемика. Критики фильма утверждают, что он подрывает основы нравственности, оскорбляет чувства православных и порочит имя царя, причисленного РПЦ к лику святых. Однако взаимоотношения наследника престола (в то время) и танцовщицы — не более чем общеизвестный исторический факт, который не может одним своим существованием в отечественной истории порочить или не порочить имя последнего российского императора. Это — данность и нетривиальная история из жизни человека, которым, в первую очередь, являлся Николай Александрович Романов.

Беспристрастные фильмы нужны нашим соотечественникам и, в первую очередь, молодежи для того, чтобы лучше осознать подлинное место России в исторической перспективе и, тем самым, в современном мире и, безусловно, в будущем, которое еще не наступило, отследить непреложную связь времен, сделать самостоятельные выводы о преемственности поколений и неразрывной истории нашей страны. И уж тем более сравнивать фильм с реабилитацией нацизма и фашизма, а зрителей предлагать предать анафеме, как требуют некоторые горячие головы, — это в лучшем случае прием, направленный на привлечение внимания или к себе, или к фильму, но никак не здравая и трезвая оценка происходящего.

Цензура и беспардонное вмешательство части общества в творческий процесс являются неприемлемыми с точки зрения всех норм этики, морали и нравственности в современном светском и демократическом обществе, сложившимся в России в последние десятилетия.

В любом случае, мне, как практикующему юристу, разумнее всего представляется позиция Президента России Владимира Путина, призвавшего стороны к диалогу в рамках приличия и закона.

Давайте же и рассмотрим эту ситуацию с точки зрения Основного закона РФ — Конституции, которая имеет высшую юридическую силу и расставит все точки над «i» в этом вопросе.

Итак, Российская Федерация, как гласит Конституция — светское государство и никакая религия не может быть установлена в качестве государственной или обязательной.

В то же время, Основным законом каждому гарантируется свобода мысли и слова, а цензура запрещается.

Как быть с этим? На мой взгляд, ответа на этот вопрос у противников Матильды нет и быть не может, поскольку доводы их строятся не на положениях права, а взывают к моральным аспектам.

В призме данного фильма и связанной с ним риторики нам снова придет на помощь Конституция, которая провозглашает Россию демократическим правовым государством, а человека, его права и свободы высшей ценностью.

Главным достоинством демократии и правового государства является свобода выбора, которая и заключается в возможности каждого выбрать — смотреть или не смотреть фильм «Матильда» и множество других фильмов, посещать православные храмы, мечети или буддистские святыни, или не посещать их вовсе.

Сама по себе подобная полемика в сфере творчества полезна, поскольку только в демократическом обществе разные стороны могут открыто высказывать свои точки зрения, а люди могут решить для себя, какую из них выбрать, в том числе и православные верующие, услышав призыв священнослужителей, могут отказаться от просмотра «Матильды», но только по своей воле.

Как учил Иммануил Кант — «поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом». В эти великие слова, представляющие собой категорический императив права, цензура и доминирование одной идеологии никак не укладываются.

В этой связи, я призываю участников споров о «Матильде» уважать права каждого человека, свободу выбора и руководствоваться Конституцией. Кроме того, считаю флешмоб уместным и адекватным в данных обстоятельствах. И, кстати, #ЯпойдунаМатильду.

С чего начинается Родина?..
Со стука вагонных колес.
И с клятвы, которую в юности
Ты ей в своем сердце принес.

М. Матусовский (из к/ф «Щит и Меч»)

Госдумой был утвержден текст присяги для принятия российского гражданства иностранцами.

Таким образом было исполнено поручение Президента России Владимира Путина от 6 июня 2017 года, который дал задачу спикеру Госдумы Вячеславу Володину проработать вопрос о законодательном регулировании возможности принятия лицами, получающими впервые паспорт гражданина Российской Федерации, присяги или торжественной клятвы.

Тогда на данное поручение Президента ожидаемо негативно отреагировала так называемая «либеральная» пресса, усмотревшая в принесении подобной клятвы усиление режима и «закручивание гаек», пугающая своих читателей якобы готовящейся к введению строгой ответственностью за нарушение данной клятвы.

Президент, давая подобное поручение, порекомендовал спикеру Госдумы обратиться к зарубежному опыту. И тут есть на что обратить внимание.

К примеру, новоиспеченные граждане США торжественно клянутся, что «возьмут в руки оружие и буду сражаться на стороне Соединённых Штатов, когда будут обязаны сделать это по закону».

В Королевстве Норвегия обещают быть преданным стране, уважать законы, права человека и демократию.

В Великобритании и странах Содружества (к примеру, в Канаде) по старой доброй традиции клянутся в верности Королеве и Королевству.

Давайте разберемся, а нужна ли такая присяга?

В законе о гражданстве указано, что гражданство Российской Федерации — устойчивая правовая связь лица с Российской Федерацией, выражающаяся в совокупности их взаимных прав и обязанностей.

Заметьте, что права и обязанности в данном случае имеют двусторонний характер.

Однако, закон содержит формальный текст, а поручение и основная мысль Президента направлены на то, чтобы граждане России, самой большой по территории в мире страны с тысячелетней историей, могли прочувствовать данную связь, получая паспорт гражданина и присягая России на верность. И, конечно, текст такой торжественной клятвы должен опираться на наши традиции служения Родине от Князя Владимира и Александра Невского до героев Великой Отечественной Войны, содержать слова гордости за Отечество.

Невольно вспоминаются слова великого русского писателя Н.В. Гоголя из бессмертного «Тараса Бульбы»: «Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал бог, что ни есть в тебе…. Нет, так любить никто не может!». Вот где истинный смысл и предназначение клятвы на верность Отечеству – в своеобразном признании в любви к Родине и гордости за нее.

Разумеется, как юрист, не могу не отметить беспочвенность опасений о якобы готовящейся строгой ответственности за нарушение присяги гражданина России, когда текст таковой будет утвержден. Ни в одной стране мира, кроме, пожалуй КНДР, такой ответственности нет, и нарушения клятвы будут оставаться на совести тех, кто их допустил.

Клятва Родине может принести пользу не только мироощущению гражданина, но и оздоровлению общества, особенно если ее будут произносить осмысленно в подобающей обстановке.

Различные фракции вносили свои предложения по текстуальному содержанию присяги. В итоге, рабочей группой Госдумы при участии спикера Вячеслава Володина, за основу принят вариант, предложенный комитетом по госстроительству авторства его главы Павла Крашенинникова.

Новым гражданам России предлагается дать обещание соблюдать Конституцию и законодательство, уважать права и свободы других граждан, честно исполнять обязанности гражданина на благо общества и государства, уважать и сохранять культуру, историю и традиции нашего многонационального народа.

Пусть предложенный текст присяги по-норвежски лаконичен, изложен «сухим», юридическим языком, однако в нем отсутствует агрессивная «американская» направленность, нет «пустой» английской чопорности, а за каждым словом стоит многовековая история России – от Русской Правды до Конституции РФ и современных законов, от подданства Российской Империи до современного гражданства, от «сусанинской» готовности отдать жизнь за царя до подвигов современных героев в Сирии.

История не терпит суесловья,
трудна ее народная стезя.
Ее страницы, залитые кровью,
нельзя любить бездумною любовью
и не любить без памяти нельзя.

В. Смеляков (надпись на учебнике Истории России)

На днях председатель Госдумы Вячеслав Володин и председатель Кнессета Израиля Юлий Эдельштейн договорились о совместной работе парламентов по сохранению исторической памяти о Второй Мировой войне.
Необходимость такого рода договоренностей всегда возникает в период, когда исторической памяти угрожает опасность, и сейчас эта опасность имеет реальный и неприкрытый характер, более того, закрепляется законодательно в отдельных странах.
К примеру, Сейм Польши принял поправки в закон, позволяющий сносить памятники советским солдатам, в соседней Украине запрещают георгиевские ленточки, приравнивают мероприятия ветеранов Великой Отечественной войны и так называемых ветеранов УПА, воевавших против своего же населения. Все это подается «под соусом» декоммунизации, объясняется стремлением «очиститься» от советского наследия.
При этом совершенно очевидно — инициаторами подобных законодательных решений подменяются совершенно разные понятия «памяти о погибших воинах» и «наследия советского режима».

Если наследие советских времен — вопрос для многих спорный, а сам режим можно называть и тоталитарным, и авторитарным в разные времена, то как быть с миллионами жизней советских солдат, а также тружеников тыла, жертв блокады и замученных в концлагерях, отданных в борьбе с фашизмом? Неужели их можно забыть и перечеркнуть их подвиг в угоду текущей политической ситуации и стремлению отдельных стран не допустить рост российского влияния в регионе и в мире?

Неслучайно, что на эту проблему обратил внимание именно Кнессет Израиля, ведь в памяти еврейского народа раны, нанесенные фашизмом до сих пор свежи, а жертвами Холокоста стали большинство еврейских семей. Позиция Израиля, как и позиция России по вопросу сохранения памяти о Второй Мировой Войне тверда и непреклонна, поскольку именно наши народы положили на алтарь этой войны самые кровавые жертвы.
Очевидно, что проблему сноса монументов в Европе возможно решить только с привлечением широкой общественности в Евросоюзе и международных организаций, в том числе и ЮНЕСКО, способных включить памятники советским воинам в перечень объектов культурного наследия и взять объекты исторической памяти советским воинам и жертвам Второй мировой войны под охрану.

Кроме того, необходимо инициировать принятие международных правовых актов, регулирующих вопросы охраны памятников Второй мировой войны и подобную деятельность по охране монументов напрямую связать с осуждением идеологии фашизма и нацизма, чтобы страны, принимающие законы о сносе таких памятников «автоматически» констатировали тем самым поддержку такой идеологии.
Мы будем следить за ситуацией, а руководителям российского и израильского парламентов пожелаем принципиальности и стойкости в борьбе за нашу историческую память.

«…если хорошенько подумать, Три Закона роботехники совпадают с основными принципами большинства этических систем, существующих на Земле… попросту говоря, если он исполняет все Законы роботехники, он — или робот, или очень хороший человек»

Айзек Азимов

Роботы все больше внедряются в различные области человечества. На днях спикер Госдумы Вячеслав Володин на пленарном заседании нижней палаты парламента заявил, что не исключает возможности принятия Госдумой законов, регулирующих взаимоотношения людей и роботов, пояснив, что именно в развитии искусственного интеллекта и роботехники лежит будущее человечества.

Вообще меня лично не удивляет, что такие прогрессивные дискуссии ведутся именно в российском парламенте, ведь патриарх теории взаимодействия роботов и людей – выходец из России – родившийся в 1920 году под Смоленском, а затем иммигрировавший в США Айзек Азимов.

В своих произведениях Азимов сформулировал три простых и в то же время гениальных закона роботехники:

1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
2.
3. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
4.
5. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.
6.
Еще 20-30 лет назад о взаимоотношениях роботов и людей мы рассуждали лишь в призме научной фантастики, но в нынешнее время развитие технологий и искусственного интеллекта не оставляют сомнений в том, что настанет тот день, когда люди и роботы станут участниками различного рода правоотношений.

Фантазировать на эту тему можно бесконечно, однако главными аспектами отношений людей и роботов станут аспект безопасности и этический.

Конечно, уже и сейчас умы прогрессивных силовиков будоражат научно-фантастические произведения, где роботы заменяют солдат и полицейских, однако сможет ли искусственный интеллект разобраться в ситуациях, в которые ежедневно попадают правоохранители и принять решение с соблюдением норм права, морали и справедливости?

Роботы, так или иначе, смогут заменить людей на опасных и вредных производствах, но как же тогда избежать роста безработицы, урегулировать деятельность работодателей, которым робота приобрести дешевле, чем содержать работника, которому нужно платить заработную плату и производить за него налоговые и иные отчисления?

Все эти вопросы рано или поздно возникнут в деятельности российских законодателей, хотя, судя по настрою спикера Госдумы, к таким вызовам наши депутаты уже готовы.

04 июля 2017

ЗаконоТворец

Нынешняя Государственная дума VII созыва, которая работает уже девять месяцев, является историческим свидетельством стабильности российского парламентаризма нового образца, являющегося основным элементом системы разделения власти и прочным залогом развития правового государства, коим Россия провозглашена Конституцией.

Российским юридическим сообществом в работе Госдумы нового созыва отмечается с одной стороны повышение качества законодательной техники российского парламента, а с другой — укрепление внутренней дисциплины депутатов, достигнутое определенным ужесточением регламента работы нижней палаты, заслуга в чем принадлежит спикеру Госдумы Вячеславу Володину. Ведь именно по его инициативе депутатам запретили передавать свои голоса коллегам, а также отсутствовать на заседаниях Думы и комитетов без уважительных причин. Также немаловажно отметить успешный поиск консенсуса среди всех парламентских фракций с целью решения наиболее социально значимых вопросов.

Кроме того, в текущем году принят ряд законопроектов, среди которых мне, как практикующему адвокату хотелось бы выделить принятый по инициативе Президента России закон о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, расширяющий права адвокатов в уголовном судопроизводстве. Важнейшей новеллой, направленной на совершенствование принципа состязательности сторон в уголовном процессе, является уведомительный (по предъявлению ордера и удостоверения) характер вступления адвоката в уголовное дело, а не разрешительный, как было до принятия данного закона. Согласитесь, какая может быть состязательность, когда адвокат допускается к участию в деле с разрешения стороны обвинения, как было ранее. Существенно расширены процессуальные полномочия защитников по сбору доказательств, в частности внесены изменения, исключающие возможность отказа стороне защиты в привлечении к участию в уголовном деле специалиста.

Органы следствия теперь обязаны допустить защитника к участию в следственных действиях, производимых по его ходатайству, а также обвиняемому и его адвокату не может быть отказано в приобщении к уголовному делу документов, имеющих доказательное значение. На первый взгляд, и до принятия данного закона защитник имел право собирать и представлять доказательства, однако случаев, при которых органы предварительного следствия безосновательно отказывали в привлечении специалистов, приобщении письменных доказательств, полученных стороной защит, лично в моей практике предостаточно.

Думаю, мои коллеги согласятся, что, когда в уголовно-процессуальном законе четко прописано, в чем следователь или дознаватель не могут отказать адвокату, гарантий осуществления эффективной защиты обвиняемого гораздо больше. Хочется подчеркнуть исключительно положительный эффект инициативы о расширении адвокатской неприкосновенности – защитника в качестве свидетеля по уголовному делу теперь могут допросить только по его ходатайству, обыск у адвоката проведут только по судебному решению, в котором должны быть поименованы предметы, которые предполагается изъять, а адвокатское досье не смогут ни изъять, ни сфотографировать.

Подобные изменения, вне всякого сомнения, являются отражением общей политики государства на создание эффективной системы сдержит и противовесов в важных сферах жизни общества, и разумеется в системе уголовного судопроизводства, прозрачность и сбалансированность которой является показателем развития правового государства.

Отдельно хотелось бы отметить имеющий острое социальное значение, принятый Госдумой закон о поправках в Уголовный кодекс о введении ответственности за склонение несовершеннолетних к самоубийству и создание так называемых «групп смерти» в социальных сетях. Как отец двоих детей, я не могу не отметить, что депутаты, в том числе и благодаря внутренней дисциплине в парламенте, смогли оперативно и адекватно отреагировать на данный вызов со стороны лиц, покушающихся на самое святое, что есть в нашей жизни – наших детей. Лично я, как адвокат, не стал бы заключать соглашение о защите такой категории преступников.

Кроме того, вызывает симпатию и решение создать рабочую группу по решению проблем обманутых дольщиков, о чем заявил на парламентских слушаниях председатель нижней палаты Вячеслав Володин Подытоживая, скажу — надеюсь, депутаты продолжат курс на разработку и принятие качественных как по своему содержанию, так и с точки зрения законодательной техники законов. Именно такое, адекватное и соответствующее общей позиции государственной власти, призванной защищать интересы народа, понимание своей роли «законотворца» в механизме разделения власти является надежным залогом успеха и эффективности существования парламента в России.

Реновация. Какая еще программа в Москве вызывала столь ожесточенные споры и дискуссии? У этой программы есть и сторонники, и непримиримые оппоненты. Неужели все так диаметрально? Натыкаясь раз за разом на гневные «отповеди» новой московской реновации в социальных сетях от ряда лиц, не могу не высказать свое мнение по данному поводу. Особенное внимание привлек пост профессора Нины Брагинской, которая, похоже, решила, пользуясь и без того сложной ситуацией вокруг реновации, обвинить во всех смертных грехах власть и спикера Госдумы, в частности, а заодно и забить голову простым гражданам.

Но, обо всем по порядку. Необходима ясность, в том числе и правовая. Под «реновацией» в текущем случае понимают снос пятиэтажек (как правило возведенных во времена Хрущева — так называемых «хрущевок»).

Вот уже и Мосгордума 17 мая 2017 года приняла закон «О дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав физических и юридических лиц при осуществлении реновации жилищного фонда в городе Москве», который вступит в силу после принятия соответствующего законопроекта о реновации Госдумой РФ, одобрения Советом Федерации и подписания Президентом РФ.

По закону города Москвы для реновации есть самое главное необходимое условие — общее собрание жильцов дома должно решением не менее 23 голосов утвердить участие дома в программе. Этим же составом можно и отменить такое решение.

Кто хочет получить компенсацию, получит деньги, причем по рыночной оценке, о чем прямо указано в законе (это делает аргументы оппонентов программы об искусственном изменении кадастровой стоимости лишенными всякого смысла), кто хочет жилье — получит жилье в том же районе Москвы (кроме Новой Москвы), большее по метражу. Владельцы нежилых помещений тоже вправе рассчитывать на равнозначную замену.

Казалось бы, вот они коренные традиции русской демократии, начиная от «новгородского вече», «сельских сходов», когда вопросы решаются, так сказать, «на земле», да и процент большинства вполне себе швейцарский — 2/3.

Это если без прикрас. Какие же аргументы ставят во главу угла противники проекта, в том числе и госпожа Брагинская? В ход идет все, что угодно, начиная от прав меньшинства в доме, возражающего против реновации, которое поименовано как «жизнь и благополучие» отдельных семей, заканчивая проблемами вырубки деревьев.

Я, как практикующий адвокат, к которому обращаются простые люди, могу сказать, чего боятся жители домов, которые могут быть включены в процесс реновации. Они боятся, что их, как у нас в народе говорят, «кинут» на новое жилье или дадут в другом районе, удаленном от их привычного места обитания. Люди не боятся больше ничего. И в этом плане вышеприведенный закон города Москвы дает людям гарантии.

Посему, мне откровенно непонятны активно распространяющиеся посты в интернете, взывающие юристов помочь накинуться на власть юридически. Якобы, спикер Госдумы Володин задел честь и достоинство «добропорядочных» организаторов митингов. Их, по мнению госпожи Брагинской, в частности, необоснованно обвиняют в подкупе участников таких мероприятий. Я с уверенностью могу сказать, что вряд ли кто-то из моих компетентных коллег нашел бы в этом какой-то состав. Ведь никакой конкретики в этих заявлениях попросту нет. А значение для дела как раз имеют факты. А именно, распространения ответчиком сведений об истце, порочащих характер этих сведений и несоответствие их действительности и т.д. При отсутствии таких обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Могу также отметить, что обращавшиеся ко мне граждане рассказывали и о попытках подкупа их для участия в митингах против реновации. Это к слову о «клевете».

Зачем эти митинги? Догадаться нетрудно. Реновация затрагивает такую важную и, если не сказать интимную, часть жизни человека, как его жилище. А тем более жилище в Москве, которое стоит баснословных денежных средств. На таких опасениях граждан можно легко сыграть и набрать себе относительно дешевых политических очков.

Вот и госпожа Брагинская, которая в своей биографии гордо указывает на сотрудничество с Фондом Сороса, своей отповедью реновации рассчитывает всколыхнуть умы тех, кто сомневается в законе. А тут уж ответ на вопрос «Qui prodest?» очевиден — мастер цветных революций мистер Сорос не тратит деньги своего фонда без политических целей.

Пресса (в основном зарубежная и либеральная) пестрит также и негативными статьями о примерах реновации в Париже и Сиэтле, в которых вновь построенные кварталы в отсутствие инфраструктуры населялись криминальными элементами и нелегальными мигрантами и превращались в «гетто».

Однако в городе-герое Москве инфраструктурная ниша занимается уже на стадии котлована, в связи с чем подобные примеры неактуальны.

Всем же тем, кто сомневается в гарантиях и объеме своих прав по новому Закону о реновации, я советую не вестись на дешевые провокации, а обратиться к юристу.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире