На декларацию о суверенитете слишком часто клевещут. Есть смысл напоминать ее текст.

«Съезд … торжественно провозглашает государственный суверенитет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики на всей ее территории и заявляет о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР». Чтобы по достоинству оценить эту формулу, нужно перенестись в июнь 1990-го года и вспомнить, что к этому моменту уже одна союзная республик – Литва – объявила себя независимой, а Латвия и Эстония – начавшими процесс перехода к независимости. На основании статьи 72-й Конституции СССР: «За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР».

Не то с небес, не то поближе слышен глас судьбы: «Империя распадается, как распадается всякая империя». Но разве мы империя? Мы братская семья, мы союз равноправных республик.

Себе-то врать не нужно. То, что мы называли братскими республиками, есть на самом деле колонии, завоеванные военной силой территории, на которых жили и живут народы с разными языками и разными культурами. Притом ДВАЖДЫ ЗАВОЕВАННЫЕ: сначала московскими царями, а потом большевиками. Мы почему-то предпочитаем закрывать глаза на то, что 2(15) ноября 1917 г. из столицы России Петрограда во все города и веси по всем правительственным каналам связи был отправлен документ под названием «Декларация прав народов России», подписанный: Именем Республики Российской Народный комиссар по делам национальностей Иосиф Джугашвили-Сталин. Председатель Совета Народных Комиссаров В.Ульянов (Ленин).

И был там главный пункт: «Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства». Вот так просто, без всяких фокусов, без ссылок на действовавшие законы был решен вопрос о целостности Российского государства. Естественно, на местах среагировали быстро, и самостоятельными государствами назвали себя все, кто имел хотя бы какое-то понятие о государственности. Нашлись выборные органы, появились лидеры, образовались правительства. Они просуществовали кто полгода, кто три года, но это достаточно для того, чтобы почувствовать вкус свободы. Все они впоследствии пали под ударами превосходящих сил Красной армии, потоплены в крови, это было не исправление недоразумения, а захват, вторичная колонизация. Мы с подачи советской пропаганды называем их опереточными режимами – петлюровцами, дашнаками, мусаватистами, басмачами, а для своих соплеменников они были и остались в памяти как борцы за свободу народа. Семейный альбом бывает пострашнее закопанного обреза.

Вот почему уже в 1989-м, в период апогея гласности, все республики встали в низкий старт и в1991-м рванули с него. 16 декабря 1991 года последним объявил о выходе из СССР Казахстан.

А в июне 1990-го требовалось определиться России, ее руководству. Положение государственного деятеля в эпоху распада империи – уж точно хуже губернаторского, оно драматично. Ты понимаешь неизбежность этого исторического процесса, но ликовать и быть инициатором – избави Бог, — уподобишься большевикам, которые ровно ничем не дорожили. С другой стороны, называть распад империи величайшей катастрофой следует лишь в диалектическом, геополитическом смысле. А бытовом и социальном смысле – нужно еще посмотреть, для скольких людей конкретно распад может закончиться трагически, помочь им. А активно препятствовать разрушению, подставлять голову (посылать в колонии имперские войска) – самоубийственно.

Декларация о суверенитете – достойный документ, авторы могут ею гордиться, а не стыдиться. Если перевести ее с юридического языка на бытовой, то смысл ее состоит в следующем. Мы не нарушаем действующую Конституцию СССР. Мы просто читаем ее буквально, отбрасывая ложь, которая подразумевалась. Суверенитет есть суверенитет – высшая власть принадлежит республикам, а СССР есть союз – ему часть власти передается добровольно, согласно союзному договору. Кстати, где договор? Где то был… Подписывали в 1922 году пять государств. Ладно, давайте писать и подписывать новый. Мы никого не подгоняем уходить, но и силой никого удерживать не будем. Мы будем своими делами заниматься, разбираться с коммунистическим наследством. А тем русским, кто вне России живет – даем сигнал. Если что – готовы принять.

Тогда, в июне 1990-го, оставалась надежда, что неизбежный развод еще можно провести, что называется, интеллигентно, без истерик, остаться друзьями. Но в августе 1991-го Москва перестала быть имперским центром. Процесс был скомкан.

А 12 июня – правильный праздник. Он еще свое возьмет. Праздновать мы любим. Жаль только, что в Декларации отсутствует один пункт, а именно:
«МЫ, НАРОД РОССИИ, НАСТОЯЩЕЙ ДЕКЛАРАЦИЕЙ УТВЕРЖДАЕМ, ЧТО НАСИЛЬСТВЕННОЕ СВЕРЖЕНИЕ ЗАКОННОЙ ВЛАСТИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ОКТЯБРЕ 1917 ГОДА ЯВИЛОСЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ ПЕРЕД НАРОДАМИ И ГОСУДАРСТВЕННОСТЬЮ РОССИИ». Дедушку Ленина пожалели.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире