Какие они, современные подростки? Какие проблемы волнуют их? Какие у них жизненные ценности и интересы? Центры изучения общественного мнения проводят опросы, чтобы понять эту специфическую общественную группу – подростков. Примерно такой же вопрос: «Что вас волнует больше всего в жизни и какие проблемы вы хотели обсудить?», — поставили мы и перед своими старшеклассниками.

Современная музыка, компьютерная зависимость, взаимоотношение с родителями, учеба за границей, общество будущего – вот несколько тем из этого списка. Когда и где обсуждать? Вроде бы, есть специальный предмет в школе, чтобы говорить об этом – обществознание. Но там всё больше о структуре деятельности и целеполагании. Очень странный предмет.

Так возник «дискуссионный клуб». Темы, понятно, предлагают сами старшеклассники. Молодежная музыка, эмигранты, сны и сновидения, компьютерная зависимость. Начало, как говорится, не предвещало ничего… Но, к концу четверти, после двух месяцев «дискуссий», на свой вопрос о следующей теме, я услышал: «Однополые браки… Ну, или суицид. На ваше усмотрение…». Звонок с урока был для меня спасением.

На перемене попил чайку и, собравшись с духом, я сказал: «Согласный. Однополые браки – так однополлоые браки». А что ж мне еще оставалось, не суицид же в конце концов. Дети, которые несколько сонно говорили о музыке и иностранных рабочих, встрепенулись — может быть, даже слишком. А я? Не готов я был с моим гуманитарным образованием говорить на эту тему. Какой тут разговор? Не проводить же голосование: «Поднимите руки, кто считает, что это физиологическая проблема, а кто — что следствие дурного воспитания?» Глупо. Но, видя такое оживление, я уже не мог идти на попятную.

Понятно, что когда вся Европа бурлит от легализации однополых браков, забыв об экономическом кризисе, проблемах эмигрантов, и голодающем Третьем мире — что ж удивляться этому вопросу моих пятнадцатилетних учеников.

Но, как мне кажется, я сумел их переиграть. Приняв, думаю, к некоторому удивлению девятиклассников, эту тему, я развернул поток этого специфического интереса в свое русло. А почему, собственно, эта тема вам интересна? Интересна более других: проблемы молодежи, образования, нищеты и коррупции? Почему вы холите говорить именно об этом? Это был не просто перевод стрелок. А попытка подумать. Подумать не о гомосексуализме, что о нем думать? А о себе: почему мне это интересно, почему я так думаю, так чувствую?

Разговор пошел о том, что в подростковом возрасте в организме происходят серьезные изменения; и они чувствуют себя уже не так, как два года назад, и ощущают это новое состояние, и не могут его объяснить; и вопрос сексуальности, очевидно, волнует их больше, чем что-либо. Какой я? Такой, как и все? Или чем-то отличаюсь? И страх быть отличным, быть не таким, как другие. Слушали внимательно. Наверное, соглашались. Ясное дело, слушали молча. Не могли же они сами говорить об этом. 

И вторая грань проблемы: откуда вы это узнаете? Из книг? От родителей? Из разговоров с друзьями? Из интернета и телепередач? Вот тема для разговора, вполне философского: как средства массовой информации создают проблему, даже когда ее нет? Вот так мне удалось отойти от физиологического разговора по этой теме. И не потому, что испугался и слов не нашел; просто, мне кажется, вопрос «однополых браков» — не вполне вопрос пятнадцатилетних подростков. Конечно, сексуальность и отношения между полами – это их тема и, быть может, самая острая. Но гомосексуальный интерес подростков – явно результат обострения этой проблемы у взрослых: европейцев и наших.

Что ж, следующая тема – суицид. Выбора нет.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире