Вокруг Пусси Райот снова что-то происходит.  Началось все с прошения оставить отбывать срок в СИЗО. Странная просьба — вопреки логике «Не проси». И это еще до всякой кассации, как бы признавая неизбежность отказа в Мосгорсуде. Не знаю – может быть, в адвокатском сообществе принято идти на битву с сознанием неизбежности поражения, но в других единоборствах это считается верным признаком будущего поражения. Впрочем, о неизбежности поражения адвокаты говорили и до, и после. Потом последовало странное, все из недомолвок, все из «полуулыбок в ответ на вопросы» вчерашнее интервью Фейгина и странное официальное заявление РПЦ (текста которого я, впрочем, так и не смог найти), вымогающее «покаяние» в обмен на свободу. И наконец, сегодняшнее заявление Кати. В общем, нет никаких сомнений, что за кулисами идет активная невидимая публике жизнь и что девочек «прессуют».

 И вот здесь-то и начинается самое интересное. Допустим, власть победит и сумеет вынудить у всех троих или хотя бы только у одной «покаяние», признание, что им пришла просто охота похулиганить в обмен на госдеповские деньги и посулы мировой славы, а на самом деле им безумно стыдно, что они задели деловую репутацию таких кристально-чистых политических деятелей, какими являются Владими Владимирович Путин и Владими Михайлович Гундяев. Пусть они на коленях будут умолять о снисхождении, обливаясь слезами, и громко заявят, что вовсе не считают высших руководителей государства и церкви каловыми массами Господа Бога, что патриарх вовсе не ссука и верит в Бога, а не в Путина, что гей-парад не был отправлен в Сибирь в кандалах, а главное, что теперь они просят Богородицу ни в коем случае не прогонять Путина и не становиться феминистской, а, наоборот, защитить сторонников гендерного неравенства и высшую власть России.  Предположим, что все это произойдет именно таким образом. Ну, и что тогда будет? Нужели трудно догадаться?

А будет следующее. Мир, который следил за этой историей сначала с недоумением, а чем дальше, тем со все большим гневом, увидит воочию, как огромный каток государственной машины раздавил трех оказавшихся недостаточно железобетонными девочек. И какие всвязи с этим у людей возникнут чувства по отношению к этой машине? Уважения? Любви? Или ненависти и презрения? Так трудно догадаться?

Но они, похоже, не догадываются. Не догадываются, что призывы их к «милосердию»  обмануть могут только круглых дураков, да и тех ненадолго. Что люди видят и их мстительность, и лицемерие, и жестокость, а те, кто не видит их сегодня, увидит все эти прелести власти завтра и с удвоенным гневом  прозревшего обрушится на них, мстя в том числе и за обман своей доверчивости. Короче говоря, не догадываются, что такой финал будет бить прежде всего и исключительно  по самим палачам.  

И вот эта их «недогадливость» и есть самое страшное. Потому что страшно ехать в автобусе со слепым водителем.  

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире