Попрошайничать стало не просто грехом. Попрошайничество стало оправданием беспредела. Попрошаек можно унижать, хватать, в общем, очищать от них города. И это в стране, застроенной церквями.

Интересно. Много здесь интересного. Со всех сторон интересно…

Если человек вынужден нищенствовать или если человек вынужден торговать своим телом,  кто в этом виноват?

Ответ нормального человека – виновато общество, которое лишает человека необходимого и выгоняет на  улицу. Продайте яхту Усманова или «Челси» Абрамовича, поделите выручку на стоимость достойной жизни среднего нищего, и получите число тех, кто был обкраден вышеуказанными уважаемыми товарищами. Простая арифметика. Хотя и  неприятная на слух.

Но это нормальная логика. В искаженной логике – виноваты родители, которые не смогли обеспечить. Их и надо к ногтю.

Идем дальше. Если человек не имеет возможности получить за свой труд деньги от государства. Кто виноват?

Опять-таки ответ нормального человека – государство, общество. Но хочет государство оплачивать журналистский труд Соловьева, а журналистский труд, скажем, Бабченко не желает. Что это означает? Означает, что государство приватизировано властью и  доверенные ему населением деньги тратит не в интересах общества, а в корпоративных интересах власти. То есть, выражаясь проще, власть ворует у  общества. Общество ей, власти деньги не для этого доверило. А общество чего смотрит? Чего позволяет себя обворовывать? Вот и ответ о виноватом.

 В искаженной же логике виноват не тот, кто не  платит, а тот, кому не платят.

Вот человек решает обратиться напрямую к обществу. Я, дорогое общество, на тебя работаю. Изволь мне за это заплатить. А то, как же мне удовлетворить свои витальные потребности? В еде, тепле и прочем. Что на это отвечает общество? Первое – а на фига мне тебе платить? Если ты и так на меня работаешь. Что я – дуро (средний род от «дуры»)? И продолжение – а чего ты вообще попрошайничаешь? Стыд-то какой!

А что не стыдно? А не стыдно силой или хитростью отобрать кусок у бедных, у бедного общества. Это не стыдно. Это нормально. Не стыдно и лакействовать у воров, получая от них подачки. И чем больше подачка, тем менее стыдно. Это нормально. Этим заниматься не стыдно. Почетное это занятие. Для уважаемых людей.

Вы видите на  улице ребенка, который просит у вас денег. Пусть просто просит. Нормальная реакция нормального человека? Дать. Или просит не ребенок, а старик. Та же реакция – дать. Или калека. Да хоть бы и молодой человек. В любом случае первая импульсивная реакция – дать. Ну, нечего вам дать – самим не хватает. Ну, не  давайте. Но набрасываться на просящего?.. Это что-то с нами интересное должно было произойти.

Почему набрасываемся? Тоже  не бином Ньютона. Оправдания себе ищем. Своей жадности – прежде всего. Отсюда и агрессия на того, кто будет в нас стыд. Стыд за соучастие в воровстве. Я имею в виду сравнительно честные способы отъема денег у неимущих. Почему отъема? Потому что если в одном месте прибавится, из другого убудет. Только не надо умничать про прибавочную стоимость. Вы поняли, о чем я вам толкую. Хорошо поняли. По глазам вижу…

Когда это с нами случилось? Давно. Очень давно. Не уверен даже, что в постсоветское время. Наверное, раньше. Но болезнь прогрессирует. И прогрессирует быстро. И история с  Оскаром здесь просто лакмусова бумажка.

Всё ведь просто. Посмотреть видео «задержания», и всё ясно.  Безотносительно к тому, что происходило до «задержания», полицейские, будь они, конечно, людьми, так себя вести не могли. И человеку с  неискалеченной душой здесь нечего объяснять. Ему это понятно без слов. На  уровне подкорки понятно. Наша психика устроена так, что определенные вещи вызывают сострадание без участия сознания, на рефлекторном, животном уровне.

Если только сознание специально не выстраивает фильтры, которые сострадание гасят. Вот именно такими фильтрами и становятся рассуждения о плохих родителях и стыдности попрошайничества. Включишь фильтр и готово: вместо стыда испытываешь чувство самодовольства. И можно продолжать жить по-старому.   

Когда рассматриваешь реакцию сети на всю эту историю, то самым интересным в итоге оказывается то, что даже за вычетом троллей на зарплате, которые любят родину и лично не просто так, а с интересом, так вот, даже за вычетом этих, назовем их так, людей, оказывается огромное, очень большое количество хороших господ с вывихом души. Вот он только что отстоял очередь к ребру того, кто прославлен своей помощью бедным. А вот он уже возмущается тем, что бедность имеет наглость напоминать ему о себе, о бедности, и готов грудью защищать обидчиков бедных.

Тут, правда, арифметика особая. Когда такой инвалид один, и это уже очень много. Но у нас он  не один. Боюсь – и не один миллион. И это значит, что душа вывихнута у всего общества.

А с вывихом, как вы знаете, далеко не уковыляешь.       


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире