Герцен в эмиграции сделал не так уж мало, чтобы нарыв самодержавия лопнул. И Ленин – немало. Оба Николая – прадед и правнук – не были добрыми царями. Первый, так тот, вообще, глубиной своего государственного мышления мне кого-то напоминает. Хватать и не пущать. Кавказ покорять. Войной Россию оживлять. И ничего – находились очень неплохие поэты, которые языком… нет, не совсем то, о чем вы подумали – которые языком сердца слогали ему свободную хвалу.

Выдавливать из страны всё честное – так себе путь. И неважно, как тебе придется умереть – как прадеду или как правнуку – благодарные потомки не забудут воздать тебе за то, во что ты вверг их страну.

Утро принесло весть о том, что уехали еще двое. Два критика режима. Победа? Так ведь все же не уедут. Не помогает здесь это – ни убийства, ни изгнания… А, впрочем, к кому это я обращаюсь?  

Обратиться нужно к другим. К тем, кто продолжает, ну, назовем это так – борьбу, в границах отечества.

Вот прозвучало обвинение одного видного деятеля Яблока в адрес старого соратника. Что, дескать, что ж ты, такой-сякой, не пришел на помощь? Из-за тебя мы проиграли. А старый соратник отвечает в том смысле, что не мог я через себя переступить – проголосовать за тех, кто за 282 статью.

Из людей с мало-мальски звучными фамилиями – эти, точно, из лучших. И один, и второй. И оба они – люди не молодые, воспитывать их уже лет как пятьдесят поздно. И поэтому странно мне говорить им самую простую вещь, которой учат в детском саду. И которой их самих учили в детском саду. И хорошо учили – они научились, и под этим флагом этой самой простой вещи всю жизнь прожили. И даже сейчас эту вещь всё время повторяют. Не врать.

Только одно дело говорить «не врать», а другое – СОВСЕМ не врать. Вот это СОВСЕМ не врать оказывается задачей для раскрученных людей протеста неразрешимой.

Причин несколько, и все они простые. Первая – за каждым тянется свой хвост. Как минимум – глупостей. Но чаще – тех или иных сделок с совестью. У каждого были десятки ситуаций, когда те или иные благовидные и как бы благоразумные соображения заставляли его идти против совести. У всех наших либерало-демократов (я себя из их числа не исключаю, хоть к медийнораскрученным и не отношусь) была масса молчаний ради того, чтобы не попортить репутацию, во-первых, самой идеологии либерал-демократизма, а во-вторых – олицетворяющих ее либерально-демократических вождей. Всё наше молчание в 94-99-м годах было очень легко объяснимо. И – совершенно преступно. Наказанием за него и стали 1.5 процента «Яблока». При явке не то 30, не то 40 процентов. Ну, ладно, пусть не 1.5. Пусть в реальности это 5, даже 10 (хотя не было там ни 10-ти, ни 5-ти). Но разве это можно сравнить с 60-ю процентами Ельцина в 91-м году? При явке под 80 процентов. Или его же 90 процентами при явке 90% – в 89-м.

И сегодня нужно абсолютно четко понять, что наше единственное оружие – правда. И что любым, даже самым небольшим лукавством мы это оружие тупим. А еще нужно понять, что говорение правды ДЛЯ НАС сегодня начинается с говорения правды о самих себе. Причем – неприятной части правды.

Без этого нас просто слушать никто не будет. Ну, кроме полутора процентов экзальтированных фанатов, конечно.

Но мы не только лукавством тупим это оружие. Лукавство – это неправда сознательная. Но мы его и глупостью, неправдой, не осознаваемой в качестве неправды, тоже тупим.

Вот простейший пример. Из-за чего посорились два бывших соратника? Из-за того, что один присоединился к партийной лжи, а другой не захотел? Ничуть не бывало. Вовсе не из-за этого. Они из-за 282-й статьи посорились. Яблоко ее отменять не требует. Не из-за Крыма, который, как оказалось, Яблоко никогда не требовало вернуть, они посорились. Не из-за отсутствие анализа последних 25 лет деятельности партии. Не из-за неосуждения партией своей позиции в августе-сентябре 1999 года, когда на десятилетия решалась судьба РФ. А из-за 282-й статьи.

Требование это отмены 282-й статьи приобрело сегодня звучание такое же, какое было у требования отменить 6-ю статью Конституции СССР – про руководящую роль компартии. И требущих не настораживает, в хоре с кем сливаются их голоса – с самыми отъявленными фашистами, по сравнению с которыми нынешние хозяева страны – просто невинные голубые воришки.

Что – это? Лукавства здесь нет. А неправда есть совершенно очевидная. В требовании «Свободу слова фашистам!», «Даешь право разжигать межнациональную ненависть!» нет лукавства. Но это самая простая и самоочевидная глупость. Только глупость ведь неправду в правду не превращает. Проблемы с 282-й статьей прежде всего в правоприменительной практике. Но то же можно сказать про любую другую статью УК. Есть проблемы с характером наказаний. Но и это можно сказать про любую статью. Однако нельзя же выплескивать с водой ребенка. Из-за того, что статью «Мошенничество» используют для сведения счетов и рейдерских захватов, не значит, что нужно разрешить мошенничать. Глупость же!

А теперь подумайте, сколько процентов противников 282-й статьи (а среди них множество прекраснейших людей) согласятся признать эту глупость глупостью в течение, ну, скажем, ближайших 5 лет? Один процент? Одна десятая процента? А на остальных эта неправда так и будет висеть. Вместе с сотнями других неправд.

И все вместе эти грозди неправд парализуют этих прекраснейших людей в качестве политических деятелей. Фаны, конечно, останутся. Но широкой поддержки не будет. А всё из-за того, что на острие своей шпаги они одели шарик неправды. А снять его не захотели.

В общем, хочу обратиться к тем немногим, кто может мой призыв услышать.

Не тупите!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире