В те годы дальние, глухие, в сердцах царили сон и мгла: Победоносцев над Россией простер совиные крыла.

Блок точен. Это вам не Михалков Никита. Приговор царству Александра Третьего – «обормота», беспощаден. Вместо ответа на вызовы времени – «заморозить». Ну, да – заморозили. И тем самым подготовили трагедию следующего царства, и следующего царя, и всей России. Урок – не становитесь поперек жизни, задавит. Но кто в наше время учит уроки?

В принципе, в этом не было необходимости. Наполнить школу православием, самодержавием и народностью можно было и при другом министре. Она, школа и так всем этим наполняется. Так мы платим за наш «отказ от идеологии», за нашу «полную свободу учителю», за нашу – а впрочем, чего здесь деликатничать, все же свои – за нашу дикую, беспросветную глупость.

Истомленная жестким коммунистическим диктатом, школа сбросила с себя оковы, отбросила своё, ухватилась за западное, западное адаптировать не сумела, свое хорошее потеряла, и вместе с выплеснутым плохим стала заполняться смрадом псевдопатриотизма, псевдоправославия и вполне реальных, не «псевдо-», бескультурья и невежества. Тетки с душою, развитой на уровне продавщиц советских продмагов, обучают сегодня семилеток как правильно складывать три пальца и что этими пальцами надо делать, чтобы бог исполнил твое желание. Россия, 21-й век.

В общем, обошлись бы мы и без такого министра. Но наше черное солнце не было бы нашим черным солнцем, если бы отказало себе в удовольствии сотворить шмась интеллигенции именно в тот день, когда она, интеллигенция поминает свой двадцатипятилетней давности триумф.

Найти в себе смелость встать на дороге у этой мрази и опрокинуть ее! И неважно, что мразь была уже дряхлой. Мразь есть мразь. Предела она не знает. Защитникам Белого Дома было чего бояться. И тем громче их слава. О, то были солнечные дни!

Солнечные для нас. И страшные для тех, кто бывшими не бывает. Не случайно Пуго застрелился. Он хотел избежать того, что, казалось, не могло не произойти: позорного суда и неминуемого расстрела для себя и зрелища поголовной чистки всех силовых органов с увольнением и поражением в правах всех своих коллег. Не произойти этого не могло. Если бы мы не были такими прекраснодушными дураками.

Но мы были. И для них всё обошлось. Но память о том страхе, естественно, осталась. И желание реванша осталось. И стремление сделать всё, чтоб это не повторилось. По крайней мере – при их жизни. Потом можно и потоп. Они люди не верующие, загробных наказаний не боятся.

Так что в желании сотворить шмась есть не только эмоциональное отреагирование пережитого 25 лет назад страха. Здесь еще и холодный расчет – подавить саму мысль, что повторение возможно. Запугать, раздавить… А для этого шмась должна быть полноценной.

Новый министр образования в качестве подарка людям культуры на 25-летие их победы, ставшей их горьчайшим поражением, – это именно такая шмась, что нужно. Клерикалка, ультраконсерваторша, сталинистка – просто красавица. Всё при ней. Символом эпохи могла бы стать. Если бы не здоровая конкуренция Яровой, Мизулиной, Матвиенко… Капиталистическая революция освободила женщину. Это вам не «стою я здесь мужем битая». И не Валентина Терешкова как витрина женского равноправия в стране победившего социализма. И даже не Екатерина Фурцева. (Вот уж не подумал бы, о ком буду сожалеть, видя нынешних министров образования-культуры…)

Плоха ли в качестве министра образования такая дама – духовная соратница сторонников резать маленьким девочкам их «прыти»? И как сочетает она свое начальствование с православным запретом «Учить жене не позволяю»? Ведь сказано же всем дамам апостолом Павлом «Быть в безмолвии». В смысле «Молчи, когда джигиты разговаривают».

Но это всё вопросы неуместные. Их можно адресовать тому, кто хоть как-то дружит с логикой. А это не наш случай.

Но вот вопрос, хороша ли такая министр (не знаю даже, как будет по-русски министр-дама: не «министра» же, и не «министерша»...) – вопрос вполне законный.

И, знаете, я думаю, что это может быть не так и плохо. Абсурд нашей жизни должен быть обнажен и доведен до предела. Чтобы он был виден каждому. Чтобы от него нельзя было спрятаться. Чтобы нельзя было делать то, что мы так любим делать – обманывать себя. Люди церкви должны не прятать свой сатанизм, а демонстрировать его открыто и агрессивно – как Чаплин. Гротескно, ничего не скрывая. Так, как сыграл бы современного попА его великий однофамилец. И их сталинизм здесь как раз очень уместен. Провозгласить святым палача, практически, всего русского духовенства – это именно то, что нужно, чтобы показать честнОму народу, от кого они – от Бога или от дьявола.

А то честной народ сомневается. Ему же сказано не только, что женщины должны в присутствии джигитов молчать. Ему ведь там же велено и молиться за царей и всех начальствующих. Апостол предполагал, что это поможет царям проводить жизнь «тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте». Ну, эту чистоту мы с вами видим. Уже две тысячи лет видим…

Нам тонкости и полутона сегодня вредны. Мы в этих полуулыбках в ответ на вопросы путаемся. Нам необходимо весомо, грубо, зримо. Чтоб если бесовство, если дьявольщина, то без прикрас, без маски. Чтоб если ложь, так чудовищная ложь. А если воровство, то прямо у всех на глазах. И миллиардами. Иначе до нас не доходит. Чувствительность у нас притупилась.     

В общем, госпожу Васильеву с назначеньицем! А нас всех – с новым министром образования! Ну, и конечно – с юбилеем! Ведь 25 лет всё же! Не, как говорил один учитель истории, не кот начихал.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире