Ну, вы помните, как там дальше. Хотя… в такое время живем, что лучше я все же напомню: а то у нас какая-нибудь дуреха насмотрится телевизора с его «Ты этого достойна» и решает, что уж она-то точно достойна всего самого лучшего: и жизни, и свободы, и косметики от Диора…

Так что лучше все-таки напомнить, как там у Гете. В общем, за них, за эти самые жизнь и свободу нужно бороться. Причем – каждый день. Иначе не будешь достоин. А достоин будешь не свободной жизни, а только не слишком счастливого существания.

Это я о том, чего мы с вами, дорогие друзья, сегодня достойны. За что мы идем на бой каждый день? Правильно – за существование. Его мы и достойны.

Впрочем, «мы» здесь не вполне уместно. «Мы»-то мы, да не совсем все мы. Есть среди нас и те, кто в самом деле каждый день воюет за жизнь и свободу. За наши общие жизнь и свободу, между прочим. И побеждают. Хотя – и ценой своей жизни.

Только что ленты сообщили, что УФСИН (конечно, без всякой связи с голодовкой Надежды Андреевны Толоконниковой – не подумайте ничего такого) решил сделать то, что собирался уже шесть лет: понизить нормы выработки и повысить зарплату заключенным. Уж как они там в самом деле повысят одно и понизят другое, сохранив при этом уровень рентабельности, я не знаю – тут нужен глаз, да глаз. Но сообщение такое поступило.

А о самой Надежде вестей по-прежнему нет – ни мужа, ни адвоката к ней не пускают. Как она там в больнице? Что с ней? Мы, как обычно, пару дней поговорили, а потом появились у нас свежие темы: как Поветкин опозорил Россию и почему православные иконы гасят олимпийский огонь. Нас без тем не оставляют.

А между тем лента приносит и другую новость: воспетые Пырьевым кубанские казаки еще раз продемонстрировали кто в доме хозяин – за поддержку пуссириот объявили врагом православия и выгнали с работы в Краснодарском институте культуры (ой, простите, конечно, из университета, разве у нас есть сейчас институты) художницу Лусинэ Джанян.

Про «заставь дурака…» говорить уже надоело. Но почему таким слабым оказывается голос умных? Они же должны понимать, если они умные, конечно, что без них им никто не завоюет ни жизни, ни свободы – ни Надежда Толоконникова, ни Лусинэ Джанян.

А впрочем, ох-уж эти умные, умные…

В Москве идет второй суд над Борисом Владимировичем Стомахиным. Треть своей жизни он потратил на то, чтобы докричаться до нашей совести. Уж как только он не кричал! И по-доброму, и ругательно… Как мать кричит лоботрясу, балбесу и хулигану-сыну, чтобы он одумался. Чтобы взялся за ум. И проклинает она его, и грозит ему всякими небесными карами. Но балбес – он на то и балбес, чтобы не доходило до него материнское слово: стоит, голову опустив, и ждет, пока мать утихнет. И хорошо еще, если тихо стоит. А то есть такие, что письмо в опеку пишут – мол, унижает мое человеческое достоинство мать, призовите-ка ее к порядку. Да, и это еще не самое страшное – другой дебил послушает-послушает, да и хряпнет мать топором, достала… Да, еще ему, дебилу, привидится, что это он так воюет за жизнь и свободу.

В общем, как ни крути, а никак не получается, что достойны мы их – жизни и свободы. Сколько бы телевизор ни убеждал нас в обратном. А достойны ровно того, что имеем.

И одно только здесь утешает – что есть среди нас и те, кто в самом деле каждый день воюет за жизнь и свободу. За нашу и вашу.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире