12:28 , 31 августа 2013

О Сирии, английском парламенте и о нашем политическом мышлении

Поводом для этой заметки стала статья Георгия Мирского, в которой автор аплодирует некровожадному отказу британского парламента воевать Сирию и одновременно сомневается в невиновности Асада. Статья показалась мне интересной тем, что в ней, как в капле воды, отражаются две главные формы нашего политического мышления.

Форма первая – непосредственная эмоциональная реакция. В данном случае – радость. Действительно, мир замер в ожидании, когда волк (очень большой и агрессивный зверь) съест ягненка (зверя маленького и бессильного). Не ангела, совсем не ангела. Но в контексте данной ситуации – ягненка. Внимание мира обостряет и то, что ягненок этот уже, как минимум, четвертый. Хотя и первые три ангелами не были.

В общем, в этой ситуации естественно и сочувствие к слабому, и радость, что Акела промахнулся. Хотя радость эта и омрачена пониманием, что от намерения полакомиться Акела отнюдь не отказался. Это реакция совести.

Но внутри наших душ живет не только совесть. Есть там и много других действующих лиц. И каждое лицо тоже хочет участвовать в изготовлении наших мнений. Вот тут-то и начинает свою работу вторая форма нашего политического мышления.

С одной стороны, Сирия «наша, советская». Уже лет пятьдесят как «наша, советская». Нас, правда, без визы до недавнего времени туда не пускали, но это ерунда – «наши люди» по заграницам не ездят. Не за это мы ее любим. Главное, Сирия – оплот борьбы с сионизмом. Это логика антисиониста, или проще – антисемита. По этой логике Асад хорош по определению.

Автор разбираемой заметки к антисионистам-антисемитам никак отнесен быть не может, но своих политических пристрастий, конечно не лишен и он. Сирия – вечная головная боль для «наших, израильских». Уже со всеми помирились – и с Египтом, и с Иорданием, а с Сирией – никак… И нормальное отношение среднего советского еврея (не говоря уж об евреях израильских) – это, мягко говоря, неприязнь к Сирии. Сукины дети эти Асады, житья от них нет!..

В статье Мирского такое отношение превращается в теоретическое обоснование сомнений в невиновности Асада.

Я не знаю, кто применил химоружие, но логика «Асаду это никак не выгодно: военного выигрыша никакого, а дипломатический проигрыш во всех случаях огромен» здесь очевидна. И эта логика подталкивает к выводу, неприятному для того, кто Сирию не любит. Вот здесь и начинается «игра ума».

Вообще говоря, прием, использованный Мирским, является абсолютно универсальным и активно эксплуатируется авторами детективов: тот, кому преступление невыгодно, совершает его потому, что на него не подумают. Следуя этой логике, можно обвинить, например, Буша во взрывах ньюйоркских небоскребов и вообще кого угодно в чем угодно. Но автор, кому по роду деятельности рефлексия не должна быть чуждой, сомнительности своего приема не замечает. И эта тоже часть той игры, в которую наш ум играет с нами в таких случаях. Он, ум вообще склонен сопротивляться тому, чтобы мы смотрели на себя со стороны и тем самым еще больше усложняли его задачу снабдить нас непротиворечивой картиной мира.   

Но симпатии-антипатии автора не ограничиваются Сирией. Как любой советский интеллигент, он любит западную демократию. А кто ж ее не любит? Я сам ее люблю.

Но беда в том, что в данном случае, как и в случае с тремя предыдущими «ягнятами», демократия эта выглядит как-то не так. То они ругали нас за Афганистан. То сами его 13 лет «приобщают цивилизации». Оклеветали несчастного Саддама и утопили Ирак в крови. В Ливии тоже… Теперь еще и Сирия: «Разведка доложила точно. Это он, гад… Что именно доложила? А это не ваше дело. Это наш большой секрет».

Все это, знаете, как-то… Но ругать демократию?.. Сами понимаете – не комильфо… Ее одни агенты КГБ ругают. Ну, в смысле ругали, когда КГБ было. 25 лет назад…

В общем, чтобы не разрушать внутреннюю картину мира, нужно совесть, которая говорит, что есть ягнят плохо, как-то утихомирить и демократическую идею как-то очистить. Решение британского парламента здесь как нельзя кстати: смотрите, что животворящая демократия делает: порок наказан – добродетель торжествует.

И в результате в тексте начинают просматриваться симптомы раздвоения политической личности. Автор с одной стороны убеждает читателя, что Асад преступник, а с другой – хвалит английский парламент за то, что он в преступность Асада не верит.

Но если бы только автор и если бы только в этой ситуации – так устроено сегодня все наше политическое мышление.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире