Принятием Закона о митингах брошен вызов российскому обществу — то есть всем, кто сам считает себя гражданином, а не жителем России.

Люди, которые должны быть, так сказать, народными заступниками, обозначили пропасть между ними – и народом. В советское время было такое противное словечко — «антинародный». И вот оно впервые наполнилось реальным смыслом: Дума приняла, а Совет Федерации утвердил антинародный – то есть направленный против своего народа – законопроект.

Тем, кто этого не сознавал раньше, стало, надеюсь, ясно теперь, что для депутатов и «сенаторов» 300 тысяч рублей — не деньги. А уж про 50 тысяч – и разговору нет. Если бы это было не так – хоть один человек из «Единой России» во время обсуждений должен был закричать: «Мужики, вы что? Где же наш человек такие деньги возьмет?»

Все нулевые годы власть натравливала людей России на богатых предпринимателей – «Вот он, главный твой враг! Откуда у него такие деньги? У тебя своровал!» Главной целью было – отвести внимание от неслыханных доходов неясного происхождения чиновников и депутатов; ни в одной европейской стране такие люди не удержались бы на должности. Предприниматель ведь все-таки что-то предпринимает для получения прибыли. Российский чиновник живет иначе, это давно описал Булат Окуджава:

…Он не требует, не просит,
Желтый глаз его горит.
Каждый сам ему выносит
И спасибо говорит.

Неправовая сторона законопроекта блестяще проанализирована М.А.Федотовым и А.Л.Кудриным. А общественные последствия очевидны любому здравомыслящему человеку – людей дразнят и озлобляют. Ну не нравится мирное течение протестного движения!

За единодушным голосованием чиновничьей партии явственно читается темное чувство: «Да попересажать их всех!..» Если не получается – пока – попересажать, так хоть по миру пустить.

Я не берусь гадать, будет ли, не будет наложено вето. В любом случае Дума продемонстрировала: она не представляет интересов народа. И значит, должна быть переизбрана.

Так или иначе, вызов брошен. Теперь бросившие его наблюдают – утремся или нет?

Среди анонимных комментаторов моей предыдущей заметки есть те, кто заранее были уверены — утремся. Один из них, некто cinikua, — большой, видимо, знаток России, поучает меня: «Профессор, Вам надо бы отъехать на пару тысяч и более километров от Москвы и не менее от Европейской академии (ну, не нравится, что я – академик. – М.Ч.) на восток-северо-восток с легким уклоном к югу. Тогда вы поймете, что такое протестное движение. Вернее, вы его там просто не найдете… Вы угодили в зазеркалье с вашим Горьким, литературой и прочими иллюзиями».

Зачем же «пару тысяч»? Я проехала на машине от Владивостока до Москвы 14,5 тысяч километров. Останавливалась в 17 городах, а также в селах и поселках. На встречу со мной собирались аудитории по 70-120 человек. За последние два годы я объехала на машине с книгами под крышу, пожалуй, более трети России: Кемеровская область, Курганская, Красноярский край, Алтайский край, города Поволжья, Нижегородчина — возила книги в семьи погорельцев, станицу Кущевская… Везде говорила с людьми. И у меня нет оснований, в отличие от господина cinikua, считать свой народ быдлом. Таким, которому плюнь в глаза – скажет: Божья роса.

Нет. Вовсе нет у меня таких оснований.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире