Мальчик размахивает российским флагом у здания горадминистрации Севастополя, 25 февраля 2014 года. Фото: Андрей Любимов / «Русская планета»

Мальчик размахивает российским флагом у здания горадминистрации Севастополя, 25 февраля 2014 года. Фото: Андрей Любимов / «Русская планета»

Крымские политики не готовы заявить об отделении от Украины, несмотря на готовность жителей автономной республики к войне

Устная история Крыма

«Кровь на Майдане — вина радикалов», — гласит билборд, установленный на въезде в Севастополь. Наспех нарисованное на одном из городских заборов синей краской из аэрозольного баллончика пожелание скорой смерти этим самым радикалам уточняет, что речь идет о «фашистах-бандеровцах». Так в Крыму именуют не только членов «Свободы» и «Правого сектора», но и почти всех революционеров.

Любви к новой власти в регионе не добавило и решение Рады об отмене закона о региональном языке — всех напугала перспектива говорить на украинском. Согласно последней переписи населения, которая прошла на Украине больше 10 лет назад, подавляющее большинство крымчан считают родным русский язык. Украинские вывески встречаются на улицах Керчи, Феодосии, Симферополя и Севастополя довольно редко, даже дорожные знаки и указатели в городах автономной республики стараются дублировать на русский, так что вопрос языка стоит здесь достаточно остро.

Крымчане сразу вспомнили угрозу лидера «Свободы» Олега Тягнибока законодательно запретить русский язык. Говорил ли это на самом деле Тягнибок или нет, — уже неважно: ультраправых в Крыму ненавидят настолько же сильно, насколько верят российским телеканалам, сообщившим об этом.

Если в Киеве камеры «России», НТВ и «Первого» готовы бить, то в Севастополе перед операторами российских телекомпаний расступаются местные коллеги.

«Если нас попытаются захватить, то мы будем строить баррикады, кидать «молотовы» и убивать», — говорит похожая на воспитательницу детского сада кассирша севастопольского обменника Валентина. На слове «убивать» она по-доброму улыбается. Так обычно улыбаются, когда говорят о чем-то очень хорошем, а не о перспективе гражданской войны.

Валентина говорит, что только вернулась из своего родного города — Киева, где хоронила 28-летнего сына. Он погиб не от снайперской пули и не от рук протестующих, а от сердечного приступа. Но женщина все равно винит в смерти своего ребенка Майдан. Она считает, что ее сын просто не выдержал напряжения из-за боев в столице.

«Мы свой выбор сделали 23 февраля (тогда на митинге у городской администрации протестующие сорвали украинский флаг и заменили его российским триколором, — РП). Теперь слово за Москвой», — говорит киевлянка.

Кроме администрации города флаги Украины посрывали и с других зданий в Севастополе. Молодежь хвастается, что в ночь на 24 февраля жовто-блакитных прапоров в городе совсем не осталось, хотя корреспондент «Русской планеты» убедился, что государственные флаги Украины по-прежнему висят у входа в суд, прокуратуру, здание СБУ и панораму обороны Севастополя.

Подробнее на сайте «Русской планеты»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире