There is no dark side of the Moon really.
Matter of fact it’s all dark.
Роджер Уотерс, «Пинк Флойд». «Обратная сторона Луны» (1973)

Разумная конституционная реформа могла бы более справедливо обустроить отношения власти и общества. Что мы получаем?

Изменение полномочий конституционных органов власти противоречиво, сомневаюсь, что политическая система в стране станет более устойчивой. Итогом трудов стали внешне изощрённая и отточенная форма правления, дальнейшая концентрация верховной власти, подмена принципа сдержек и противовесов власти, разделения властей по горизонтали и разграничения полномочий по вертикали, ставшего обузой. В рамках единой системы государственной и публичной власти единая вертикаль нулевых дополнена единой горизонталью двадцатых.

Президент – главный бенефициар реформы-2020. Появление на конституционном уровне двух десятков новых полномочий главы государства, дополнительных к имевшимся, рисует многомерную картину. Президентское попечение распространено на все поставленные в строй ветви и органы власти – за счёт их статуса и полномочий. Сузится пространство взаимного диалога, состязательного поиска путей балансировки представляемых интересов. Утрачен будет огромный пласт публичной политики.

Глава государства уже был поставлен над всеми, лично прямо или косвенно определяя решения всех государственных органов, их кадровое наполнение, порядок функционирования и развития. Поправка–2020 (речь именно об одной большой поправке, наборе произвольно отобранных норм, прикрывающих ствол власти) устранила риски «самости». Учтены казусы эпохи распределённой, рассредоточенной власти, заставлявшей поддерживать важную и сложную политическую работу сдержек и противовесов: непростой опыт консенсусного федеративного договора, непокорного Верховного Совета, независимого Конституционного Суда, спасительного Правительства Е.М.Примакова–Ю.Маслюкова, осмелевшего Генпрокурора В.Скуратова, полевевшей Госдумы Г.Н. Селезнёва и Счётной палаты эпохи Ю.Ю. Болдырева.

Намучавшись с многологом, вернулись к традициям. Верховная власть станет монолитом с непререкаемой монополией. Позиции, впрочем, она произвольно может менять на противоположные – сама и когда сочтёт нужным. Для целей чрезвычайного или военного положения такую логику можно было бы принять. Но в этом году система прошла на троечку проверку даже положением «повышенной готовности». Практику чрезвычайщины и хаотичного понятийного управления уже не прячут масками, приличиями и правилами. Для мирного времени это проблема.

Продавленная через кремлёвское Конституционное совещание (1993) «царская» форма правления не билась с выстраданной концепцией конституционного строя. Теперь эта «вставная челюсть» схлопнулась во имя политической целесообразности, глава 4 скушала многие положения неизменяемых гл. 1 «Основы конституционного строя» и 2 «Права и свободы человека и гражданина», а заодно 3 «Федеративное устройство» и 8 «Местное самоуправление». Уменьшив шансы общества на демократию, политическую и экономическую конкуренцию, справедливые правовые отношения между властью, собственностью, подданными.

Вроде луч света: дополнительные кадровые и контрольные полномочия парламента. Бессловесный парламент слишком дорого обходится стране, достаточно вспомнить безбашенную приватизацию, нео-мальтузианские оптимизацию здравоохранения и пенсионную реформу. Но насколько эффективно будут работать изменения?

Разделить на деле ответственность за формирование и политику Правительства вряд ли сможет придаток административной системы – ею же сформированный подчинённый проводник воли государственно-правового управления Президента и комиссии Правительства по законопроектной деятельности. Представительные органы по всей вертикали утратили свою представительную природу потому, что итоги выборов решаются не в избирательных кабинках, а в кабинетах Старой площади. Наводнение верхней палаты пожизненными сенаторами вообще путь окончательного превращения Совфеда из палаты регионов в палату супер-лоббистов, уже не региональных, с вытекающими последствиями. Отсутствие конституционно прописанных гарантий свободных выборов, обещаемых ст.3 – один из очевидных пробелов реформы. Равно как и пробел гарантий принципа прямого действия Конституции, прав и свобод человека (ст.ст.15, 18, 55 Конституции).

Нормы её ранее обходили через отсылки к законам. Прежний тренд усилился, количество отсылок увеличилось с 65 до 99, свидетельство своеобразной бюрократической культуры восприятия Конституции, возможность законодателю и дальше менять смысл конституционных положений (прецедентов – море). При изменении же Конституции усилились внутренние противоречия между её нормами, ослабив системную функцию.

В знаковой ст. 81 столкнули её ч. 3 и ч. 3.1, выхолостив смысл нормы, направленной на обеспечение сменяемости власти, одного из механизмов поддержания республиканской формы правления и народовластия, исключающего по самой своей сути присвоение властных полномочий явленное столь лукавым образом.

А вот принцип парламентского финансового и бюджетного контроля. В проекте Конституционной комиссии в нач. 90-х предлагалось, что парламент назначает и отзывает председателя и членов Счётной палаты, которая подотчётна ему и независима от органов исполнительной власти. В Конституции 93-го отстояли, что Совет Федерации и Государственная Дума образуют Счётную палату; но Кремль добавил: «состав и порядок деятельности которой определяются федеральным законом», открыв лазейку к эрозии. По новой редакции Конституции руководство и аудиторы Счётной палаты поровну назначаются решениями палат парламента по представлению Президента (с его конституционным полномочием ст.83 п. б осуществлять общее руководство Правительством). Уточнение перекочевало из ФЗ в Конституцию, окончательно ликвидировав смысл органа независимого от исполнительной власти парламентского контроля, сделав и его зависимым от Президента. Отход от концепции и безусловное ослабление конституционного строя. И таких примеров ещё несколько.

Общественно-политические последствия реформы тревожны. Солидарный корпоративный эгоизм её заказчиков заглубил ров системного конституционного кризиса, на дно которого страна рискует опуститься. У неприятной обыденности сего обстоятельства нет тёмной стороны. В сущности, она вся тёмная. Возрастёт имитационность конституционного строя. Снизится значение Конституции как общеобязательного акта высшей юридической силы, венчающего правовую систему государства и устанавливающего пределы полномочий госорганов. Нарастает раскол по новой редакции Конституции, устройству государства, реальной роли общества в управлении. Подорвано доверие к парламенту, ему новые кадровые и контрольные полномочия не по мундиру. Конституционный Суд, детище конституционного строя, антиправовым образом вступил в противоречие со своей правовой позицией и поучаствовал в дискредитации права, не рассмотрев вопрос о Поправке-2020 по существу. Заключение от 16 марта с.г. напомнило слолва Дж.Оруэлла: «партия объявила, что дважды два — пять, и придется в это верить, к этому неизбежно ведет логика власти».

Укреплён персоналистский характер власти вплоть до смешения с конституционным закреплением института-личности – в нарушение ключевой нормы что все равны перед законом и судом (ч. 1 ст. 19). Поправка В.И.Терешковой, сугубо полит-технологическая, для спокойствия госслужащих (словами А.А. Клишаса, те «должны свыкнуться с мыслью о том, что потом будет все то же», что президент может избираться снова, если люди поддержат эти поправки в Конституцию) обновила высоты избирательной адресности норм Конституции, повысив риск стагнации государственной власти.

Конституция 93-го страдала слабой легитимностью (вспомним разгон двух из трех ветвей власти Ельциным, упразднение контроля за властной вакханалией, уничтожение бюллетеней всенародного голосования декабря–93). Но вместо пути добровольного согласия мы на пороге нового кризиса легитимности, игнорирования интересов многих групп граждан и их объединений, общества в целом по ключевым вопросам.

Искренне сожалею, что программной функции Конституции, в частности – оправданной, многократно детально нами предлагавшейся конституционной поддержке институтов гражданского общества, социального государства отведена роль прикрытия прикладной реорганизации системы органов публичной власти. Не исправлены прегрешения последних десятилетий, повлекшие системность кумовства, мздоимства, алчности, цензуры, ограничений инициативы, свободного труда и независимого предпринимательства. Откровенно вразрез с совокупностью намедни упомянутых стратегических ценностей (приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм).

Образованный средний класс мог бы стать движущей силой преодоления кризиса и выхода страны на новый уровень. Но малый и средний бизнес под прессом, независимые источники финансирования гражданских и политических инициатив под контролем, каналы политических качелей и эволюционного выборного обновления закупорены.

Нужен перезапуск механизмов принятия решений с максимальным вовлечением гражданского общества — во имя солидарности поколений, сопричастности разворота к задачам общего блага. Практика открытого прямого диалога без манипуляций между представителями власти, общества, оппозиции об антикризисных мерах и их гарантиях, включая гарантии всеобщих равных и прямых свободных выборов при прозрачных формах гласного общественного контроля. Культурная и технологическая революции требуют, чтобы средства взаимодействия общества и власти были понятными и прозрачными.

Вопрос — насколько долгосрочной консолидации и обновления будет соответствовать Конституция России-2020, заточенная под мобилизацию. Пора думать как исправить ошибки и пробелы нынешней реформы.

В противном случае останется ходить в Третьяковку и, глядя на полотно Василия Сурикова «Меньшиков в Берёзове» (фаворит Петра I, ключевая фигура при Екатерине I, сослан по указу Петра II в удалённый северный край Югру), гадать – передаёт ли оно нам память предков об уроках преемственности особой российской модели сменяемости власти.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире