Грубые, подкрепленные всеми ресурсами репрессивной государственной машины, попытки приспособления истории под свои шкурные сиюминутные интересы все-таки хорошо заметны, вполне очевидны и легко распознаваемы. Хотя и опасны, разумеется. И, разумеется, вредны для нравственного здоровья общества. И мы это видим.

Но едва ли не опаснее и вреднее мне представляется все то, что я обозначаю как «гламуризацию истории». В особенности — истории ХХ века.

Эта гламуризация характерна прежде всего демонстративным неразличением масштабов и нежной приглушенностью всего акустического фона подлинной, а не выдуманной истории — воплей жертв, воя сирен, грохота бомбежек, пушечной канонады, выстрелов в подвалах, лая лагерных псов. Все это заменяется тихой и деликатной, «фоновой» музыкой, одной из тех, что звучит обычно в залах торговых центров и не позволяет отвлечься от комфортабельного удовлетворения потребительских аппетитов.

Отсюда — ради пущей убедительности — постоянное стремление сопоставлять между собой заведомо не сомасштабные события. Например, отсутствие в «шаговой доступности» продуктового магазина «Перекресток» сравнивать с Голодомором, несправедливый штраф за превышение скорости — с Большим террором 30-х годов, а временный запрет не вакцинированным гражданам посещать рестораны — с Холокостом или Гулагом.

Здесь налицо — потеря, иногда полная и окончательная, эстетического вкуса и этического рефлекса.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире