Интересно, что разные умные и все понимающие люди, неплохо знающие, где и когда они живут, и хорошо знающие цену сложившимся к настоящему времени государственным институтам, вдруг, радостно заблистав глазами, возбужденно говорят друг другу: «Так обвинение же разваливается на глазах! Так у них же концы с концами совсем не сходятся! Так они же не смогут теперь…»

Смогут, почему не смогут. Еще и не то они смогут. Они смогут ровно то и ровно столько, что и сколько мы им позволим смочь.

Я ничуть не склонен упрекнуть в прекраснодушии тех, о ком я тут пишу, тем более что я и сам склонен к регулярным припадкам непонятно откуда взявшегося оптимизма.

Дело в том, что при всем нашем понимании текущего момента, при всем нашем социальном опыте мы не можем вовсе отрешиться от того, что я бы назвал «семантической памятью», играющей иногда с нами в довольно лукавые игры.

Мы слышим такие слова, как «следствие», «суд», «улики», «свидетели», «доказательство» и тому подобное, и, при том, что давно и прочно знаем, что в контексте нашей реальности эти слова давно не означают ничего из того, что закреплено за ними в академических толковых словарях, время от времени начинаем рудиментарно воспринимать и употреблять их именно в их первоначальных значениях.

Это вроде бы смешно и грустно. Но это, я считаю, и правильно. И это, как ни покажется это странным, есть здоровая реакция на обрушившуюся на нас семантическую катастрофу.

Да, мы иногда вдруг вспоминаем, что у всех этих и многих других слов существуют НОРМАЛЬНЫЕ значения. И мы не вправе об этом забывать, потому что неизбежно наступят времена, когда эти неуместные, казалось бы, «древние» знания вновь станут необходимы.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире