В наши дни то в телевизоре, то в газете время от времени возникает то или иное невнятное существо, изрекающее что-нибудь неизменно неудобоваримое, что-нибудь такое, что в сетях немедленно растаскивается на цитаты, свидетельствующие об исключительных умственных и моральных достоинствах указанного существа.

Существа эти, носящие различные имена и фамилии, для пущей убедительности и в целях утверждения их права на публичное высказывание маркируются обычно либо «писателями», либо «аналитиками», либо «политологами», а то и вовсе «философами».

Однажды, очень давно, в конце 60-х годов, я встретил на улице знакомого пьющего поэта в компании крупного мрачного молодого человека с черной курчавой бородой, в извивах которой внимательный и неравнодушный взгляд мог бы различить остатки вчерашнего пиршества.

Поэт очень мне обрадовался и нежно попросил рубль двадцать копеек «на кофе».
Двадцать копеек я дал, а рубля не дал, потому что у самого не было.

Взяв эти двадцать копеек и, как мне показалось, оставшись этим вполне довольным, он зачем-то решил познакомить меня со своим спутником, который вообще-то молчал, но при этом громко и ритмично икал.

«Это Алексей, — торжественно сказал поэт, — гениальный, между прочим, человек. Философ, между прочим».

«Между прочим философ» церемонно поклонился и икнул чуть громче, чем до сих пор, что, по-видимому, означало нечто-то вроде «очень приятно познакомиться».

«Он знаешь какой философ, — продолжал свою совершенно напрасную рекламную акцию поэт, — Он большой философ. Вот он завтра протрезвеет и…»

Он не договорил, это «И» как-то тяжело повисло в воздухе, и поэт с философом неверными походками пошли дальше.
Думаю, что в поисках кофе. А может быть, и философского камня.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире