Больше всего меня в деле 6 мая смущает низкий уровень поддержки. Активно этим делом занимается не более 200-т человек. И то — это средняя активность. Есть брать тех, кто занимается делом вплотную — их больше 50-и человек и не наберется. 
Ладно, у многих людей есть занятия помимо протеста, и они не могут проявлять в этом деле высокую или даже среднюю активность. Но и тех, кто хоть как-то проявляет поддержку узников — не больше 2000 человек. Это из всей огромной, стотысячной толпы, которая 6 мая вышла на Болотную площадь.
У меня полно знакомых, активно участвующих в протесте, которые сейчас не проявляют ровно никакой активности по делу 6 мая. Они занимаются другими, безусловно полезными делами — выборами, местными проблемами и т.п. Но делом 6 мая они не занимаются и тем самым совершают предательство.
Ведь что такое узники «болотного» дела? Это цена, которую оппозиция заплатила за дерзость и смелость заявить протест инаугурации незаконно избранного президента. Стотысячный митинг в километре от Кремля, с планирующимся майданом, массовые гуляния оппозиции в центре города во время инаугурации, вынудившие жулика проехать по пустым улицам — это был плевок в лицо Путину. Он озверел. Он затрясся, захлебнувшись желчью, а изо рта клочьями полезла ядовитая пена. И те, в кого она угодила, стали козлами отпущения. 15 человек в заточении одни заплатили гигантскую цену за смелый поступок 100 тысяч человек. Тяжесть этой цены с ними в какой-то мере разделяют люди, которые активно занимаются их защитой. А что же остальные, почти 100 тысяч? Они обрадовались, что торпеда прошла мимо. Они обрадовались, что «посадили не меня». Они занялись своими личными делами или тем протестом, который им представляется более интересным. 
Меня поражают знакомые, уезжающие на зиму из Москвы, потому, что они, мол, устали от протеста, и их не так сытно кормят, как это было в период его расцвета. Создаётся стойкое впечатление, что для многих протест — развлечение. Да, протест — позитивная вещь, в нём много креатива, радости, свободы. Но если это серьёзное дело — оно не может состоять из одних развлечений. С чем мы боремся? С чекистскими бандитами. Надеяться, что протест будет всё время похож на праздник, типа Абая — несколько наивно. 
Знакомый региональный журналист, имя которого не раскрываю, ибо был личный разговор, в начале зимы попросил меня организовать акцию в Москве. Я в ответ попросила организовать в его регионе акцию в защиту узников 6 мая. В ответ мне было сказано: я журналист, я не могу организовывать акции, а активисты все сейчас так заняты, и прочие отмазки. При этом журналист, а с ним и некоторое количество активистов из этого региона были 6 мая на Болотной. А сейчас они не считают нужным заступаться за узников, даже в виде ответной услуги. По собственной инициативе им, наверное, в голову такое не приходит.
Конечно, наибольший бум по «болотному» делу был летом. Когда люди только осознали, что фабрикуется невиданное по степени маразма дело. Что полиция не только избила митингующих 6 мая, но теперь ещё и следственный комитет выставляет их виноватыми, сажая по статьям со сроками до 13-и лет. Когда за 3 дня загребли 10 человек. Осенью шум постепенно стихал, и ни арест Ковязина, Кривова, Лебедева с Развозжаевым не поднял сильной волны в этом деле. А уж зимой и подавно интерес угас. Ни отважный поступок Владимира Малышева, голодавшего за освобождение заключенных 31 день, ни голодовка Сергея Кривова, которой уже 25 дней, ни идущий процесс Михаила Косенко, которого хотят запихнуть в психушку, не разбудили наш спящий народ.
Я понимаю, самые сильные эмоции, а стало быть, и самый сильный протест возникает вначале. Когда шум стихает, эмоции укладываются, дело уже не кажется таким вопиющим, и протестовать уже не тянет. Всё понятно. Но вы тоже поймите, что так мы ни одной проблемы не решим. Вот в декабре был бум насчёт детей-сирот. Он пока ещё не угас, потому что готовится большое мероприятие, но я уже чувствую спад. На примере истерики по поводу гражданства Депардье я делаю печальный вывод, что протест для людей — это всё-таки развлечение. А ещё — что люди не умеют отличать важное от пустяков. Вас волнует Депардье? А мне плевать на него. Меня волнуют 15 невиновных людей в тюрьме, которых хотят там гноить ещё годы.
И не спрашивайте меня, что делать. Комитет 6 мая и гражданские активисты регулярно призывают к вполне конкретным действиям. Нужно просто интересоваться проблемой. А еще лучше — использовать собственный ум и фантазию.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире