Максим Лузянин совершенно не похож на тот пугающий образ бойца, который упорно создавало ему следствие и проправительственные СМИ. Невысокий, с  обычной прической, строгим, волевым выражением лица, он скорее вызывает к себе симпатию. Скупо улыбается, глядя на родных.

Зал был битком – в основном журналисты. Несколько родственников Максима, несколько гражданских активистов и Алексей Навальный.

Оглашение приговора судьей Андреем Фединым заняло почти час. Лузянин обвинялся в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении нескольких сотрудников полиции: неких Прохорова, Маркова, Круглова, Казьмина (в насилии по отношению к которому обвиняют и Косенко), Шкалкина и Ястрибицкого. Потерпевшие не сочли нужным прийти в суд. Все они получили лишь легкие телесные повреждения, самое серьезное из которых – повреждение зубной эмали у Прохорова, восстановление которой Лузянин давно оплатил. Дико было слышать повторенную раз десять формулировку «подошел к нему и применил насилие, не опасное для жизни и здоровья…».
Также потерпевшими были признаны организации, которым нанесли материальный ущерб в виде утраты защитных касок, бронежилетов, мегафонов, радиостанций и тому подобного. Самым дорогим был сочтен асфальт незначительного участка Болотной площади – его оценили в сумму более 28-и миллионов рублей, что заставляет вспомнить «вытоптанные» газоны на Чистых прудах и нано-пыль в квартире патриарха Кирилла.

Впрочем, материальный ущерб непосредственного отношения к Лузянину не имел и был приведен как обоснование для признания событий 6 мая массовыми беспорядками. По версии следствия, на Болотной площади 6 мая произошли «массовые беспорядки, сопровождаемые насилием, поджогами, полным и частичным уничтожением имущества». Уничтожением имущества, видимо, считается пресловутый асфальт и утерянные каски с бронежилетами, а также опрокинутые туалетные кабинки, которым был нанесен ущерб на сумму 73 с чем-то тысячи. Ещё интереснее с поджогами – оказывается, бутылка с зажигательной смесью, брошенная неизвестно кем, разбилась рядом с неким мужчиной, в результате чего он получил незначительные ожоги 5% поверхности тела.

Поскольку дело шло в особом порядке, и Лузянин полностью признал свою вину, доказательствами суд не озаботился. Максиму сразу «дали» приговор – 3,5 года по части 2 статьи 212 УК РФ – «Участие в массовых беспорядках» и 2 года по части 1 статьи 318 УК РФ «применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти». Судья мог бы использовать «поглощение менее строгого более строгим», и дать всего 3,5 года, но он использовал лишь частичное поглощение и в результате приговор составил 4,5 года. Почти полгода Максим находится под стражей, то есть сидеть ему придется еще 4 года. На свободу он выйдет только в конце ноября 2016-о.
Такой срок Максиму Лузянину, который мало того что не нанес никаких серьезных повреждений сотрудникам полиции, но еще и сотрудничал со следствием, признал свою вину, согласился на особый порядок судопроизводства, стал шоком для многих. Хотя если вдуматься – Лузянин получил минималку по обеим статьям. Часть 2 статьи 212 УК РФ предусматривает лишение свободы от 3-х до 8-и лет – Лузянину назначили 3,5. Часть 1 статьи 318 УК РФ – от 2-х до 5-х лет лишения свободы, Лузянину дали 2 – по самой нижней границе.

Скорее всего, остальным фигурантов «Болотного» дела, чья вина неизмеримо меньше (да есть ли она вообще?), чем у Лузянина, «органы» припомнят и отказ сотрудничать, и отказ признавать вину. Им уже не будут давать по минималке. Представляете, что будет, если полуслепому Владимиру Акименкову впаяют максимальные сроки по обеим статьям: 8+5?
Максима Лузянина мы уже проворонили. Давайте же не дадим «пришить» остальным неадекватные, ужасные сроки. Спасти их может только общественная поддержка. Приходите в суды, приходите на акции. Следите за сайтом Комитета 6 мая, где появляются анонсы мероприятий.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире