У меня нет спиннера и толстовки с логотипом NASA, и вообще испытываю чувство отторжения ко всему, что в тренде (включая словосочетание «в тренде»). Но, изменив себе, с любопытством отсмотрел все части нового сериала «Чернобыль» (тем более себе изменив, что в принципе не смотрю сериалы). 

Без восторгов. Что-то понравилось, многое — нет.

Что понравилось. Скрупулёзное — на грани фанатизма — воссоздание антуража советских восьмидесятых. Интерьеры, вещи, одежда, причёски, аксессуары, техника — всё безукоризненно соответствует эпохе. Из замеченных косяков — пластиковое остекление домов, ошибки с наградными планками, ну и не могли на Западе не намалевать красные звёзды на шлемах советских пожарных, никак не могли. Первое из перечисленного — неизбежное зло (которое, насколько я читал, выводило из себя самого режиссёра), остальное — настолько незначительные мелочи, что уже тот факт, что я их специально выискивал — больше придраться и не к чему, — говорит о выдающейся работе реквизиторов и художника-постановщика. Что-то сравнимое по уровню проработки я видел только в американской ленте «Парк Горького» (1983).

Артисты, исполнившие роли центральных персонажей — Валерия Легасова и Бориса Щербины, — замечательные. Про таких говорят: «держат кадр». 

Что не понравилось. Драматургия и сценарий. Смешение жанров не так часто идёт на пользу кино — это своего рода высший пилотаж на предельных углах и скоростях. В случае с «Чернобылем» нужно было определиться и выдерживать определённый жанр. Если вы делаете фильм, тяготеющий к документальности, то, будьте добры, строго придерживайтесь фактов и соблюдайте хронологию событий. Зато в этом случае от вас не требуется точной проработки персонажей, достаточно «штрихов к портрету». Если у вас в первую очередь художественный фильм, то вы гораздо более вольны в обращении с реальной историей, но тогда создайте живых и глубоких героев. Вышло ни то ни другое — достоверность на уровне именно что художественного фильма, а психология действующих лиц — как в документалке, которая не столько о людях, сколько о событиях. Если отбросить очарование филигранно воссозданным советским антуражем и рассмотреть по отдельности героев — то полное описание каждого из них можно дать одной лапидарной фразой. 

Не выдержана и стилистика. Фильм идёт-идёт по пути критического реализма, но — то тут, то там — срывается в кювет гротеска. В каждой серии есть моменты, когда натурализм сменяется форменной опереттой, и они вызывают большой дискомфорт. Особенно это относится к эпизодам с Анатолием Дятловым, которого вывели ну просто гипертрофированной мультяшной сволочью, концентрированным сосредоточением всех людских пороков. Ему для полноты картины не хватало только убить и съесть котёнка прямо во время дежурства на ЧАЭС. Зачем нужно было настолько втаптывать в экскременты реального человека, который и так отсидел в тюрьме, а по выходе из заключения умер от последствий острой лучевой болезни? Насчёт Дятлова, пусть и признанного советским судом одним из виновников катастрофы, на самом деле, существуют очень разные мнения.

Очень мешает восприятию линия со злым КГБ — и сейчас объясню, почему. Во всём сериале проводится умная, интересная и нужная мысль о том, что ставшие системой очковтирательство и самообман, вкупе с разгильдяйством, приводят к чудовищным последствиям. Это — важнейшая тема, которую нужно было развивать в наибольшей степени. Но стереотипные злые гэбисты перетягивают одеяло на себя. Когда, напротив, следовало показать, что не нужно никакой тёмной силы с Лубянки, чтобы очковтирательство и постоянный самообман сами привели к непоправимому. С гэбистами авторам, конечно, проще, но вот без них — вышло бы гораздо тоньше и умнее.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире